Назад к самиздату

Lib.Ru: Библиотека Максима Мошкова

Максима Мошкова называют одним из отцов-основателей рунета. Его сетевая библиотека появилась в 1994 году — то есть раньше, чем Яндекс, Рамблер и прочие привычные для сегодняшнего пользователя сайты. Спустя 10 лет Lib.Ru одним из первых привлек к себе настороженное внимание сторонников повсеместного копирайта: у текстов Пастернака и Шварца нашлись законные владельцы, которые вместе с несколькими здравствующими писателями предъявили Мошкову сразу несколько исков. Какими же станут интернет вообще и сетевая словесность в частности в результате борьбы за авторские права и против экстремизма?

17 июля 2007, №9 (9)
размер текста: aaa

Максим, твоему проекту Lib.Ru двенадцать лет, и все это время интернет постоянно  менялся. Теперь даже Google и Microsoft обзавелись собственными книжными системами поиска — и наверняка самыми крупными собраниями электронных книг в мире. Ты сознательно поддерживаешь все в прежнем виде. Не боишься, что Lib.Ru останется памятником раннему рунету, точкой отсчета — и только?

Если библиотеку действительно оставить, как она есть, ровно такая судьба ей и светит. От этого никуда не денешься. Реалии таковы, что в интернете вполне серьезные люди зарабатывают вполне серьезные деньги. Любительство, можно сказать, позади. Если библиотеку не трогать и не менять, она будет выглядеть, скажем... цветком на газоне. Вокруг которого растут внушительных размеров деревья.

Не трогать — значит действовать по правилам 94 года?

Сохранять ту технологию, которая была. Прислали книжку, выложили — люди увидели, порадовались, прислали еще одну. Эту идеологию проект унаследовал со времен, когда слово «самиздат» звучало гордо. Когда диссиденты распространяли свои книги только через самиздат. А сейчас бывшие диссиденты подают в суд за нарушение их авторских прав.

Кто из них, если не секрет?

Наследники Венички Ерофеева, например. Александр Зиновьев, когда он еще был жив. Те, кого раньше, собравшись вместе, читали вслух. Сейчас то, что ходило по рукам в распечатках, — объект авторского права, на нем зарабатывают деньги другие люди.

Грустно. Но ведь те, кто сканировал и присылал книги в 94-м, никуда не исчезли?

Разумеется, нет. Кто каким был — десять лет назад или пятнадцать — точно таким же и остался. Но надо понимать, что канонический проект Lib.Ru — читатели присылают книги, собирают их в кучу, складывают в библиотеку — потихонечку замерзает и застывает. Это реальность, с которой я смирился. Но, с другой стороны, за это время подрос и зажил самостоятельной жизнью литературный журнал «Самиздат» (zhurnal.lib.ru. — «РР»).

Сателлитные проекты ушли из библиотеки. Переросли ее. По трафику, например, с Lib.Ru сравнялся «музыкальный хостинг» (music.lib.ru), где авторы размещают свою музыку. Кстати, там вчетверо больше информации. А журнал «Самиздат» — это 29 тысяч авторов, 360 тысяч произведений. Библиотека в шесть раз меньше.

Не надо больше бегать за энтузиастами, сканировать книги: автор сам выкладывает текст в Сети. Он появляется там раньше, чем на бумаге. А читателю не приходится бегать с кредиткой в руках и искать, кому заплатить триста рублей, чтобы купить типографского кота в типографском же мешке.

И это — именно тот вид свободной литературы, который по определению неискореним. Разумеется, все «самиздатовские» тексты защищает закон об авторском праве. То есть мы бьем ему в спину, этому закону, — но честно, подняв забрало. Автор сам несет литературу в массы. Хочешь читать — читай!

И больше, получается, не будет никакой борьбы с владельцами прав на Пастернака и Шварца, с КМ.ру?

Ну, борьба с КМ.ру мне вряд ли предстоит снова. Они успокоились, все стихло. Забавно другое: пока мы с ними бодались, возникло много совершенно независимых игроков с той стороны, которые, вместо того чтобы биться за авторские права, зарабатывают деньги. Возникают платные магазины электронных книг, платные WAP-сайты с мобильным контентом, которые торгуют, в том числе, и книжками для мобильных телефонов. И они тихо, ни с кем не споря, развиваются, расширяют аудиторию, куют свои деньги. Я поглядел — их, оказывается, уже не один, не два, а десятки. Это даже не молодая шпана — людям наплевать на идеологию. Если цепочка «книга-деньги-товар-система оплаты» выстраивается, автор получает деньги. И уходит из «Самиздата».

Максим, пока это только проблемы с интеллектуальной собственностью. А интересно, возникали ли претензии к библиотеке у борцов с экстремизмом или еще какой-нибудь крамолой?

В России нет, зато, например, в Узбекистане «Самиздат» заблокирован. За что — могу только догадываться: наверное, нашли там какого-нибудь узбекского диссидента и не глядя отключили весь сайт.

А, скажем, если в библиотеке появятся местные, российские фашисты — к ним будут применяться какие-нибудь репрессии или нет?



Не знаю, не берусь предсказать. Ты же понимаешь, если меня заставят или попросит какое-нибудь влиятельное лицо...

Понятно. А исходя из собственных убеждений?

Да я просто не узнаю о его существовании... Я же говорю, там триста тысяч произведений. В «Сам­издате» за всю свою жизнь я прочитал полторы сотни текстов. Может быть, триста — получается, каждый тысячный. То, что я при этом наскочу на откровенного фашиста, маловероятно.

Про писателей и читателей

Максим, какая аудитория у успешных «сам­издатовцев»?

От тысячи до пятнадцати тысяч читателей. В год.

Много ли текстов из «Самиздата» попало потом в основную библиотеку?

Я не за текстами слежу, а за авторами. На Lib.Ru сейчас немногим меньше сотни «сам­издатских». Для них, кстати, все не обязательно заканчивается «большим» Lib.Ru. Издательства, которые занимаются фантастикой, прочесывают «Самиздат» вдоль и поперек. Им не так важно качество текста, как некий профессиональный уровень и способность выдавать энное количество страниц в месяц. Для них «Самиздат» — место, где можно набирать новых авторов. А дальше — первая книга, вторая, десятая.

Это фантасты, а как быть с тем, что принято называть non-fiction?

Фантастам нужно издать в год несколько миллионов томов, то есть сто авторов десятитысячным тиражом. Сто авторов — это серьезно. А вот если ты возьмешь какую-нибудь «Амфору» — я ее гораздо больше люблю, чем всю советскую фантастику — то какой у нее тираж? У них своих состоявшихся авторов, которых надо бы издать, выше крыши. А остальных... Объемы несопоставимы, поэтому у них и возрастной ценз, и литературный гораздо выше — человеку «с улицы» сложнее его преодолеть.

Может издательство выдвинуть какие-нибудь неудобные для автора условия?

Конечно. Автору скажут убрать книги из Сети — он будет не мне звонить, а уберет их сам. У него свой раздел, он там хозяин. И он не один такой, естественно. Впрочем, «Самиздат» пополняется быстрее, чем кто-нибудь из него что-либо изымает. К полному удовольствию всех заинтересованных сторон.

А не получается так, что после издания книги из библиотеки уходят как раз те, из-за кого ее посещают? Довольно обидный сценарий…

Обидно было раньше. На место одного ушедшего, ставшего великим и зазнавшегося, приходят десять новых, пока не известных. Пока эти десять подрастут и станут великими, может быть, накопится еще сто. И, кстати, временной зазор между приходом и уходом достаточно большой. Так что в интернете всегда будет много хорошей литературы. Бесплатной и открытой. И то, что частично она исчезает — закрывается, превращается в платную — меня не пугает.

Про блоги

Насколько я себе представляю «Самиздат», там появляются готовые, законченные вещи. А если автору хочется выложить книгу по частям, по мере того как она пишется, ему удобнее сделать это в «Живом журнале» или другом похожем месте. Не боитесь, что рано или поздно все уйдут в блоги?

Блоги не заменяют литературные сайты. Хотя, конечно, они усиливают ощущение, что тебя читают. Выложил в «ЖЖ» главу — ее прочла тысяча человек. Выложил следующую — еще тысяча. Тех же самых, безусловно. И, если опубликовать в блоге пятьдесят романов подряд один за другим, каждую главу прочтет опять-таки тысяча человек, причем в тот момент, когда ты ее написал. А потом твои пятьдесят романов уже никто никогда не увидит. Они утонут во френдленте.

Но так выпадает промежуточное звено — книга в ожидании бумаги. Люди живут в «ЖЖ», выкладывают по главе, видят реакцию на свои тексты. И, когда дело подходит к последней главе, книгу уже ждет издатель...



И все исчезает, да? Тоже механизм, безусловно. Но... чего-то не хватает. Не хватает места, куда пришел бы читатель с улицы и сказал: мне нужен автор такой-то, подайте мне пятьдесят романов этого автора — прочесть хочу. Так вот, на «самиздатовском» литературном сайте он эти романы найдет — и через год, и через два. Библиотека — это все-таки склад. А блог — это живой процесс написания. Поэтому одно другому повредить не может.

С другой стороны, Lib.Ru — тоже ведь «живой» и интерактивный проект. Я помню, в самом начале были оценки, потом в «Самиздате» появились комментарии...

Все верно. Разница только в том, что комментарии в библиотеке — вещь вечная, они «лежат» на поверхности ровно столько же, сколько и сам текст. Кстати, при Lib.Ru есть спонсируемый государством проект «Классика» с «самиздатовским» движком. Так вот, русская классика — тот самый случай, когда к каждому произведению прилагается лента с обсуждениями. Классиков в основном комментируют старшеклассники, и эти обсуждения разительно отличаются от всех остальных. Все-таки школьники не похожи на скучающих офисных клерков. Для них какой-нибудь текст Толстого — это откровение.

Может быть, это игры каких-нибудь эстетов-циников? Публиковали же в толстых журналах фиктивные школьные сочинения...

Ну, тут совсем другая аудитория — та, которая ничего больше не читает. Она небольшая, но деятельная. И вот иногда заходишь, смотришь, что за неделю накапало в комментариях, и диву даешься: другой мир, другие слова, другой язык. Дети, для которых интернет в новинку — такого больше нигде не увидишь... Таким вот образом я нечаянно заполучил литературные блоги про русскую классику.

Кстати, не возникал ли соблазн при поддержке того же Агентства по печати и массовым коммуникациям подключиться к оцифровке государственных библиотек, той же Ленинки к примеру? По идее это позволило бы сделать легальными вдесятеро больше текстов, коль скоро авторы в обязательном порядке доверяют государству несколько экземпляров, а те становятся общедоступными.

РГБ — это государственная организация со своими проектами и своим бюджетом. И на оцифровку они тратят в сотни раз больше денег, чем выделили мне. Я был в гостях у тех, кто делает Русскую виртуальную библиотеку. Узнал, какая у них себестоимость производства литературы. И понял, что моего гранта хватило бы на трех авторов, если придерживаться их стандартов. Может быть, на пятерых, если сэкономить.

Но за такие деньги, вероятно, делают что-то вроде рукописей в картинках с параллельным поиском по текстам, как Google...

Нет-нет, они делают так, как и должно быть на самом деле: для каждого автора — полное собрание сочинений, литературный аппарат. Ссылки, аннотации. Безумно много всего. Это очень трудоемко и дорого.

А нельзя ли, если ссылки и аннотации так важны, оцифровать для начала советские академические издания из «Литпамятников» и «Антологии мировой философии»? Там-то как раз печатались в основном не классики марксизма-ленинизма и не прогрессивные поэты Мадагаскара. А то, что публиковалось, комментировали, скажем, Гаспаров, Аверинцев или Лосев...

Мы живем ощущениями старого времени, когда мы еще хотели читать, а книг не хватало. И эта жажда нас до сих пор куда-то гонит, заставляет покупать книги. Купишь — и поставишь на полку. Потом понимаешь, что ты ее никогда не прочтешь.

Разве? В библиотеке МГУ я видел и латинских поэтов, и «Жизнь двенадцати цезарей» из «Литпамятников» предельно потрепанными...

Это никому не нужно. Кроме нескольких десятков, или сотен, или, в крайнем случае, тысяч любителей по всей стране. Люди не ходят в биб­лиотеки — они читают «Живой журнал», — это если мы говорим про интернет. Для остальных есть «Московский комсомолец», когда нужно чем-то себя занять по пути на работу. Больше не читают практически ничего. Раньше, кстати, Lib.Ru входил в двадцатку самых посещаемых сайтов, сейчас — только в сотню. И ни один из тех раритетов, которые когда-то очень хотелось увидеть, в статистике его посещений не всплывает.

А что всплывает?

Топ-3 — те книги, по которым только что сняли кино. «Идиота» крутят по телевизору — народ читает роман Достоевского. Показали «Властелина колец» — читают Толкиена. И еще, конечно, стандартный джентльменский набор: Акунин, Пелевин, Мураками, Дэн Браун.

То есть получается, что нынешняя аудитория библиотеки — абстрактные посетители «Библио-Глобуса», некие произвольные люди?

Да, пожалуй. Ровно потому, что в интернете сейчас 10 миллионов человек.

Даже если так, все равно это одна пятнадцатая…

Одна пятнадцатая, да. Но раньше человек попадал в Сеть, пройдя некий отсев по критериям, которые сложно сформулировать. Это, кстати, не было напрямую связано с литературой, зато как-то коррелировало с местом жительства, образованием, складом ума и так далее. Сейчас отличия «интернетчика» от среднего россиянина минимальны.

Если средний читатель малосимпатичен, а на библиотеку к тому же оказывают давление извне, ты не планируешь ее радикально переделать? Превратить, скажем, в закрытый клуб для своих?

Нет. В ней именно те книги, которые выкладывают посетители.

Фото: Никита Ломов для «РР»; Итар-Тасс

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Валерий Каузов 6 января 2010
Прогнозы и рекомендации валютного рынка. Общение трейдеров форекс / forex. форумы трейдеров forex / форекс. Аналитика и трейдинг на рынке Forex.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение