--

Мой сладкий

4 июня 2008

поделиться:
размер текста: a a a

Собаке оставалось недолго, но она еще ходила и даже ела. «Так будет лучше для нее» — эту фразу я повторяла три часа кряду, ожидая специалиста по умерщвлению животных. И он приехал. Весь в тюремных татуировках, со старым чемоданом — настоящий «чистильщик». «Заведите ее в ванную, дальше я все сделаю сам». До сих пор не понимаю, почему она так легко согласилась туда пойти.

А после наступило классическое «Никогда больше!». Никогда не заводить животных, а свою любовь к ним держать при себе. И вообще любовь ли подвигает человека завести собаку? «Он такой хороший, давай его возьмем!» — это, что ли, любовь?

Прошло полгода, мы привыкли жить без лишних забот. И тут дочка отправилась на дачу, где главное весеннее развлечение — вылавливание тритонов из соседского пруда. Сначала надо водить сачком по поверхности, куда они выныривают, чтобы подышать, а потом аккуратно пересаживать улов в миску с водой. Тритоны смешные: у парней яркие пятна и брачный хохолок, девицы скромны и незаметны. Налюбовавшись, можно отпустить их обратно. Но тритон вроде как не собака, и я даю согласие привезти их домой.

Пока пара земноводных болталась в банке по дороге с дачи, я искала информацию в интернете, консультировалась со знакомыми зоологами, покупала аквариум с разными девайсами и вкусных живых червей. Выяснялись трогательные подробности: тритоны едят только то, что движется, а размножаются внешним оплодотворением — значит, у них не бывает секса. Все это наводило на игривые ассоциации и провоцировало воображение. Для пущего художества мы назвали их Тристаном и Изольдой.

Каждое движение этих странных существ вызывало живейший интерес. Пока Изольда меняет кожу, Тристан ее «пасет» — беспокойно плавает вокруг, тычется мордой. Какая взаимовыручка, думаю. А еще говорят, что они бесчувственны. И только когда Тристан начал вдруг отказываться от еды, все чаще вылезал подышать и сильно похудел, я осознала, что уже в который раз принимаю за любовь ненасытную жажду власти и обладания. «Ты мой сладкий, так бы тебя и съел!» — пишет черт своему непутевому племяннику в «Письмах Баламута» Клайва Льюиса. И, кажется, он его съел в конце концов.

А через месяц и Изольда съела Тристана. Нормальная история: тритоны — каннибалы. Если не сожрать слабеющую особь, погибнет все сообщество. Оказывается, их взаимные ухаживания были не дружеским беспокойством, а холодным наблюдением: достаточно ли ты слаб, чтобы тебя съесть?

Никакая мораль из вышесказанного не следует. Потому что каждый решает сам, какой любовью он любит. Жертвенной («Бог с тобою, золотая рыбка») или властной — с желанием обладать целиком. Есть даже научная теория про то, что высшая стадия любви — поглощение ее объекта. И самыми большими гуманистами в результате оказываются те, кто вообще не любит.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение