--

Бизнесмен-передвижник

Просто делиться с людьми деньгами вредно, считает предприниматель и депутат Александр Сысоев. Социальную ответственность бизнеса он понимает по-своему

2 октября 2007, №18 (18)
размер текста: aaa

Воронежская школа № 62. Актовый зал. Два выпускных класса.

— Спрос рождает предложение. Так? — спрашивает со сцены высокий человек без микрофона.

— Так, — сонно кивает юношество, которому что урок обществоведения, что лекция про карьеру — все одно: скука.

— Кто из вас хочет стать педагогом?

Ни одной руки. Еще бы: платят мало, нагрузка большая, и никакого, как говорится, секса.

— А кто хочет, чтобы ваших детей учили грамотные преподаватели? Лес рук.

Двухметровый лектор идет в наступление:

— Так как же рынок может не отреагировать на такой высокий спрос? Да через пять лет педагог станет одной из самых востребованных и оплачиваемых профессий!

Для подростков это открытие. Это что же, их директор школы Алексанмихалыч, который вон стоит в дешевеньком костюмчике, скоро будет зарабатывать как владелец автосервиса? В глазах недоумение, недоверие, любопытство. Проснулись. Думают. Кто-то с галерки спрашивает про блат. Еще не было случая, чтобы на вопрос о составляющих успеха выпускники не ответили что-нибудь вроде: «А я дяде Боре позвоню и буду адвокатом». Но на это у великана есть сицилианская защита.

— Ну ладно, поступили вы на юрфак по звонку, диплом получили за взятку. Устраиваетесь в частную корпорацию, проигрываете дело давнего постоянного клиента — и ваша профессиональная репутация умерла, не родившись. В частный сектор вам путь заказан: там информация о дилетантах быстро распространяется. А ведь сегодня 60% российского ВВП делают именно частные компании. И, по моему прогнозу, к 2010 году будут давать все 80%. Так что останетесь вы без работы, потому что неконкурентоспособны.

— А еще какая из профессий перспективная?

— Таких прорывных, как педагог, уже нет. Но есть знания, навыки, самодисциплина, стремление стать лучшим в профессии, персональная ответственность. Плюс — за скобками — демократическое государство. Потому что, если оно будет тоталитарным, все, что в скобках, можно просто выбросить на помойку. А чтобы оно было демократическим, посвящайте хотя бы один процент своего личного времени, ресурсов и мозгов стране, в которой живете.

Вот так в общих чертах, по версии предпринимателя и депутата Сысоева, выглядит «формула карьеры». Воронежский социально-образовательный проект так и называется. Успешные воронежцы: предприниматели, менеджеры, ученые и аспиранты, депутаты гордумы, журналисты, педагоги — ходят по школам и читают старшеклассникам лекции. Их задача — указать подросткам путь, ведущий к личной конкурентоспособности на рынке труда в обход коррупционных схем.

Александр Сысоев в родном Воронеже личность не просто известная — интригующая. Одна политическая карьера чего стоит: депутат муниципального совета, вице-мэр, вице-гу­бер­натор Воронежской области и… депутат гордумы. Для кого-то такое движение по кругу сомнительно, для Сысоева — осмысленно.

1

Когда-то он играл в баскетбол за ленинградское «Динамо». Потом Союз распался. А нет страны — нет ни первенства, ни заработка. Александр приехал домой в Воронеж и занялся предпринимательством. Началась обыкновенная для того времени история среднего лавочника: дрейфовал от торговли телевизорами к оптовым поставкам продуктов питания. Но лет через пять, поднакопив кое-какой капитал, вдруг резко свернул в сторону — на пару с другом-врачом организовал в 1996 году городской спортивный клуб «Триэль». Решили, что будут ориентироваться на тех, чьи доходы на диаграммах департамента потребительского рынка не дотягивают до среднего уровня, то есть на бюджетников: учителей, врачей, старшекурсников, аспирантов.

Возможно, кому-то нужно сильно напрячь воображение, чтобы представить себе бюджетницу, посещающую фитнес-клуб. Но Сысоев назначил мизерную ежемесячную плату — всего 300 рублей, придумал семейно-спортивную концепцию: аэробика, шейпинг, бодибилдинг, коррекция фигуры, косметология — и люди стали приходить в его клубы не только потренироваться, но и пообщаться. Задачей хозяев клубов было «наладить горизонтальные связи», или, как они выражались, «создать сеть здоровых и умных людей». Многие их клиенты начали самостоятельно, уже без помощи клубных менеджеров, организовывать сообщества по интересам: кошки, автомобили, дети... Появилось даже что-то вроде политических кружков. Теперь в фойе фитнес-клуба можно увидеть объявление: «Дискуссия на тему “Пойдет ли Путин на третий срок” (Начало в 19:00. Чаепитие)».

В итоге весь интеллигентский Воронеж стал ходить к Сысоеву. Уникальная бизнес-модель раскрутилась в сеть из 12 клубов.

— Интересно, а как вообще в голову успешному бизнесмену приходит мысль помогать окружающим, если они ему не родственники?

— Да просто ставишь себе планку, выше которой нет нужды прыгать, — и живешь достойно. Не холуйствуя и не боярствуя. Бессмысленно жить только для потребления, — эта мысль рано или поздно посещает всех нормальных предпринимателей, но все к ней приходят разными путями.

— А как было у вас?

— Я пришел в свою среднюю — среднее не бывает — 16-ю школу спустя тринадцать лет после выпуска и увидел, что там нет элементарных вещей: людей, зарплат, авторучек. Я купил им что мог: мячи, компьютер, ксерокс. На этом уже через месяц мой опыт благотворительности закончился. Потому что все в школе твердили, что исправлять их гнусное положение должны кто угодно: государство, министерство, родители — только не они сами. Они считали: раз я богатый, то обязан им давать, и если дал один раз, то должен дать еще. При этом было ощущение, что они все равно подозревают во мне непорядочного человека. И тогда я почувствовал: надо делать что-то для людей — вне бизнеса, но это «что-то» не должно быть благотворительностью. Если уж давать деньги на полезное дело, то только в качестве социальной инвестиции, чтобы стимулировать тех, кто обратился за помощью, впоследствии решать свои проблемы самостоятельно, без попрошайничества.



Вроде бы немудреная затея с открытыми уроками, но в Воронеже шесть лет назад она почему-то никому, кроме Сысоева, в голову не пришла. Хотя все видели: учат одному, а по­требности-то другие. Сысоев решил, что в его родном городе так быть не должно, и придумал довольно романтическую программу под названием «Золотой кадровый резерв», охватывающую десять воронежских школ. Он приходил 1 сентября в 10-е классы и говорил: «Кто окончит школу на отлично, получит деньги на репетиторов для поступления в институт. Две тысячи рублей». Кстати, эта программа действует до сих пор, только суммы изменились.

А потом он понял, что просто давать деньги недостаточно. Надо еще объяснять, как добиваться успеха и встраиваться в общество, используя полученные в институте знания. Так родилась «Формула карьеры».

— Я на протяжении года иду по классам через весь город. Пру и пру. Прохожу до 40 школ. Смотрю, где есть нормальные люди. Внушаю им, что каждый учится для того, чтобы на рынке труда продать свои руки и знания. Что главное в этом деле — персональная конкурентоспособность. Я спрашиваю детей про факторы успеха. Они называют: знания, желание, удача. А потом всегда добавляют: папа, деньги, связи. Я им честно отвечаю, что тоже вижу эти коррупционные тренды, но по выходе из вуза все будет зависеть только от их личных качеств — лидерских, коммуникационных, прочих…

Раньше Сысоев по школам ходил один, теперь таких, как он, человек тридцать. Лекции читают бесплатно. План — охватить две трети воронежских школ. Это, считает Сысоев, та критическая масса, которая заставит проект работать.

— А какая у вас цель?

— Стимулирую конкуренцию в любых ее проявлениях. У нас в Воронеже нет доминирующих предприятий, промышленных монстров. И Москвы рядом нет. Зато есть конкурентоспособные вузы и преподаватели — головы. И мы хотим, чтобы они, эти головы, поняли, что надо производить тех, кого покупают на рынке.

Где Сысоев берет соратников? С кем-то по депутатским делам пересекся, с кем-то — по коммерческой части, а большинство сами приходят. У него в начале проспекта Революции депутатская приемная, там же офис учрежденной им общественной организации «Союз горожан».

У директора 62-й школы Александра Горячева у самого сын одиннадцатиклассник.

— Они в этом возрасте прислушиваться ни к кому не хотят, а сами не знают, чего им надо. Подают документы в несколько институтов сразу. А Сысоев заносит в их мозги полезный вирус, и они начинают относиться к своему будущему более осмысленно.

— Но ведь он говорит довольно банальные вещи.

— Да, но в 11-м классе нет педагогов, которые могли бы подтолкнуть подростков к этим мыслям. И нет соответствующих предметов и факультативов.

Кстати, с директорами школ вначале было туго. Они никак не могли понять, зачем Сысоеву и компании все это надо. «Формула карьеры» какая-то... Не дай бог секта! Или это они к выборам готовятся? Какие выборы, говорили им лекторы, до них еще три года! Тогда директора — обычно историки — спрашивали: «Вы что, проверяете нас, как мы преподаем обществоведение?» В конце концов похожие проекты стали осваивать в своих округах и другие депутаты гордумы — одним словом, вирус.



Анастасия Неумывакина, одна из сысоевских лекторов, работает начальником отдела крупной инвестиционной компании, «тянет» миллионные проекты, менеджер высшего класса. Для того чтобы читать лекции школьникам, отпрашивается с работы, берет справки в поликлинике. «Формула карьеры» вообще чуть не расколола совет директоров ее компании: один директор поощрял социальную активность своей подчиненной, другой препятствовал — как-то раз даже распорядился не оплачивать ей часы, проведенные в школе. Дошло до председателя совета директоров. Он взял сторону Анастасии.

— Ну и зачем вам все эти страсти?

— Старшие школьники — очень жесткая аудитория. Мне любопытно ею управлять. И потом, надо же посмотреть на тех, кто придет тебе на смену. Вдруг лет через десять они станут моими конкурентами? Или начальниками.

«…От понимания необходимости защищать бизнесменов, — пишет Сысоев в своей книжке “Иди и не бойся”, — я пришел к осознанию, что защищать нужно едва ли не всех — от чиновничьего произвола, от их глупости и тупости. Так я стал политиком. В 1997 году впервые был избран депутатом муниципального совета Воронежа. Мне тогда был 31 год.

Потом была работа в городской администрации в ранге вице-мэра. Я учился быть управленцем, реформируя городскую администрацию таким образом, чтобы она могла работать для любого гражданина — от предпринимателя до домохозяйки».

Согласитесь, нужна известная отчаянность, чтобы пойти в чиновники, считая, что большинство чиновников, мягко говоря, несовершенны.

Затем было вице-губернаторство. Правда, на этой должности Александр Сысоев пробыл меньше года. О причинах отставки говорить не любит. По полуофициальной версии, не сработался с непосредственным начальником, по слухам же, Сысоева просто было больше, чем губернатора и всех его заместителей вместе взятых.

— Это как? — спрашиваю я людей, работавших с ним в воронежской администрации.

— Да он всех замучил своей особостью и энергичностью. В то время как остальные пили водку, запершись в своих кабинетах, он писал книжки. Обо всем на свете: о технологии переработки отходов, о демократии, об «отрицательной добавленной стоимости». И постоянно всем книжки дарил, полагая, что книга — лучший подарок. Хорошо еще не свои. Представляете, раскрывает человек подарочный пакет, а там ко дню рождения вместо коньяка Семен Франк «Непрочитанное…». Или «Де Голль». Люди обижались, принимали подарок за издевку. Это был нешуточный вызов традиционному образу чиновничьей жизни. Да еще кабинет себе сделал по-запад­ному, в стиле хай-тек. А у остальных — обычные советские ковровые дорожки и битые сейфы.

— Это для конъюнктурных политиков должность вице-губернатора — предел мечтаний, — говорит Сысоев. — А для меня встал вопрос: что дальше? Я принял решение и стал депутатом городской думы, дважды выиграв тяжелейшие выборы. Это был осознанный шаг.

В гордуму он пришел в составе группы воронежских предпринимателей. В народе их называли «бизнес-набор во власть».

— В том смысле, что защищать бизнес проще, если у тебя есть мандат народного избранника?

— В том смысле, что это был самый простой способ сделать свой бизнес социально ответственным. Я ведь не первый день живу на этом свете и знаю, как у нас воспринимаются такие слова: или врет, или инопланетянин, читай сумасшедший.

Суть своей работы в городе он формулирует по-разному: «наладить горизонтальные связи», или «вырастить потребителя с мозгами», или «создать сеть здоровых и умных». Я пытаюсь вообразить себя потребителем с мозгами среди горизонтально связанных друг с другом здоровых и умных. Получается банка шпрот. Ничего другого в голову не приходит. Рождается смутное ощущение чего-то уже не раз слышанного. Не то у сайентологов, не то у Карнеги. Но тут же в ушах начинает звучать сводный общероссийский родительский хор, напевающий: «Это ничего, ничего. Главное, чтобы не кололись». И то правда. Туман сомнений рассеивается, и за ним четко проступает еще одно недавнее изобретение воронежского социального модератора Сысоева — программа «Соседи».



Собственно, родилась она из многочисленных беспорядочных и не совсем горизонтальных связей дырявых крыш и запущенных подъездов. К Сысоеву в его депутатскую приемную часто приходили жаловаться на скотские условия проживания, на ЖЭКи, которые ни черта не хотят ремонтировать, на управляющие коммунальные компании, которые только долги по платежам выбивать могут. Сысоев принимал порой по 40 человек в день. Обращались и знакомые: «Саш, мы тебя с пацанства твоего знаем. У тебя бизнес — пробей в нашем доме капитальный ремонт, а?» Сысоев начал было пробивать то тут, то там, но потом понял: неправильно это. И придумал очередную систему.

Решил работать с людьми на паях. Допустим, приходит к нему человек и говорит: «У нас в подъезде нагажено, нам надо крышу починить и замок в подвале навесить». Сысоев ему отвечает: «Не вопрос, сделаем. Только ты сейчас приходишь в свой подъезд и всем соседям говоришь, что Сысоев готов дать нужные материалы, но ремонт надо сделать своими силами. Можете собрать деньги и нанять рабочих, а можете своими руками. Соотношение затрат: одна часть моя, две от подъезда».

Если жильцы соглашаются, к ним выезжает сотрудник Сысоева. На общем собрании выбирают подъездный комитет, потом происходит, как выражается Сысоев, осмечивание — то есть люди подсчитывают необходимые затраты, договариваются о том, какие материалы нужно купить и какой ремонт они реально смогут потянуть, составляют перечень работ.

Обычно требуется всего понемногу: три ведра краски, пять кусков рубероида. Сысоев и сам бы мог все материалы оплатить — затраты-то небольшие. Но ему нужно другое: он же дрессировщик, приучающий земляков к коллективным и, главное, самостоятельным действиям.

Так Сысоев снова запустил вирус. Теперь в подъезды. И оказалось, что не нужны никакие унизительные переговоры с домоуправлением — достаточно простого схода граждан: спустились во двор, поговорили за доминошным столом, написали, организовали. Ведь у многих жалобщиков золотые руки, и многое можно сделать самим. У кого-то замок новый нашелся, кто-то в прошлой жизни кровельщиком был, а там безработному соседу подхалтурить дали: собрали денег по квартирам — он стены покрасил, потолок побелил.

Сейчас программа «Соседи» набирает обороты. Она настолько популярна, что уже образовалась очередь: все хотят сысоевскую одну треть. Сысоев надеется, что программа подтолкнет людей к объединению в товарищества собственников жилья — голубую мечту авторов жилищно-коммуналь­ной реформы.

Улица Березовая роща, 46. Обычная хрущевка. Мы с помощницей Сысоева сравниваем два соседних подъезда. В одном сумели скооперироваться и сделали ремонт, в другом нет. Небо и земля! Вокруг нас, благо уже вечер и многие вернулись с работы, образуется небольшой стихийный митинг жильцов отремонтированного подъезда. Все наперебой с энтузиазмом рассказывают, как они это сделали. Одни мыли стены и убирали мусор, другие следили, аккуратно ли работают нанятые мастера, третьи хранили у себя в квартирах их инструменты.

— Мы здесь десятки лет живем и всегда исправно платили за коммуналку. Ясно, конечно, что всем этим должны заниматься не мы и капитальный ремонт нам не сделать, да мы и права не имеем, — говорит Валентина Сергеевна, старшая по подъезду. — Но ведь и в дерьме жить надоело, неизвестно, когда еще эта реформа ЖКХ заработает.

У Валентины Сергеевны сын живет в США. Идеей отремонтировать свой подъезд она загорелась после того, как съездила к нему в гости. В другом отремонтированном подъезде роль активиста взяла на себя 19-летняя студентка Катя. Ей, пожалуй, было труднее остальных: в ее подъезде много пенсионеров, а они неохотно сдают деньги на коллективные мероприятия. Но Катя всех убедила. У нее был мощный стимул: «Я представила себе, что выхожу замуж, приезжает за мной жених, чтобы ехать в загс, и видит такое». «Такое», кстати, можно увидеть и сейчас: на стене при входе висят две фотографии подъезда — до и после. Такой вот агитпроп в действии.

Его коллеги утверждают, что он на этой идее — строительстве гражданского общества хотя бы в одном отдельно взятом Воронеже — просто сдвинулся. Он не спорит. Да, говорит, я больной. Его активность многих в Воронеже раздражает. Его вообще как-то слишком много: сам большой, доходы большие, планов громадье, а какая ему с этого выгода, непонятно. Журналисты иногда приносят вести из областной администрации — слышали, мол, как там на совещании в непарламентских выражениях возмущаются: «Вот он нам где, этот Сысоев! Опять обскакал со своими брошюрками по управляющим компаниям».

Порой Сысоев смущает даже единомышленников: сам трудоголик, он думает, что и все такие. Это свойство натуры — видеть в остальных себя — конечно, от гордыни, от отравленного социальным романтизмом сознания.

Он на всех смотрит сверху вниз — и из-за роста, и в силу характера. Человек без вредных привычек, без лишнего веса — одним словом, без изъяна. При этом в городской администрации, как ни странно, Сысоеву ставят в вину отсутствие человеколюбия.

— Не любит он людей, люди для него — ресурсы. Как программное обеспечение для системного администратора, — говорят чиновники, работавшие вместе с ним, когда он был вице-губернатором. — Придумает программу, запустит и смотрит, как работает. Вы заметили, что его любимое словечко «переформатировать»? Там одного подправит, чтобы сбоев не было, здесь человечка заменит, если не тянет. Потом что-нибудь новое начнет раскручивать. Не для выгоды, а из спортивного интереса. Приятное это дело — манипулировать людьми. Ведь не только политика и бизнес такую возможность дают, но и общественные инициативы.

После этого чиновники, как правило, сканируют глазами портрет российского президента и торжественно добавляют:

— С другой стороны, разве можно у нас по-другому? Нельзя у нас любить человека и одновременно заставлять его убирать за собой.

Фото: Михаил Галустов для «РР»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google kirill.luchenkov@turumburum.com 8 апреля 2013
А харю себе какую отъел...[url=]Википедия[/url]
Василий Гревцов 26 мая 2010
Интернет трейдинг на валютном рынке форекс. Индикаторы и торговые советники форекс forex книги. Дейтрейдинг на форекс. Котировки валют Forex.

Александр Сысоев. Родился в 1965 году в Воронеже. Окончил Московский областной государственный институт физической культуры, Московскую академию экономики и права, Академию государственной службы. Совладелец воронежской сети фитнес-клубов «Триэль». Работал заместителем главы администрации Воронежа, вице-губернатором Воронежской области. В настоящее время — депутат Воронежской городской думы и общественный деятель. Создатель организации «Союз горожан» и общественных городских программ «Золотой кадровый резерв» и «Формула карьеры»

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение