--

Капиталист по кличке «интеллигент»

Как из торговца рыбой превратиться в миллионера

Владимир Мельников держит в голове не только развитие собственной компании. Существенная часть его жизни, кроме, возможно, православия, — это результат сознательной сценарной работы

Наталья Филатова / фото Юрий Козырев поделиться:
13 июня 2007, №4 (4)
размер текста: aaa
Фото: Юрий Козырев

Ростов-на-Дону, может быть, единственный город в России, где капитализм не заканчивался никогда. Даже в застойные годы ростовским портным и стоматологам удавалось получать от государства патенты на частную деятельность, здесь были даже частные кинотеатры. Ростов — город цеховиков: в ночную смену на местных швейных фабриках шили сначала нейлоновые рубашки, потом болоньевые куртки, а уже во время перестройки — вареные джинсы. Здесь всегда крутились большие нелегальные деньги. Может, поэтому в городе никогда не было крупных криминальных войн — собственность и доходы здесь научились делить еще при советской власти. И вряд ли случайно, что один из самых удивительных российских бизнесменов живет и работает в Ростове и производит символ заокеанского капитализма — джинсы.

Владимир Мельников редко бывает в столице: не нравится. Не любит власть и жгуче завидует тем конкурентам, у которых хоть что-то получается лучше, чем у него. Сказать, что Мельников неординарен — не сказать ничего. Он отпугивает своей резкостью, но безумно интересен. Наша встреча началась с того, что он меня выгнал. Причем в течение семи минут подробно и взвешенно объяснял свое решение. Еще семь минут мне потребовалось, чтобы получить разрешение остаться. Полтора часа он рассказывал то, что хотел сам, еще полтора подробно отвечал на вопросы, правда, так, как нужно было ему.

О себе

Владимир Владимирович Мельников является местной ростовской знаменитостью, но не всегда понятно, чем земляки гордятся больше — тем, что Мельников создал крупнейшее в стране предприятие легкой промышленности, или его взрывным характером и бурной биографией.

1

За Мельниковым прочно закрепилась слава человека не­однозначных взглядов и поступков, и сам Владимир Владимирович эту славу свято оберегает и поддерживает. После того как он купил первый в области «майбах» и об этом написали в местной газете, он публично покаялся и машину продал. Естественно, все расценили это как проявление редкой экстравагантности, однако шаг был продиктован исключительно бизнес-чутьем: нельзя продавать джинсы за тысячу рублей и разъезжать на «майбахе» — покупатель не поймет. Сейчас у Мельникова «демократичный» открытый Wrangler и вполне приемлемый для миллионера Cadillac Escalade. Руководствуясь тем же чутьем, Мельников еще в 1988 году назвал компанию «иностранным» именем: американский продукт не может называться по-русски. Америку и ее бизнес-стратегии Мельников вообще очень уважает.

В 15 лет он открыл для себя один из первых законов бизнеса: чем дальше от места производства, тем дороже продукт. Всем журналистам он рассказывает, как за один день заработал 150 рублей, покупая у рыбаков мешок рыбы за бутылку водки (2 рубля 87 копеек) и перепродавая его торговкам на рынке за 15 рублей. В студенческие годы Владимир начал фарцевать, а затем стал валютчиком. Как он говорит, это был предел его мечтаний: он чувствовал себя королем, эволюционной вершиной свободного советского предпринимательства. В 1969 году Мельникова первый раз посадили. За спекуляцию он получил пять лет общего режима. На зоне зэк  по кличке Интеллигент научился приспосабливаться, «гнуть спину». Правда, так и не научился врать глазами. Сегодня отсутствие этого умения, считает Мельников, мешает ему общаться с властью. В тюрьме он отморозил ноги. Теперь ходит только в шерстяных носках и дорогих ботинках, но принципиально не завязывает шнурки. Он сидел еще два раза; последний раз освободился по амнистии, в 1992 году вышел в «новую жизнь» и немедленно основал швейный кооператив, который за первый год заработал $300 тыс.

Мельников всегда, каждую минуту, прежде всего — бизнесмен. Он ведет себя ярко, эксцентрично, порой безумно, но именно поэтому о нем и говорят, а заодно упоминают Gloria Jeans, владельцем которой он является. Бесплатная рек­лама — вот цель Мельникова, когда он работает на публику. Он играет в бизнес, в том числе играет собой, поэтому не всегда понятно, когда же он, наконец, настоящий, а не проверяющий собеседника на прочность.



Он очень успешно вжился в роль эксцентрика и всякий раз выбирает именно ту игру, которая лучше всего отвечает насущным потребностям компании. В 2002 году он был основателем компании западного типа, «американским капиталистом первого поколения» со сложной судьбой, который благодаря чутью и незаурядным способностям поднялся из низов и основал успешную фирму. Gloria запускала несколько рекламных кампаний, и марке требовалась эмоциональная поддержка. Именно тогда Мельников активнее всего рассказывал о себе: о том, что три раза сидел, о противостоянии системе, о рыбе, которую продавал в 15 лет.

В 2004 году он начал развивать производство, и в прессе появились совсем другие его рассказы: про российских швей, которые в два раза умнее китайских, про то, что хозяину важно взаимопонимание с сотрудниками ­— иначе они будут делать плохой продукт. С калькулятором в руках (он с ним вообще не расстается) Мельников доказывал, что наши джинсы могут и должны быть на 30% дешевле китайских. Ему нужно было убедить в этом не столько прогрессивную общест­венность и потенциальных покупателей, сколько банки: Gloria Jeans до сих пор живет в основном на кредиты, а в кредитных комитетах — тоже люди. И они воспринимают компанию не только по цифрам, но и эмоционально, по газетно-журнальным публикациям.

А журналисты, как крысы на дудочку, ведутся на порывистые речи Мельникова, рассказы про пилку леса в лагере при минус сорока в резиновых сапогах, про шулера Мацика, к которому он мальчиком просился в услужение, лишь бы тот научил карточным премудростям. Все это — крайне вкусные и занимательные истории, которые Мельников повторяет каждому и которые ничего общего не имеют с ним сегодняшним.

Сейчас перед Gloria Jeans стоят новые задачи: из региональной компании она превращается в корпорацию федерального масштаба. Мельникову требуются новые люди, его фирме — новый имидж, и он играет в очередную игру «мы — команда». До сих пор ни одна модель не уходит в производство без его личного контроля, хотя на фабриках уже давно работают люди, которых он не знает. И Мельников радуется, что производство развивается независимо от него — значит, компания перевалила рубеж, когда все решало слово одного человека. Он подчеркивает значимость менеджеров, от некоторых вопросов отмахивается и отсылает к «ответственным лицам». С особым нажимом произносит слово «мы». Хотя и не отрицает того, что его мнение является решающим.



— Раньше у меня была идея создать компанию в сто миллионов долларов. Сейчас мы стремимся к миллиарду. Но эти деньги не самоцель, они — эквивалент. Миллиард долларов эквивалентен 20 тысяч рабочих, структуре, способной к развитию, сети магазинов, бренду, прибыли и так далее. Если убрать слово «миллиард», многие не поймут, какое место занимает наша компания в ряду прочих. Два года назад мы с компанией KSA (американская консалтинговая компания Kurt Salmon Associates. — «РР») написали стратегию развития Gloria Jeans. Раньше стратегии писались на сто, пятьдесят лет, а сейчас все развивается очень быстро — мы рассчитали нашу стратегию на пять лет. И летом уже собираемся делать аудит, чтобы понять, в правильном ли направлении.

— Правильная, грамотная система — основа всего. Когда моему сыну исполнилось два года, я взял ватман, написал ему синим цветом эпиграф из «Капитанской дочки»: «Береги честь смолоду» — и повесил этот ватман у него над кроватью. Когда он научился читать, он эту надпись возненавидел. В десять лет пытался ее сорвать: она его ужасно раздражала. Сейчас случайно нашел его блог — ему кто-то там задает вопрос: что было в вашей жизни самым важным, что сформировало характер? И он отвечает: «Береги честь смолоду». То есть, как бы он ни относился к этим словам тогда, они заложили в нем определенную систему, и в какой-то момент, я надеюсь, они помогут ему поступить правильно. Это все к вопросу о том, что такое структура и система: то, что мы выстраиваем, никогда не пропадает бесследно — оно остается и продолжает исподволь влиять на ситуацию.

Мельников резок в словах и суждениях, его стиль руководства крайне авторитарен. Он это знает и старается над собой работать. Потому что взрывной характер начал мешать его бизнесу, а ради бизнеса он готов и себя переменить. Хотя это сложнее всего.

— Многие просто не могут со мной работать, оттого что я груб, несдержан, могу обидеть словом или действием. Сейчас наша компания подходит к обороту в миллиард долларов, а я не умею вести себя как человек эквивалентный этому миллиарду, этой структуре. Я очень часто обижаю людей, но я не имею права так себя вести. Человек эквивалентный миллиарду должен вести себя если не как король, то, по крайней мере, как аристократ. А что такое аристократия? Это люди, которые запрещают себе все, что разрешено тем, кто внизу. Я не должен себя так вести, но веду. Характер. Не могу справиться.



Вот приходит ко мне подчиненный с каким-то предложением, а я, вместо того чтобы выслушать внимательно, обдумать, а потом, спустя час или три часа, высказать свою точку зрения, сразу ему говорю что-нибудь обидное, совершенно не принимая во внимание, что человек готовился, вынашивал свое предложение. Конечно, я тиран и деспот.

Я совсем не менеджер — я предприниматель, бизнесмен. Менеджер умеет управлять, но основа развития бизнеса, его движения вперед — это интуиция, умение идти наперекор очевидным ходам и решениям. Всем Господь дает свой талант. Мне он не дал благочестивого поведения, а дал другое.

Мельников очень начитан, непрерывно цитирует классику, особенно своих любимых авторов — Толстого и Верлена, много читает о бизнесе. Например, рекомендует всем книгу Филиппа Фишера «Обыкновенные акции, необыкновенные доходы», написанную около 80 лет назад. Говорит, что это настольная книга Алана Гриспена и Уоренна Баффета. А когда на совещании, посвященном развитию розничной сети, он, обращаясь к англичанину Алану, бросил: «Помните, как там у Свифта…» — и наткнулся на растерянный взгляд, удивился. Когда же выяснилось, что Алан фамилию Свифт, конечно, слышал, но книжек его не читал, Мельников резко понизил его в своей внутренней табели о рангах.

О бизнесе

В 1995 году Мельников купил закрывавшуюся швейную фабрику в Новошахтинске. Он считает, что руководство города позволило ему совершить эту покупку, потому что не видело дальнейших перспектив развития. Всем хотелось быстрых денег, а легкая промышленность всегда была объектом длинных инвестиций. Фабрика досталась Мельникову с тремя десятками работниц, которые сидели там просто для видимости. Сейчас это процветающее предприятие с современнейшим оборудованием. Мельников им безумно гордится. Так же как и тем, что ему удается делать продукцию качественнее и дешевле, чем китайцам. Еще недавно Gloria Jeans продавалась на рынках — сегодня компания вышла на новый для себя и своего потребителя «магазинный» уровень. Ростовчане пока колеблются, выбирая, куда им лучше отправиться за покупками — в магазин или на вещевой рынок «Темерник», куда нужно добираться через весь город «на оленях». Кто-то предпочитает цивилизованный вариант и идет в магазин, другим важна цена — и они выбирают «Темерник»: «Зачем мне ваш цивилизованный рынок, если за цивилизацию приходится переплачивать вдвое?» — возмущался мужчина в приемной Мельникова. За что-то, конечно, приходится переплачивать — даже самый простой трикотаж в магазине стоит действительно вдвое, а то и втрое дороже, чем на рынке, но вот с джинсами, основным товаром Gloria Jeans, ситуация совершенно другая.



— Надо очень хорошо понимать, для кого вы выпускаете одежду или делаете журнал. Если вы пишете о моде и упоминаете только Burberry, то ваша аудитория — это 10 тысяч человек, одна десятая процента населения страны. Мы делаем одежду для 50 миллионов человек, и я не хочу, чтобы эту одежду называли «дешевым массовым продуктом». Когда человеку говорят, что он покупает вещи в H&M, Zara, Gap только потому, что они дешевые, это неправда. Эти магазины, так же как Gloria Jeans, относятся к категории value for money — они продают товар, который стоит уплаченных за него денег. В брендированной одежде цена не соответствует качеству. А в основе нашего бизнеса лежит любовь, и, если это будет иначе, покупатель нас закроет — я это чувствую гораздо лучше, чем мне могут рассказать все маркетинговые исследования.

На улице Мельников увидел женщину с мальчиком в одежде его марки, из которой, правда, тот порядком вырос. «Женщина, женщина! Эй, женщина, я к вам обращаюсь, — окликнул ее Мельников. — Вы будете мальчику новые штаны покупать? А в Gloria Jeans будете? А когда? А почему сейчас не покупаете? Денег нет?» Из таких вот разговоров на улице у него порой складывается ощущение, что его компания перескочила в другую нишу быстрее, чем смогли дорасти до нее покупатели. «Вот представьте, — объясняет он партнерам, — вы все время предлагали покупателям “хюндай”, а потом вдруг переключились на “мерседес”. Но вашим покупателям не нужен “мерседес” — им по-прежнему нужен “хюндай”. Вот нам и надо понять, не начали ли мы продавать “мерседесы”».

Уже второй сезон лицом Gloria Jeans является Дима Билан. Спрашиваю, чем был обусловлен этот выбор — движением души или маркетинговым расчетом?

— Конечно, расчетом: в бизнесе просто не может быть движения души. Только расчет, расчет, расчет. Это была преднамеренная провокация по отношению к покупателю — сразу слишком высокий уровень. Дима стал основой нашего нового слогана: «Страсть к переменам у нас в крови». Мы хотели быстрой победы, а в рекламе быстрая победа — это звезда. Конечно, правильнее было бы выбрать Савичеву, Билан — слишком яркая звезда. Но мы предпочли его, потому что он очень известен. И заплатили ему миллион долларов за то, чтобы он стал нашим лицом в 2007 году. Он единственная наша звезда, кому столько платят.

О людях

В офисе Gloria Jeans все ходят только в «родных» джинсах. Интересуюсь, были ли случаи «отступничества»:

— Да вы что, — говорят мне девушки-сотрудницы, — кто же перед Владимиром Владимировичем в других джинсах появится?

— А что, снимет?

— Да нет, просто скажет что-нибудь — потом вообще ничего носить не захочется.



Спрашиваю Мельникова, почему все его сотрудники одеты в «глорию». Говорит, им нравится собственная продукция: «Это нормально и естественно. Вот интересную вещь отметил: те, кто ходят в “глории”, непременно делают карьеру, потому что искренне любят компанию».

Сам Мельников утверждает, что носит только две марки — Gloria Jeans на каждый день и Armani — для торжественных случаев. На парковке перед офисом два человека в одинаковых черных кофтах от Gloria Jeans (коллекция прошлого года): один — Мельников, другой — водитель, парень лет 25. Судя по всему, у парня есть реальная возможность через пару лет стать начальником, например, транспортного цеха.

Сегодня основная проблема Gloria Jeans в том, что компания растет быстрее, чем ее сотрудники. Здесь можно сделать головокружительную карьеру за короткий срок — при наличии способностей и желания работать в круглосуточном мельниковском режиме. «Я в работе экстремал:  работаю больше положенных 40 часов в неделю, потому что хочу добиться более высоких результатов, чем это возможно. Те, кто придерживается таких же правил, тоже растут быстрее, чем если работать в обычном режиме». Владимир с гордостью демонстрирует свою бывшую помощницу, которая сегодня руководит проектом стоимостью $5 млн. Компании ужасно не хватает людей, которые могли бы не просто хорошо работать и полностью отвечать за свой проект (главное требование Мельникова), но и выступать на представительском уровне: не стесняясь входить в начальственные кабинеты и разговаривать с властями на равных — «носить галстук», как называет это Мельников.

Он с удовольствием учит способных и желающих работать, говорит, что те, кто от него уходит, получают в других компаниях гораздо более высокие должности. Но когда уходят люди, которых он «вырастил», расстраивается, как мальчишка, друг которого перешел в другую команду в казаках-разбойниках. Понятно, почему от него уходят — перенапряжение, невозможность привыкнуть к переменчивому настроению и стилю общения начальника. Сотрудника могут высмеять, потому что у Мельникова в эту секунду другой взгляд на проблему, хотя уже через час он будет извиняться. Такие американские горки не каждый выдержит.



Вся верхушка менеджмента компании — приглашенные иностранцы. Они пытаются применить свой опыт и знания, полученные в классическом западном бизнесе, на непредсказуемой российской почве. «Ростов — прекрасный город, — говорит финансовый директор GJ Алан. — Здесь гораздо лучше, чем в Москве, которая вообще, кажется, не приспособлена для жизни. А здесь прекрасные доброжелательные люди, отличные рестораны». Алан из Манчестера. Его пребывание в Ростове было бы совсем сказкой, если бы не жена, которая отказывается приезжать в «страшную Россию».

— Мы привлекаем западных специалистов не потому, что они умнее нас, а потому, что у них опыта больше. У нас эта индустрия развивается всего десять лет. А на уровне, сравнимом с западным, и того меньше. Откуда у нас может быть опыт? Нам нужно найти людей, которые пойдут за мной туда, куда я их поведу. Западные менеджеры едут к нам по нескольким причинам: первая — это деньги, вторая — успех. Хотя, конечно, все они рассказывают, что едут сюда за интересом, потому что говорить, что едешь только за деньгами — глупо, даже если это на самом деле так. Хотя из тех, кто приезжает, процентов восемьдесят — не то. И не всем легко работать далеко от дома. У нас был отличный финансовый директор — ирландец, молодой парень, гениальный финансист. Но у него было пятеро детей, старшему — девять лет, и он все время думал о семье, а не о компании. Пришлось его уволить. Алан очень осторожен, англичане вообще осторожные финансисты. Лучшие — ирландцы: у них трезвый расчет сочетается с желанием рисковать.

У Мельникова феноменальная память. О большинстве работников фабрики он знает все. Или делает вид, что знает.

— Ты чего такая грустная? — замечает он, забежав в одну из офисных комнат на фабрике в Новошахтинске. Тут же вызывает кого-то и распоряжается отправить женщину на лечение к лучшим московским докторам — проблемы с беременностью.

— Так ты какую машину покупаешь? — это уже в другом отделе. — А что не «лансер»? Дорого? Ну, вообще да, дороговато.

У сотрудников Gloria Jeans есть возможность получить кредит на машину, квартиру, неотложные нужды. Мимоходом Мельников подписывает распоряжения о детских лагерях («Все дети должны летом выезжать в лагерь»). В общем, на первый взгляд социалистический рай. Правда, бывает и по-другому: едва приехав на фабрику в Шахты, мы встретили двух подвыпивших рабочих. Они мирно сидели на завалинке и беседовали. Мельников заметил, вскипел, узнал фами­лии и немедленно уволил: с пьянством в компании строже, чем с воровством. За последнее могут простить, войти в положение и взять на поруки. За пьянство выгоняют сразу и не щадя.

О страстях



Мельников очень религиозен, но постоянно борется со своими страстями. Ездит в Оптину Пустынь советоваться со старцами. Его мучит не богатство, которое он давно совместил с религиозной доктриной, а тщеславие и гордыня. Религия, пожалуй, единственная сфера, где он не играет, а живет по-настоящему. Мучается недостижимым идеалом благо­честия, собирает иконы, готов мчаться за тридевять земель за советом, постоянно сверяет свои поступки с библейскими заповедями.

— Я очень люблю деньги. Деньги — это независимость. Но не надо путать независимость и свободу. Свобода — это рабство во Христе. Это единственно возможная свобода. А деньги — просто независимость. В какой-то момент мне стало плохо от количества заработанных денег. Я пошел к одному старцу и спросил у него совета. А он мне ответил: «Ты просил богатство, тебе дали. Ты думал, что вместе с ним получишь наслаждение? Но ведь просил-то ты только богатство». Я думал, что деньги станут моей славой. На самом деле это не слава, а крест, который надо нести. И это уже судьба. Я не хочу сказать, что не желаю славы — конечно, желаю. Но и с крестом учусь справляться.

На фабрике в Шахтах к Мельникову подошла старушка из тех, кого принято называть блаженными. Она подробно интересовалась его делами, расспрашивала, куда он ездил, куда собирается. Мельников старается поддерживать таких людей, дает им место в общежитии, подкармливает, общается.

— Сейчас Галина еще красивая, а будет лето — она побреется наголо, как сможет, и будет так ходить. Мы нашли ее на вокзале в туалете: она там жила. Все, говорит, хорошо, только в шесть часов выгоняют. Никто не знает, сколько ей лет — она сама не знает. Но немцев помнит. Все время горит идеей уехать в свое родное село на Украине. Она никогда ничего не просит и мало что берет. Я ужасно боюсь ее обидеть. Моя жена раньше очень не любила таких людей, не могла преодолеть брезгливость. А когда встала во главе нашего фонда и увидела, сколько бывает горя, ей стало проще.

В кабинете у Мельникова есть стол, на нем — полное собрание «Жизни замечательных людей» и ларец с копеечными монетами и пластмассовыми «драгоценными камушками». Из ЖЗЛ он просит посетителей взять на память любую биографию, определяя таким образом характер посетителя. Копейки и камушки — просто показывает.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Андрей Щербаков 17 октября 2009
Дилинговый центр. Торговля на валютном рынке forex / форекс ПАММ счет. Прогнозы и аналитика форекс.

Владимир Мельников, президент и владелец компании Gloria Jeans, родился 10 марта 1948 года в селе Поставское в Белоруссии. Рано остался сиротой: родители погибли, когда он был подростком.  В советские годы занимался фарцовкой, за что был дважды осужден. Третий раз в тюрьме оказался за валютные операции, когда пытался купить за границей швейные станки для своего кооператива. Женат, имеет сына и дочь. Компания? Gloria Jeans основана в 1988 году в Ростове-на-Дону. В середине мая Владимир Мельников получил звание «Топ-менеджер Российской Федерации» по итогам 2006 года.

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение