--

Лететь и гореть

3 июня 2009

У лидера группы «АукцЫон» Леонида Федорова вышел новый альбом — «Волны». Все изменились — и музыкант, и зритель, и музыка, и мир вокруг. И в измененном этом состоянии все они встретились

поделиться:
размер текста: a a a

Пошли мы с подругой на концерт Федорова. Подруге двадцать с хвостиком, не помнит она, какие были славные денечки в конце ХХ века. А другая подруга, которой тридцать с хвостиком, вспоминает, как попала на концерт группы «Кино» и после в ажитации звонила кому-то из телефона-автомата и вкратце пересказывала содержание альбома «Группа крови». Своими словами. 

Зал ЦДХ, где выступал Федоров, — идеальное место, чтобы вспомнить, как это было. Советский, с деревянными панелями, пуб­лика сидит тихая, интеллигентная — и, увы, уже пожилая. Те, кому за тридцать.

Леонид Федоров — кто он теперь в российском музыкальном ландшафте? Кто он такой рядом с Земфирой, Шнуровым и, допустим, «Смысловыми галлюцинациями»? Странная солидная фигура. Как ее ни прикладывай к этому самому ландшафту, полный бред получается. Ну, куда ее? В модный фильм? На ток-шоу о судьбах родины?

Федоров и раньше был странным. Загадочный гений питерского рок-клуба, о заслугах которого знали, но как-то смутно. Он всегда прятался. За Гаркушу, который отвечал за шоу, за праздник, за вызов. Потом — за Волкова, с которым сыграл уже едва ли не больше, чем в составе «АукцЫона». За саму музыку прятался. Не желал быть звездой, даже в андеграундном смысле. И любил его слушатель тонкий, тихий, не в себе слегка: только такой и мог разглядеть гения, который не тянет одеяло на себя. А тянет его на что-то еще. На музыку, на смысл, на жизнь.

Он и в свои сорок с гаком — воплощение духа, просто огненный столп какой-то. Сидит на сцене такой пластилиновый человек, спина у него ходуном ходит — перекатываются по ней волны, один бугор накатывает на другой, он раскачивается, как йоги, вокруг своей оси, выдувая круглые бублики «о». И весь он — человек-холм, чело­век-слон, игра светотеней. Тени лежат на спине, на лице, смутная тень пляшет на деревянной панели зала — даже не ясно до конца, реальны ли этот человек и его завораживающая музыка.

Как смотрели на него раньше, как слушали его в 90-е? Как свой потайной мир, наконец-то кем-то озвученный. Ты юн, крут и горяч, тебе нужна  тайнопись, секретный язык — вот ты эту грамоту от Федорова, как книгу первопечатную, и получаешь.

Но тайный язык был, как пароль, не всем понятен. Мы просто знали, что Федоров — это наше. Он был как масонский знак: ты его предъявлял — и тебя узнавали. Но что за знак, какой в нем смысл? Бог его знает. Не до того было: русский рок был документом эпохи. Но вот эпоха ушла, и вместе с ней что-то отправилось на свалку. А Федоров остался.



Выяснилось, что это не просто пароль. Это жизнь души, уже понятная тридцатилетним. «Ждать тебя велено. Звать тебя нельзя. Я иду медленно, и мне грозят холода». И мудрость эта федоровская — как камень, к которому ты душой привязан.

Теперь знаешь, о чем эта музыка. О том, что печаль необходима для жизни. Что ее не вылечить. И не надо. Может, без этого камня печали ты лишь поплавок, легкий и пустой. А так слушай, дыши, обливайся слезами, горюй, все равно так просто не умрешь, сколько ни умирай — там, внутри.

И мир этот: непременно окно, лампа, снежок, а тепло… дорога, птица за окном… любовь была, да такая, что пусть больше и не будет… Это мир, где все названо своими именами, только очень короткими. Летел, горел. Летел и таял. Зимы не будет. Холода.

Федоров заговаривает микрофон. Словно из гармошки — из воздуха — выдувает слова. Рисует губами в воздухе щель, тире. В этом тире — рассказ о тебе. Как лично ты — летел, горел. И таял.

После концерта хотелось позвонить и пересказать друзьям новые песни. Понимаете, тут Федоров новую вещь спел — о том, что… О том, что… Ну, в общем, как обычно. 

Фото: Митя Гурин; иллюстрация: Варвара Аляй

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Алан Астанти 6 июня 2009
ну это с какой стороны посмотреть мне думается что с оценкой культурного влияния на целое поколение автор справился великолепно а перетирать музыкальные качества артиста не совсем ее задача - это к специалистам... ауру и лэйбл исполнителя искуссно донесла и проанонсировала
fedor fedor 6 июня 2009
Когда я встречаю колонку Саши Денисовой на "Полях культуры" мне почему то кажется, что Сашу Денисову послали на поля картошку собирать или капусту. Вот она, бедняшка, и мучается, пыжится как может, эй, ребята, кто может колонки писать? Саша - можешь? Ну пиши, давай. И так стала писать Саша колонки. "воплощение духа, просто огненный столп какой-то", "пластилиновый человек", "человек-холм, чело­век-слон, игра светотеней". Это не просто поток сознания - это набор где то прочитанных чужих оценок, собранных в кучу в этой колонке. Ясно одно - Саша Денисова не выполнила главной журналистской задачи - не рассказала о чем новый альбом Федорова. Ну разве только что по человечески и чесно призналась в конце: "Понимаете, тут Федоров новую вещь спел — о том, что… О том, что… Ну, в общем, как обычно " Как обычно, Саша, картошка да свекла.
Алан Астанти 6 июня 2009
всегда читаю в номере статьи Саши Денисовой - очень хорошие и очень разные темы
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение