Бюджетный террор

Как развязать ядерную войну за полмиллиона долларов

Индия и Пакистан стягивают к границе войска. Война между двумя странами, владеющими ядерным оружием, может начаться в любой момент. Повод — нападение террористов на Мумбаи, в результате которого погибли около 200 человек. Террористов готовили на территории Пакистана. «РР» выяснил, сколько стоит подготовка такого теракта. Оказалось, что на грань ядерной катастрофы мир может поставить любой бизнесмен средней руки

3 декабря 2008, №46 (76)
размер текста: aaa

К ­тому, что произошло на прошлой неделе в Мумбаи, Индия подсознательно была готова. Еще в марте 2007 года министр обороны страны Араккапарамбил Энтони заявил в парламенте, что, согласно рапорту разведки, один из крупнейших городов Индии может быть атакован террористами с моря. Парламентское расследование показало, что у индийского флота, в частности, нет необходимого оборудования и достаточного количества авиационной техники, чтобы наблюдать за прибрежной зоной. По­этому военно-морские силы не в состоянии будут предупредить такое нападение.

Все произошло именно так, как предсказывал министр. Террористы захватили траулер, не вызывая особых подозрений, подплыли к побережью, там пересели на моторные лодки и, высадившись практически возле базы ВМФ Индии, напали на город. Их главными целями стали пятизвездочные отели «Тадж-Махал», «Трайдент-Оберой», а также культурный еврейский центр «Нариман-хаус». Везде террористы сначала убивали всех, кто первыми попадали под руку, а затем брали заложников.

— Мы проводили промоакцию водки в кафе, которое расположено в нескольких метрах от «Тадж-Махала», — рассказала «РР» россиянка Елизавета Атенас. — Когда услышали автоматные очереди и крики, не сразу поняли, что происходит. Мы с подругой подумали, что началась какая-то мелкая заварушка, решили, что убили кого-то из местных. Такое здесь часто случается. Недавно, например, у них взорвали одного оппозиционера. Поэтому мы предположили, что минут через сорок все рассосется, и особо не волновались. Но местные как-то странно начали себя вести. Обычно они более-менее спокойно ко всем этим событиям относятся, а тут начали бегать, опускать на окнах и на входе железные шторы. А взрывы вокруг не прекращались. Из кафе мы решили не выходить, тем более что местные сказали нам, что террористы стреляют в первую очередь в белых. Потом включили телевизор, и было странное ощущение — смотришь новости, а прямо за стеной кафе слышишь подтверждение тому, что тебе рассказывают.



В это время террористы уже рассредоточились по всему городу. У них был конкретный план действий: захватить несколько ключевых объектов. Очевидно, была поставлена цель убить как можно больше людей — стрелять буквально в каждого, кто попадется. Об этом на допросах рассказал единственный участник нападения на Мумбаи, которого захватили живым. Зовут его Азам Амир Касаб, родом он из Пакистана. От него следователям стало известно, что террористические группы проходили подготовку в лагерях радикальной исламской группировки «Лашкар-э-Тайба» («Легион правоверных») на территории Пакистана. Уже после того как остальные боевики были уничтожены, заместитель премьер-министра штата Махараштра Раосахиб Патила сказал, что, судя по количеству оружия, которое у них было, террористы планировали убить до пяти тысяч человек.

Эти свидетельства, если они

достоверны, опровергают версию о том, что главной мишенью террористов были иностранцы (хотя, по рассказам наших соотечественников — очевидцев событий, в этом уверены практически все местные жители). Достаточно посмотреть на цифры — из 172 убитых (это последняя официальная информация) иностранцев было лишь 18, — чтобы убедиться, что нападавшие стреляли во всех без разбора, не обращая внимания на цвет кожи и гражданство.



Мегаполис Мумбаи в народном индийском сознании имеет неоднозначную репутацию. Одни называют его городом грез. И не только потому, что там находится фаб­рика индийского кино Болливуд. Многие индийцы убеждены, что в этом городе легко сколотить сос­тояние. Здесь находится главная индийская биржа, здесь самое либеральное по отношению к бизнесу законодательство. Город, как магнит, притягивает со всех концов Южной Азии рабочую силу: каждый год его население увеличивается на один миллион человек. По прогнозам демографов, к 2030 году Мумбаи может стать крупнейшим городом мира. А еще в этом современном Вавилоне любят чувственные удовольствия — то, с чем борются все религиозные конфессии. Поэтому для традиционалистов всех мастей Мумбаи — это город греха.

Цена вопроса

Какие можно вынести уроки из кровавой бойни в Мумбаи? Урок первый заключается в том, что десяток хорошо обученных боевиков запросто может парализовать жизнь мегаполиса. Урок второй: финансирование такого теракта не будет большой проблемой для его организаторов.

С помощью специалистов ФСБ и других российских спецслужб «РР» попытался просчитать, во сколько могла обойтись эта операция. Выяснилось, что спровоцировать конфликт между двумя ядерными державами вполне под силу бизнесмену средней руки. По крайней мере, по оценкам всех экспертов, бойня в Мумбаи стоила не более $500 тысяч.

Ударная сила террористов — мобильная боевая группа. В ней есть четкое распределение обязанностей, и чаще всего в нее входят как местные жители, так и профессионально подготовленные наемники-иностранцы. Местные отвечают за заготовку боеприпасов, составляют рабочие карты и схемы зданий, изучают возможности охраны отелей. Эта работа может быть проведена за пару месяцев. Потом прибывают легионеры, и операция начинается. На обучение боевиков обычно уходит от 3 до 6 месяцев. В случае с терактами в Мумбаи это подтверждают и показания захваченного боевика. По его словам, в их обучении упор был сделан на скрытной высадке с моря и захвате зданий. Вознаграждение боевиков бывает разным.

— Командир боевой группы может получить порядка $10 тысяч. Услуги рядового бойца вряд ли оцениваются больше чем в $1–2 тысячи, особенно учитывая, что вербовали их, скорее всего, среди местных религиозных фанатиков и в очень бедной среде, — объяснил в разговоре с «РР» один из сотрудников российских спецслужб. — Чуть больше могут платить так называемому специалисту узкого профиля — тому же подрывнику.

Допустим, что в нападении на Мумбаи участвовали 50–60 человек (имеющиеся данные сильно расходятся: от 10 до 60). Тогда расходы на гонорары боевикам можно оценить в $100–300 тысяч.



Следующая статья расходов — вооружение. Она наименее затратная. Автомат обойдется в $200–1000 в зависимости от производителя и боекомплекта, гранатомет — в $400–1500. Причем приобретение оружия в этом регионе не составляет проблемы. Черные рынки оружия процветают в странах, где идут войны. Вокруг той же Индии их немало: Шри-Ланка, Афганистан, Сомали… В печати постоянно появляется информация о том, что Китай «списывает» устаревшее вооружение в пользу индийских сепаратистов.

В Индии закон разрешает гражданам владение оружием: ношение полуавтоматических винтовок калибра до 7,62 мм, пистолетов и револьверов. Получить лицензию можно, начиная с 16 лет. Из заградительных мер — только высокие цены на легальное стрелковое оружие, но вряд ли это остановит террористов.

1

Взрывчатка, если производить ее самостоятельно, обойдется в $30–50 за килограмм, а если приобрести ее готовой на черном рынке — в $50–100. Но сделать ее относительно легко. Многие ингредиенты, необходимые для производства того же гексогена, есть в свободном дос­тупе, например ацетон, концентрированная азотная кислота и вещество, известное как пищевая добавка, — консервант Е-239. В гостинице «Тадж-Махал» одна из групп боевиков оставила 8 кг гексогена. По мнению эксперта — сотрудника одного из спецподразделений ВВ МВД, он предназначался для минирования заложников (подорвать здание таким количеством взрывчатки невозможно), но почему-то не был применен. Всего вооружение группы обойдется в сумму от $5 до $20 тысяч в зависимости от поставленных перед ней задач.

Транспорт, как правило, захватывается на месте, поэтому он ничего не стоит. Остальные статьи расходов — мобильные или спутниковые телефоны; $2–5 тысяч на взятки местным чиновникам и полицейским, которые могут оказать содействие в проведении операции. Итого расходы на одну боевую группу составят $60–100 тысяч. Учитывая, что в Мумбаи, судя по тому, как развивались события, могли действовать четыре или пять таких групп, получаем общий бюджет операции, который в любом случае не превышает $500 тысяч. Мизер по сравнению с тем, какой политический эффект имела эта атака.

Цели террора

События в Мумбаи еще раз показали, насколько уязвимы современные государства перед угрозой терроризма. В чем же причина их беззащитности?

Те, кто разрабатывает теракты, обязательно просчитывают реакцию общества и правительств. И как правило, нужного эффекта они добиваются. Так, результатом атаки на Нью-Йорк 11 сентября 2001 года стала война в Ираке, сильно подорвавшая репутацию Соединенных Штатов и как демократии, и как сверхдержавы. В начале прошлого месяца за теракт во Владикавказе, унесший жизни 12 человек, не взяла на себя ответст­венность ни одна террористическая группа. А зачем? Никто не нуждается в подсказках. Большинство осетин и так убеждено, что теракт — дело рук ингушей. Именно на такую убежденность был рассчитан теракт. Главное — не дать погаснуть тлеющей межэтнической враждебности.

То же и с событиями в Мумбаи, почти столкнувшими лбами две азиатские ядерные державы.

2

Проектировщики теракта сделали расчет на то, что индийское правительство просто обречено искать организаторов теракта за рубежом. Ведь если оно признает, что теракт был осуществлен индийскими исламистами, значит, за ошибку должны ответить силовые министерства страны. В таком случае и само правительство будет сметено. И неизвестно, какие силы придут ему на смену. Естественно, выгоднее искать козла отпущения за границей и нагнетать националистическую истерию, чтобы консолидировать народ вокруг действующей власти. У Индии нет другого способа отреагировать на случившееся, кроме резкого демарша против Пакистана.

Но такими же заложниками теракта стали и власти Пакистана. В данный момент они оказались между двух огней: извне давят США и Индия, которые требуют борьбы с исламистами, а внутри — собственно исламистские движения. Если Исламабад уступит требованиям США и Индии, внутренняя стабильность в стране и в регионе может быть непоправимо подорвана.

Таким образом, главный источник слабости и уязвимости государств перед террором заключается в прогнозируемости их поведения. При этом денег на организацию провокации, которая столкнет гигантские военные машины двух крупных государств, требуется столько же, сколько стоит трехкомнатная квартира в Москве.

Фото: AFP, GAMMA/EYEDEA PRESSE/EAST NEWS; AP; GAMMA/EYEDEA PRESSE/EAST NEWS; из личного архива С.Селиванова

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться

Как организованы боевики

В нападении на Мумбаи принимали участие как минимум 3–4 хорошо подготовленные группы боевиков. Специалисты ФСБ России рассказали корреспонденту «РР», как формируются такие подразделения

В нападении на Мумбаи принимали участие как минимум 3–4 хорошо подготовленные группы боевиков. Специалисты ФСБ России рассказали корреспонденту «РР», как формируются такие подразделения

В боевую группу входит обычно от 5 до 9 человек: штурмовая команда (3–5 бойцов) и команда прикрытия (2–4). Главный козырь такой группы — мобильность. Ее сложно обнаружить до того момента, пока она не напала на какой-то объект. При этом задачи вступать в бой с регулярными войсками перед такой группой не ставится. Ее цель — захват здания, заложников или уничтожение конкретных людей.

Болливуд в реальности

Жители Мумбаи на удивление спокойно отреагировали на бойню, устроенную террористами. Об особенностях восприятия последних событий местными жителями и иностранцами «РР» рассказал их очевидец Сергей Селиванов, который три года живет в Индии

Место, где я живу, находится примерно в километре от «Тадж-Махала». Чтобы туда попасть, нужно пройти через район Колаба, мимо кафе «Леопольд» и отеля «Тадж-Махал», которые и были захвачены. В среду вечером ехал к себе в гостиницу на такси, но водитель неожиданно высадил меня километра за полтора и сказал, что дальше не поедет. Решил идти пешком. Вдруг — взрывы, полиция повсюду бегает. Оказалось, перестрелка возле «Тадж-Махала» шла к тому времени уже минут сорок, весь район был оцеплен полицейскими. Один из них, увидев, что я иностранец, порекомендовал мне переждать в полицейском участке и отвел меня туда. Там уже сидело человек 20 туристов: британцы, немцы, итальянцы. Из русских был я один. Похоже, больше всего боялись именно за иностранцев, потому что до утра нас из участка так и не выпустили — говорили, что для нашей же безопасности.

Отпустили только утром в четверг. Иду по улице — «Тадж-Махал» горит, вокруг только полицейские и журналисты. Из местных — никого. Они на улицах появились лишь к вечеру. К этому теракту они относятся чуть посерьезнее, чем ко всем остальным взрывам, которые здесь частенько случаются, но я бы не сказал, что они сильно скорбели по погибшим. Я вообще за три года, что здесь живу, сам стал так воспринимать действительность. Как? Проще, что ли. Например, даже после нынешних событий местные жители особо не взволновались. Здесь утверждают, что этот теракт, который иногда называют войной, был направлен против белых туристов, поэтому местные не особенно переживают из-за случившегося. Они испытывают к белым какую-то неприязнь, зависть. Считается, если у тебя европейская внешность, ты априори богат. Так что вряд ли здесь что-то изменится из-за теракта. Скорее всего, они устроят показательные процессы над теми террористами, которых удалось схватить живыми, и на этом все успокоятся, даже меры безопасности усиливать не будут.

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение