--

Исправление и наказание

25 июня 2008

поделиться:
размер текста: a a a

Недавно один мой приятель, вполне себе приличный человек, на трезвую голову сбил на своем автомобиле пешехода. Торопился на работу, не выспался. Пострадавший с травмами в больнице. Перед незадачливым водителем замаячило уголовное дело, а то и срок. Дознаватель ему так и сказал: «Если выяснится, что ты неправ, обязательно осудят, — сейчас с этим строго». Ни у кого не было сомнений, что именно так оно и будет. Где-то в Подмосковье есть даже специальная зона, где отбывают сроки такие вот виновники ДТП с тяжелыми последствиями — недавно по ТВ показывали о ней сюжет: большинство из тех, кто хлебает казенную баланду, вовсе не рецидивисты, а обычные труженики города и села. Есть даже парочка бывших менеджеров известных компаний.

Для приятеля это было первое в жизни столкновение с уголовным следствием. Но напугали его надолго. Пока они там разбирались, он не спал, не ел, похудел на несколько килограммов и триста раз покаялся. Потерпевший с его двумя сломанными ребрами стал ему практически родным. Ведь у моего приятеля дети, неработающая жена, кошка и ипотечный кредит. Даже год на самой образцовой, распрекрасной зоне нанес бы по его жизненному укладу сокрушительный удар. Ему и трех-то месяцев под нависшим топором карающего правосудия вполне хватило: теперь, я думаю, он долго будет ездить со скоростью шведского пенсионера и притормаживать за сто метров до пешеходного перехода. Если вообще сядет за руль.

Для чего я это все рассказываю? А вот для чего. Это очень хорошо, что в стране наводится порядок. Надо соблюдать скоростной режим, не пить за рулем и вовремя ложиться спать. Плохо только, что наведением порядка занимается старая судебная система, неразборчивая в средствах и страдающая пристрастием к избыточным и жестоким наказаниям. Средний срок пребывания в российской тюрьме по-прежнему 7 лет против европейских 2–8 месяцев. Суды штампуют стандартные приговоры. О человеческом подходе к конкретной судьбе говорить пока не приходится. Время, когда дела о нетяжких преступлениях доверят рассматривать судам присяжных, за далекими горами.

Защитники прав заключенных говорят, что для острастки человеку, по собственной глупости или по стечению обстоятельств попавшему в жернова правоохранительной машины, обычно хватает времени, проведенного в СИЗО. При этом бесчисленные российские зоны переполнены мужчинами и женщинами, которым бессмысленное времяпрепровождение за колючей проволокой вполне можно было заменить условным сроком, исправительными работами или денежным штрафом.

Что же касается профессиональных преступников, то зона (которая, как известно, им дом родной) в их случае — не исправительное учреждение, а лишь инструмент временной изоляции от общества. Блатной афоризм «Будь проклят тот от века и до века, кто тюрьмой решил исправить человека» придумали уж точно не менеджеры известных компаний.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Николай Грин 26 июня 2008
"Средний срок пребывания в российской тюрьме по-прежнему 7 лет против европейских 2–8 месяцев." какое глупое замечание. мало того, что любая попытка замерить "среднюю температуру по больнице" обречена на неудачу - нужно правильно сравнивать - количество легких/средних/тяжелых преступлений на одного человека в год. ps вообще странно, вроде солидный журнал, а иногда очень местячковый уровень статей.
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение