Пьетро с Кручи

Любовь и тайны итальянского сыровара

Реально ли делать настоящие итальянские сыры в России? Можно ли победить русский «авось» и зарабатывать сельскохозяйственным туризмом? Есть ли надежда увидеть в наших магазинах продукты без консервантов и договориться с бандитской «крышей» без денег? На все эти вопросы есть неожиданные ответы

26 сентября 2007, №17 (17)
размер текста: aaa

Пьетро Мацца — итальянский фермер. Он любит Берлускони, ругает Проди за его безвольную политику и возмущается общеевропейской плановой экономикой, которая принуждает жителей его родной Калабрии выращивать табак вместо веками культивируемых мандаринов. Пьетро 57 лет, он бывший римский полицейский. В 40 лет вышел в отставку и вернулся к корням — начал заниматься сельским хозяйством. Сейчас у Пьетро и его жены Жанны ферма под названием Fattoria del Sole: 100 коров, несколько лошадей, пара пони, осел, верблюд и страус. Верблюд молод и необъезжен, ходит за гостями по пятам и выпрашивает подачки.

Специализация Пьетро — сыры. Он делает их 10 видов. На «Солнечную ферму» специально приезжают туристы, чтобы продегустировать и купить сыр домашнего изготовления («исключительно натуральный продукт, без всяких консервантов»), съесть традиционный итальянский обед и, прокатившись круг на лошадке, отправиться домой, в мегаполис. В ближайших планах Пьет­ро и Жанны — расширить туристическую часть семейного бизнеса: построить домики, чтобы горожане приезжали не на несколько часов, а на несколько дней. Тогда помимо дегустации они смогут поучаствовать и в варке сыров, и в дойке коров, и в изготовлении керамической посуды. На территории фермы работает мини-пекарня, а тертый пармезан на столы выставляют в керамических плошках собственного производства.

— Я здесь все сделал своими руками, — рассказывает Пьет­ро. — Когда нет денег, нужно работать головой и руками. Откуда у меня миллионы? Я ведь бывший государственный служащий. Все финансовые возможности — сбережения и пенсия. Столы, стулья, лестницы, даже шкафы — я все делал сам. Это ведь несложно.

Еще Пьетро очень хвалит Владимира Путина. Считает, что он — единственный из современных европейских лидеров, кто правильно понимает демократию. Остальные просто губят свои страны, подчиняясь мнению европейского большинства. Казалось бы, какое дело итальянскому фермеру до Путина? Однако Пьетро пристально следит за политикой российского президента в отношении сельского хозяйства. Ведь адрес агротуристического комплекса Fattoria del Sole — Тверская область, село Медное, улица Круча, 4. А на месте коровников и сыроварен еще каких-нибудь пятнадцать лет назад был пищевой комбинат со своим подсобным хозяйством.

Климатический эмигрант

Однажды отставной полицейский Пьетро Мацца увидел в римском кафе русскую девушку и потерял голову. Русская девушка Жанна тоже потеряла голову и, без оглядки на 22 года разницы в возрасте, вышла за итальянца замуж. Пьетро увез Жанну на ферму в Калабрию. Там у них родилась дочь Джессика. Когда ей исполнилось два года, семья решила попутешествовать по Европе и заехать в Россию — познакомиться с родителями Жанны. Заехали… и остались: узнав, что плюс десять градусов в конце августа — для нашего климата нормально, синьор Мацца понял, что это ему безумно нравится.

Вторым потрясением для итальянца в России были просторы — бескрайние и бесхозные поля и луга, которые никто не обрабатывал. Пьетро влюбился в Россию.

— Он был очень удивлен, увидев, что такие места еще существуют в мире, — говорит Жанна, которая совершенно не планировала возвращаться на родину.

— Это же поразительно! В Италии, даже если тебе вдруг на улице или даже на ферме станет плохо, ты на землю не упадешь — некуда, везде стоят люди. А здесь просторно, прохладно — работай не хочу!

— Это летом прохладно, зато зимой холодно.

— Ну, не так уж и холодно. Я, например, в кепке хожу.

Пьетро довольно сносно говорит по-русски, хотя для сложных разъяснений переходит на итальянский, и тогда Жанна превращается в переводчика. Правда, при этом многое добавляет от себя.



— Я родился в Калабрии, моя семья испокон века живет на ферме. Мой дед делал сыр, мой отец делал сыр, и я с детства во всем этом варился.

— Пьетро ничего не держало в Италии, и, приехав сюда, мы решили остаться. Точнее, он решил. А я уже «хвостом» приехала. И мы начали делать сыры.

На самом деле к сырам и фермерству Пьетро вернулся не сразу. Сначала он с российскими партнерами открыл ресторан. Это было в начале 90-х. И ходят слухи, что Пьетро ничего не платил крышующим район бандитам — сумел договориться. Те, правда, очень просили его никому об этом не рассказывать. Затем ресторанный бизнес распался, а Пьетро, опять же по чистой случайности, попал в село Медное, что прямо на трассе Москва — Санкт-Петербург. Восхитился местами и вспомнил о своих сельских корнях.

— Когда он это задумал, не только я ему говорила, что заниматься в России сельским хозяйством бессмысленно и тяжело. Но он не слушал, — ворчит на упертого мужа Жанна.

— Понимаете, я старый человек, я многое видел: во всем мире существуют одинаковые проблемы взаимоотношений бизнесменов и чиновников, в России — точно такие же, как в Италии, как в Германии. Но главный плюс России в том, что здесь всегда можно договориться. В другом месте нельзя. А Россия, несмотря на все свои сложности, сегодня одно из самых перспективных мест для работы. Стену, которую нельзя перешагнуть, мы встречали крайне редко. Может быть, потому, что я итальянец, многие вещи для меня решались проще. Есть, конечно, старые коммунисты, которые придерживаются каких-то правил, которые они заучили еще в былые времена, но таких немного. Главная ваша проблема — отсутствие точности. Сыр варится при температуре 35 градусов, и мне приходится постоянно следить за рабочими, которым кажется, что невелика разница, если она будет не 35, а, например, 34 или 36 градусов.

В Медном Пьетро уже восемь лет. За это время из местных у него остались работать только четыре человека. Остальные тридцать рабочих не из Медного. Они не пьют, не воруют и четко выполняют указания, не доверяя собственному внутреннему чувству, в отличие от здешних мужиков.

— Сначала мы нашли место, потом весь этот бывший пищекомбинат зарегистрировали, потом сделали всю документацию на изготовление сыров по итальянской технологии. Это заняло определенное время.

— Вам пришлось закупать оборудование в Италии? Все-таки итальянские сыры в России никто никогда не делал.

— Производство сыра в России ничем не отличается от производства сыра в Италии. Основа одна — нержавеющие ванны. Единственное, что мы привезли из Италии, — машину для приготовления моцареллы, потому что только для этого сыра требуется специальная технология.

— А сыры, сделанные в Италии, по вкусу сильно отличаются от итальянских сыров российского производства?



— Не сильно. Вот если делать сыр из молока, которое производят в российском колхозе, разница будет колоссальная, но мы сейчас не используем покупное молоко. Только свое. А из нашего сыр получается почти идентичный итальянскому. Есть небольшой вкусовой нюанс, но многие русские говорят, что так даже лучше. В России животноводство — неважно, молочное или мясное — гонится за количеством, никому не важно качество продукта. И режим питания животных направлен на достижение той же цели. Поэтому российских коров кормят силосом — кислым, ферментированным продуктом. Они, конечно, в результате дают больше молока, но молоко это не лучшего качества. Мы же вообще не используем силос, кормим коров так же, как кормят в Италии, — смешиваем разные зерновые культуры. Сами дробим зерно. Мы вообще стараемся переходить на полное самообеспечение: сейчас уже и сено сами заготавливаем. Мне, например, непонятно, почему себестоимость сена, когда я его покупаю в колхозе, — 1200 рублей за тонну, а когда кошу его сам — 500 рублей? Не понимаю, почему на одно поле нужно пять больших косилок, если мне достаточно одной маленькой? И почему уже свернутое сено лежит в поле, пока его хорошенько не промочит дождями и оно не начнет гнить — и только потом его убирают? Я вообще не понимаю, почему в России на одного работника всегда оказывается четыре начальника, которых, к тому же, никогда нет на месте? Как ты можешь управлять колхозом, когда ты все время в городе? Я, например, вообще не могу отойти от хозяйства — все время нужно принимать какие-то решения. Я поэтому и в Тверь-то не чаще чем раз в месяц выбираюсь, а в Италии мы за это время ни разу не были — некогда.

Сегодня итальянская агроферма — вторая главная достопримечательность села Медного. Первая — Мемориал полякам, расстрелянным в 1940 году. Чудом сохранившаяся почтовая станция, на которой останавливался Радищев, туристов мало привлекает.

— Конечно, когда в администрацию приезжают какие-то высокие гости, их всех сюда везут. Мы ведь — первое агротуристическое предприятие в Центральной России. Поэтому на нас смотрят уважительно. И, главное, нам сейчас чиновники палки в колеса не вставляют.

Пьетро считает, что живет в Европе. Жанна уверена, что он ошибается, но мужа не разубеждает.

Сыроварение как отдых

Идея агротуризма была у Пьетро давно. Большинство семейных ферм в Италии зарабатывают на жизнь таким образом: европейцы, живущие в городах, готовы платить за работу на ферме так же, как за отдых на морском курорте. Горожане неумело, но с энтузиазмом собирают виноград, доят коров, варят сыр, давят оливки — в зависимости от сезона и специализации фермы. Пьетро представляет себе будущее Fattoria del Sole именно таким.



— Поначалу в идею агротуризма верил только Пьетро. Я больше держалась за сбыт, за оптовую торговлю. В начале 2000-х годов домашние итальянские сыры были очень популярны в ресторанном бизнесе, но потом их перебила химическая моцарелла из Аргентины и Германии. Мы начали было работать с ресторанами, но довольно быстро закончили — у нас ведь скоропортящийся продукт, у него очень жесткие сроки реализации. Если нарушить условия хранения и перевозки даже на короткий срок — сыр испор­тится. Иначе говоря, мы можем продать наш продукт только человеку, который от нас поедет прямо домой. Мы прошли через все стадии реализации и сейчас можем точно сказать: оптовая торговля продуктами без консервантов — это утопия. Максимальный срок жизни наших мягких сыров — два дня, а для любого магазина составляют нормальный срок логистики — три дня: за это время товар привозят, оформляют, выставляют цену, вносят в кассовую систему и выставляют на полках. Но к этому моменту он уже испортился. К тому же, совершенно нереально объяснить шоферам правила перевозки. Они могут открыть двери холодильника и уйти на полчаса — для сыра это смертельно, а обвинят во всем в конечном счете нашу ферму. Такое уже было.

— В чем суть агротуризма: человек приезжает к нам на ферму, дегустирует наши сыры, если ему что-то нравится, он может это купить, чтобы съесть дома за завтраком. И это единственный способ получить свежий продукт без консервантов. К нам нельзя попасть без предварительной записи — потому что мы делаем сыр и готовим обед как раз на то количество людей, которое ожидаем. И не больше.

— К нам приезжали люди из московского агентства, предлагали организовать в Москве Дом итальянского сыра — фермерский магазинчик. Но мы отказались, потому что это нереально.

Слово «нереально» Пьетро говорит с непередаваемым выражением. По его мнению, нереально добиться от русских точности, нереально научить водителей грузовиков следить за холодильником, вместо того чтобы экономить бензин, нереально поставлять в отечественные магазины продукты без консервантов. Зато реально без потерь перенести производство домашнего итальянского сыра куда угодно, где есть коровы. Реально подружиться с местными властями. И организовать пока еще экзотический для России агротуризм — тоже вполне реально.

Фото: Игорь Гаврилов для «РР»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Василий Гревцов 26 мая 2010
Обучение трейдингу на forex. Трейдинг по волновой теории Эллиотта книги форекс скачать. Рекомендации по торговле на форекс. Котировки валют.
Зарянка Иванова 23 ноября 2007
Да благославит их Бог!
MORIA RUS 26 сентября 2007
Очень понравилось. Сразу захотелось стать агротуристкой. И корову попробовать подоить. И погончарить. И сыру к завтраку привести домой. СПАСИБО! Когда статья закончилась, то даже жаль как-то было. Почему так: хорошего всегда мало?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение