Станки останавливаются

Подхватила ли российская экономика «голландскую болезнь»?

Виктор Дятликович поделиться:
23 июля 2008
размер текста: aaa
Если не принять срочных мер, к концу года 20 млн человек могут стать безработными

Экономисты называют массу причин, по которым российская промышленность, а следовательно, и экономика развиваются не так активно, как хотелось бы. Появились они не вчера, просто в июне все как-то сошлось одно к одному.

Дорогие кредиты

В последние месяцы предприниматели придумали новую форму кредитования бизнеса: они буквально заставляют своих сотрудников брать потребительские кредиты, которые затем идут на развитие предприятия.

— Я сам считал это дикостью, но несколько недель назад мы с менеджерами сели и обсудили: может, и нам так поступить? — рассказывает корреспонденту «РР» руководитель небольшой производственной фирмы. — Просто потому что другими способами деньги получить невозможно. Условие — залог имущества, а у меня, как и у большинства небольших производителей, все цеха в аренде. И получается: у меня сейчас заказов на 30% больше, чем в прошлом году, но денег, чтобы купить сырье для производства, нет.

— И что решили?

— Решили подождать. Слишком сложная схема «ввода» этих денег в предприятие — надо искать «левые» фирмы, чтобы через них прокручивать не совсем законные схемы.

Недоступность кредитов — давняя головная боль нашей экономики. Много говорилось о государственных гарантиях по кредитам для малого и среднего бизнеса, но реальных механизмов такой поддержки сейчас нет. А банки на фоне мирового финансового кризиса стали еще требовательнее к заемщикам, и главное — проценты по кредитам заметно выросли. Ведь большую часть кредитных

денег мы берем у западных банков. Раньше наши банкиры занимали деньги за рубежом под небольшие проценты и ссужали их российским предприятиям и гражданам под более высокие. Но из-за кризиса занимать деньги за границей стало дорого, ставки по кредитам взлетели.

«В этом году банки привлекли из-за рубежа в два с половиной раза меньше заемных средств, чем в прошлом, — подтверждает главный экономист фонда экономических исследований “Центр развития” Валерий Миронов. — Кредит взять все сложнее, в итоге в первом квартале этого года рост инвестиций в малые и средние предприятия сократился в два раза — с 18 до 9%. Только это должно было в полтора раза замедлить темпы промышленного производства».

Жертвами дорогих кредитов сегодня становятся не только предприятия, но и граждане: растут проценты по потребительским, а главное — по ипотечным кредитам. Причем даже в банках, которые работают в рамках национального проекта «Доступное жилье». Причина та же — дорогие зарубежные деньги. В итоге средняя ставка по ипотечным кредитам поднялась выше прошлогодних 10–12%, и сегодня даже 18–20% годовых уже мало кого удивляют. При этом многие банки просто отказываются от ипотечных программ из-за того, что они невыгодны.

Структура промышленности

Нынешнее состояние российской промышленности тоже не очень способствует быстрым темпам развития. Даже те отрасли, которые показывают значительный рост, сильно зависят от импорта и отнюдь не стимулируют развитие смежных отраслей. Пример — автомобилестроение. В России производится максимум 25–30% комплектующих для собираемых у нас автомобилей, в то время как в Китае этот показатель — 70%. «Китайцы смогли обеспечить нужное качество запчастей за приемлемую цену, — объясняет Валерий Миронов. — У нас западные компании перед открытием сборочных производств проводили исследования по качеству комплектующих, но оно их не удовлетворило. Получается, сборочные производства не дают эффекта развития для всей промышленности. Чтобы это изменить, надо стимулировать создание малых и средних предприятий, которые производили бы качественные и недорогие комплектующие». Но чтобы создать такие предприятия, нужны средства, кредиты, а их получить практически невозможно. Получается замкнутый круг.

В итоге объемы собственного промышленного производства в России такие, что на них может существенно повлиять производство даже не одной отрасли, а одного товара. Так случилось в июне, когда не было выпущено ни одной турбины для электростанций, и это, по мнению экспертов, сразу дало уменьшение объемов производства всей промышленности на 2–3%.

Промышленники говорят и о том, что российские компании мало привлекаются к реализации крупных федеральных проектов. «Это и строительство дорог, и подготовка к Олимпийским играм, и национальные проекты, и огромное количество целевых программ правительства, — отмечает член генсовета “Деловой России”, генеральный директор Омского радиозавода им. Попова Иван Поляков. — Участие промышленных и высокотехнологичных российских компаний во всех этих программах недостаточно». Проще говоря, мы стремимся закупать оборудование, технологии и материалы за границей, а не у своих производителей. Правда, этому есть множество объяснений, одно из которых — курс рубля.

Курс рубля

Постоянное укрепление рубля тешит импортеров, но никак не может радовать отечественную промышленность. На внутреннем рынке ей все сложнее выдерживать конкуренцию с импортными товарами и все сложнее продавать свои товары за границу. «Я недавно прочитал книгу Алана Гринспена (бывший глава Федеральной резервной системы США. — “РР”) “Век потрясений”, — рассказывает исполнительный директор Союза производителей и импортеров Борис Фантаев. — Он еще два года назад предсказал, что Россия столкнется с “голландской болезнью”: в 60-е годы недиверсифицированная экономика Голландии не смогла поглотить резко возросшие доходы. Так и у нас — избыток долларов, укрепление курса рубля негативно сказываются на отечественном производителе. Импорт сейчас растет значительно быстрее, чем экспорт, даже несмотря на рост цен на энергоносители».

Большие зарплаты

В России дефицит рабочей силы. Причем особенно большой — среди специалистов. Сражение за профессионалов привело к тому, что зарплаты у нас растут значительно быст­рее, чем производительность труда: в прошлом году — на 14 и 7% соответственно. «А по нашим оценкам, 1% разницы между этими цифрами — это минус 1% роста промышленности», — отмечает Валерий Миронов. Есть и другой аспект. В гонке зарплат выигрывают прежде всего крупные корпорации, а средний бизнес лишается умных управленцев.

Налоги

Объединение предпринимателей «Деловая Россия» на днях выступило с почти апокалипсическим сценарием развития событий. По мнению бизнесменов, если не принять срочных мер, к концу года разорится до 40% российских предприятий, которые сейчас работают себе в убыток, и минимум 20 млн человек станут безработными. Кроме всех вышеприведенных факторов — дорогих кредитов, больших зарплат, стремительно дорожающих энергоресурсов и сырья — они назвали и еще один: российские налоги, которые велики, но главное — государство наконец-то научилось их собирать и жестоко карает за любое нарушение. В итоге предприятия не могут применять схемы налоговой оптимизации, платят полностью 18% НДС и 26% единого социального налога (ЕСН), и это уводит их в «минус».

«Еще недавно было три способа снижать издержки и получать средства на развитие: не платить все налоги, максимально задерживать выплаты зарплат и денег поставщикам, — делится с корреспондентом “РР” один из предпринимателей. — Сегодня все эти способы почти не работают: попробуй не заплатить налоги — тебя тут же арестуют; зарплату по закону можно задержать только на две недели, потом — штрафы и санкции; поставщиков еще можно “кидать” по срокам оплаты, но потом они с тобой работать не будут».

«Деловая Россия» предложила премьер-министру Владимиру Путину срочно понизить ставку НДС с 18 до 12%, причем уже с 1 сентября. Иначе российские предприятия будут снижать объемы производства, массово закрываться, и то, что произошло в июне, из стечения неблагоприятных факторов превратится в долгосрочную тенденцию.

Другие эксперты не так пессимистичны. «В промышленном производстве России наметилась некоторая цикличность, и лето — традиционно не самая активная пора. Но все же очевидно, что к концу года темпы экономического роста составят явно меньший показатель, чем в прошлом году. Тогда было 6,3%, в этом будет не больше 5%», — уверен Валерий Миронов.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Владислав Шуньевич Фельдблюм 17 марта 2009
Владислав Фельдблюм И СНОВА О НАШЕЙ ИНФЛЯЦИИ Примерно полгода назад я опубликовал в интернете статью "Инфляция и конкуренция с российской спецификой" [1]. Сегодня, когда страна оказалась втянутой в мировой финансово-экономический кризис, приходится вновь обращаться к проблеме инфляции по-российски. Цены и тарифы растут, в том числе и на наиболее социально значимые товары. Это усугубляет и без того трудное положение многих россиян, обусловленное кризисом. Экономисты как ни в чём не бывало продолжают ссылаться на нашу интеграцию в мировую экономику и выискивать другие "объективные" причины непрерывного роста цен. Но вот уже и за рубежом в обстановке кризиса многие цены стали падать. А у нас они по-прежнему растут! Это лишний раз доказывает, что в основе российской инфляции лежит неуёмная алчность продавцов, их круговая порука. Упорно не желают, а в ряде случаев просто не могут развивать производство, удешевлять технологию, заботиться о качестве продукции. Ссылаясь на всеобщий рост цен, стремятся повышать зарплату себе и своему персоналу, а наиболее простой путь к этому - повысить цену на собственную продукцию. Круг замыкается. Инфляционная спираль зарплата-цены продолжает раскручиваться и подтачивать экономику, уже и так поражённую кризисом. Конечный результат такого хода событий в комментариях не нуждается. Президент РФ Дмитрий Анатольевич Медведев в беседе с руководителем дирекции информационных программ «Первого канала» Кириллом Клеймёновым 15 марта 2009 года коснулся вопроса ценообразования на лекарственные препараты. Он, в частности, сказал: "Мы раньше практически не контролировали ценообразование, и этот контроль осуществлялся в заявительном порядке. Я думаю, что мы могли бы сейчас принять решение об обязательном декларировании отпускных цен на наиболее важные препараты, которые поступают в коммерческую аптечную сеть. В этом случае уже на основе деклараций или о ввозе соответствующих препаратов из-за границы, или о внутренних ценах, ценах производителя мы получим более или менее ясную картинку, сколько стоит тот или иной препарат. И такого рода решения должны быть подготовлены. Так что это ещё одно средство реагирования на те проблемы, которые сегодня существуют с ценообразованием на лекарства" [2]. Он добавил, что "государство не имеет права не контролировать этот вопрос, потому что это вопрос жизни огромного количества людей". Такая позиция заслуживает одобрения. Введение деклараций на ценообразование сможет стать первым серьёзным шагом к сдерживанию роста цен. Более того, это следует распространить на все жизненно важные и наиболее значимые потребительские товары. И конечно, необходимо повысить ответственность в регионах за реализацию этих мер. Но для этого, по-видимому, потребуется дополнение к существующей законодательной базе в части придания региональным властям дополнительных полномочий. Ссылки 1. http://expert-18.narod.ru 2. http://www.kremlin.ru/text/appears/2009/03/213979.shtml
Игорь Васильевич Смирнов 22 сентября 2008
Владислав Шуньевич Фельдблюм 2 августа 2008
Мы радуемся развитию экономики и строим грандиозные планы. Однако инфляция не ослабевает, что негативно сказывается и на инвестициях, и на сбережениях населения, и на качестве жизни многих граждан. В условиях высокой инфляции нельзя добиться динамичного и устойчивого роста экономики. Следовательно, нельзя уповать на экономический рост как на единственное средство сдерживания инфляции. Думается, всё же не обойтись без серьёзных политических мер по сдерживанию роста цен, разумеется при одновременном ускоренном развитии отечественного производства жизненно важных потребительских товаров для продажи их населению по доступным регулируемым ценам. Серьёзной помехой на пути экономического развития является сохраняющаяся низкая производительность труда, на фоне которой продолжает расти заработная плата. Это ведёт к тому, что совокупный спрос всё больше опережает совокупное предложение. Долгосрочные возможности нашей экономики всё больше отстают от наших аппетитов. Наши бесконечно возрастающие потребности всё больше приходится удовлетворять за счёт импорта. Возрастает зависимость страны в обеспечении продуктами питания, одеждой, лекарствами, бытовой техникой, компьютерами и многими другими жизненно важными товарами. Конечно, интеграция в мировую экономическую систему необходима, и это уже свершившийся факт. Но то, что происходит, всё больше напоминает не разумную интеграцию, а приближение к той опасной черте, за которой начинается потеря экономической безопасности и национальной независимости. Переломить негативные тенденции можно только на основе тщательно разработанного плана, с конкретными результатами и сроками. Необходима координация экономической деятельности всех регионов, всех отраслей, предприятий всех форм собственности для достижения общей цели - всестороннего социально-экономического развития страны. Без этого все наши "сценарии" и "стратегии" останутся лишь на бумаге. Планирование, учёт и контроль отнюдь не противоречат современной рыночной экономике. Не создают они препятствий и для развития малого и среднего бизнеса. Напротив, продуктивный (а не криминальный) бизнес займёт свою нишу в общих усилиях, обретёт уверенность и перспективы в работе. Серьёзные проблемы для экономического развития создаёт тревожная демографическая ситуация. По оценке Всемирного банка, дефицит рабочей силы в России составляет примерно 1 млн. человек ежегодно. Восполнение этого дефицита исключительно за счёт миграции является не лучшим решением, порождает многочисленные дополнительные проблемы. Приток собственной рабочей силы можно обеспечить только при реальном значительном улучшении всей системы здравоохранения. Основными причинами смертности в работоспособном возрасте сегодня являются такие болезни, как инфаркт миокарда, инсульт, рак. Вносят свою лепту и травмы различного происхождения. Несмотря на принимаемые меры, расходы бюджета на нужды здравоохранения остаются низкими. Они не превышают 3-3,5% от ВВП. Это значительно ниже, чем в развитых странах с примерно такими же доходами на душу населения. Но для улучшения ситуации недостаточно просто увеличить финансирование. И здесь нужен чёткий план, нужен оперативный контроль за конкретными результатами, за эффективностью расходов. Серьёзные препятствия создаёт разобщённость источников финансирования. Необходима централизованная система финансирования здравоохранения. Средства из различных источников (из федерального бюджета, из региональных и местных бюджетов, из системы обязательного медицинского страхования) необходимо централизовать и в плановом порядке направлять на развитие материальной базы здравоохранения, на подготовку квалифицированных кадров, на оказание жизненно важных медицинских услуг населению на бесплатной основе. Конечно, не следует препятствовать развитию внебюджетного финансирования здравоохранения и оказанию платных медицинских услуг. Но это необходимо законодательно регламентировать, и по видам услуг, и по правилам прозрачного и обоснованного ценообразования. Если мы действительно хотим переломить угрожающие демографические тенденции, то не следует откладывать в долгий ящик решение проблемы бедности большой части населения. Ожидать, что эту проблему удастся решить только за счёт общего экономического роста - большая ошибка. Символическое повышение зарплат, пособий и пенсий съедается ростом цен. Упование на переход к отраслевым системам оплаты труда бюджетников - не выход из положения. Такой переход оборачивается преимущественным повышением зарплаты начальству, сокращением неугодных, завышенными нагрузками на работников с соответствующим ухудшением качества их работы. Такого рода меры идут скорее от стремления центра снять с себя решение проблемы, переложить её решение на "отраслевиков". Хуже всего даже не сама бедность, её ещё можно терпеть. Но люди видят, как продолжает усугубляться и без того недопустимый разрыв в доходах между богатыми и бедными. Люди видят медлительность, нерешительность, а то и равнодушие тех, кто обязан принимать решения. Люди теряют уверенность в завтрашнем дне, и это не способствует решению демографической проблемы. Профсоюзы мало что делают для рационального распределения доходов между работодателями и работниками. Государство тоже уходит от решения этой проблемы, усматривая в этом посягательство на экономическую свободу. Не решается и вопрос о переходе к прогрессивной шкале налогообложения доходов, хотя она давно применяется во всех экономически развитых странах. Если мы не хотим или боимся исправить вопиющую несправедливость, допущенную в ходе приватизации 90-х годов, если мы опасаемся (и возможно не без оснований) нового перераспределения собственности, то неужели мы не можем пойти на перераспределение хотя бы части баснословных доходов наших богачей в пользу малоимущих россиян? Имеем ли мы в такой ситуации моральное право бодро строить планы, с пафосом рассуждать о патриотизме, призывать к единению нации? http://vladislav-55.narod.ru E-mail: vladislav_feldbl@mail.ru
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение