--

Неказенный Айболит

Почему в провинциальную больничку едут лечиться из Европы

Рабочий городок Искитим под Новосибирском известен цементным заводом, мраморными карьерами и цыганскими погромами. Еще одна местная достопримечательность — частная многопрофильная клиника, одна из немногих в стране. Сюда приезжают лечиться из Москвы и Европы. При этом у Михаила Андрушкевича, ее директора и совладельца, хронически грустные глаза: быть главврачом-частником в стране, которая живет иллюзией «качественной бесплатной медицины», — занятие не для слабонервных

22 июля 2009, №28 (107)
размер текста: aaa

«Мы не бизнесмены, мы предприниматели»

Объявление на доске приказов: «Просьба к сотрудникам, имеющим личные подсобные хозяйства, обеспечить пищеблок картофелем». Это не скупердяйство — просто за сложные годы становления клиники «Санитас» у ее владельцев сформировалась стойкая привычка экономить на всем, кроме развития. Зачем покупать овощи на рынке задорого, если можно у своих и дешевле?

Но через пять минут тезис об экономии упирается в парадокс. Главврач Михаил Андрушкевич демонстрирует новую пристройку, в которой разместился аптечный пункт, и хмуро бросает:

— Денег вложили уйму, а затея почти наверняка не окупится.

— Разве умные люди не рассчитывают окупаемость, прежде чем строить? — пытаюсь поддеть собеседника.

— Это бизнесмены непрерывно думают о выгоде, а мы — предприниматели, — усмехается Михаил. — Беда предпринимателя в том, что он не может не предпринимать. Без аптеки больница не больница. Здесь проиграем — наверстаем на чем-нибудь другом. Если бы народ только и делал, что считал окупаемость, никто бы, к примеру, не заводил детей. Но ведь дети появляются. Значит, будем строить роддом. Небольшой.

Молодая мама с ребенком дожидаются приема отоларинголога. Они из Новосибирска, приехали показаться после операции, недавно сделанной в «Санитасе». Неужели аденоиды нельзя было удалить по месту жительства, в областном центре?

1

— Как это делают в обычной больнице, я с детства помню, — рассказывает женщина. — Страшно до ужаса: чужие тетки держат ребенка втроем, боль, крик, захлебываешься кровью. Такого врагу не пожелаешь! А здесь — хороший наркоз, сынишка ничего не почувствовал, не боялся и не плакал. Ради этого поедешь и на край света.



Недавно в этом же коридоре дожидался приема гражданин Великобритании. Что заставило человека из страны, где медицина вроде как на голову выше нашей, обратиться за помощью в скромную больницу в далекой Сибири?

— Английский пациент оказался вполне благополучным человеком, но на родине адекватного лечения почему-то не получил, — вспоминает доктор Андрушкевич. — У него русская жена, она и привезла его к нам, полуслепого и неходячего. Там был целый букет осложнений диабета, отягощенный другими хроническими заболеваниями. Пришлось немало потрудиться, разгадывая этот медицинский ребус, но в результате англичанин уехал домой зрячим и на своих ногах. Теперь мы уже перестали удивляться визитам иностранцев и статусных москвичей.

«Как об этом писать? Ведь никто ж не поверит!» — читает Михаил на моей физиономии.

— А вы пару гадостей вверните для правдоподобия. Мол, больничка ютится на убогой окраине между гаражами и кладбищем, начальник — подозрительная личность в несвежем халате. Что-то в этом роде про нас уже писали. Можно еще пригвоздить, как в телевизоре: «Частные врачи-мироеды отбирают у больных последние деньги, прописывая сомнительные лекарства и ненужные операции».

— Разве правда про частную медицину бывает только со знаком плюс?

— Конечно нет. В медицине бывает все: и ошибки, и неудачи, и несчастья, которые невозможно предвидеть. Тут такая неделька была — подряд три случая тяжелого анафилактического шока у больных, никогда прежде не дававших аллергических реакций. С трудом людей спасли. От таких ситуаций, к сожалению, ни одна больница не застрахована. Но сознательная халтура в нашем случае не пройдет: мы ведь работаем в маленьком городе, здесь можно выжить только за счет репутации.

«Порядок выше мастерства»

В 80-х годах Андрушкевич начинал в местной районной больнице — попал туда по распределению. Суровая школа. Вокруг зона повышенного травматизма: федеральная автотрасса, заводы, железная дорога. До сих пор забыть не может, как привезли мужика, пополам перерезанного поездом, но в полном сознании.

— Самое страшное в профессии врача — это бессилие, причем не свое, а чужое, но заложником которого становишься и ты. Например, когда после удачных операций люди гибли от недостатка медикаментов, от плохого ухода. Но мы были молодыми и не боялись мечтать о «правильной» больнице. Как только кончился социализм и это стало возможным, ринулись осуществлять.



Фантастическое было время: компания рядовых врачей-энтузиастов сумела построить собственную клинику. Без  всяких внешних инвестиций, на ровном месте. Как? Поначалу без отрыва от основной работы раскрутили массу далеких от медицины бизнесов, причем плату брали преимущественно натурой — стройматериалами. «Собственное здание — это независимость», — вдохновлял друзей Андрушкевич. Больница росла постепенно, как муравейник: сначала несколько кабинетов, потом полноценная поликлиника, следом стационар с операционной и палатой интенсивной терапии. Вот уже 17 лет, как все это работает. Казалось бы, в самом неудачном для этого месте. В небогатом, грязном, неблагополучном городке. Но работает. Почему? Ведь в штате клиники звезд местной медицины нет.

— А зачем? — пожимает плечами Андрушкевич. — Отсутствие звезд скорее помогает делу: мы не смотрим в рот раскрученным спецам, приглашаем консультантов только в случае необходимости. У меня вообще принципиальная позиция, что общий порядок выше профессионализма отдельных личностей. Порядок — это и есть профессионализм. Добросовестное соблюдение регламента дает лучшие результаты, чем озарения светил. Естественно, в понятие «порядок» входит постоянная учеба врачей, интерес к достижениям науки. А еще в лечении половина успеха зависит от среднего персонала. К нам тут недавно перевезли больного из реанимации известной больницы, стали наши медсестры его обрабатывать и пришли в ужас: у него к спине буквально приросли два казенных ртутных градусника. Такой был уход… Наверное, главное наше достижение в том, что удалось собрать добросовестную команду, способную работать по правилам.

«Почему? Правильный ответ: по кочану!»

«Маленькая сельская больничка» с рождения держится на трех китах-совладельцах. Анестезиолог Игорь Толкачев — ходячая медицинская энциклопедия, информационный центр клиники. Обладает редкой способностью быстро вникать в профессиональные проблемы сотрудников самого разного профиля, слывет универсальным диагностом.

Хирург от бога Александр Диц до сих пор не может отказаться от постоянной практики, хотя его основная нагрузка в «Санитасе» — текущее жизнеобеспечение, вечная стройка, коммуникации, ругань с подрядчиками и ублажение контролеров. Родственники Александра давно уехали в Германию, а теперь ему завидуют: работа у него интереснее, и уровень жизни повыше, чем у них на новой родине.



Наконец, «человек-пружина» Михаил Андрушкевич. Его нелегкая доля — держать круговую оборону от внешнего мира условно здоровых людей.

— Можно создать свой островок здравого смысла и жить там по человеческим законам, но вдруг на соседний пустырь приходят крутые ребята с деньжищами и начинают строить бетонный завод. Впритык к действующей больнице! Соответствующие надзорные органы отчего-то хватил паралич, поэтому сегодня разрешение скверной ситуации — моя проблема, — досадует Михаил, и в его голосе слышны нотки той уверенности, с которой опытный хирург успокаивает любого пациента и себя самого.

Однако государственные органы вдруг «выздоравливают» и приходят с комплексной проверкой — но не к нарушителям-соседям, а к тебе. Следом является пожарный инспектор. В результате никаких нарушений не выявлено, но день главврача потерян, выросла гора неотложных дел. А еще надо как-то объяснить возмущенной пациентке, почему она должна обращаться за родовым сертификатом в муниципальную женскую консультацию, хотя всю беременность наблюдалась здесь. Правильный ответ: по кочану! — так решил Минсоцздрав и точка. И впереди еще скандал с государственной областной больницей, которая отказала в госпитализации тяжелому больному с направлением «Санитаса» — ну не любит тамошнее руководство частную медицину, а заодно и ее пациентов. Андрушкевич однажды не выдержал и подал в суд. Дискриминационные действия облбольницы были признаны незаконными, но решение суда не выполняется. Государство не может защитить предпринимателей от самого себя. От преступников, впрочем, тоже не может. Постоянно отражаемые рейдерские атаки на клинику едва не стоили жизни главврачу.

«Больной платит дважды»

Весной 1998-го, накануне тогдашнего кризиса, владельцы клиники взяли большой валютный кредит на покупку высокотехнологичного оборудования. В результате дефолта практически разорились, но решили не сдаваться. Тогда в учредителях был еще некий зубной врач, который думал иначе. Он сманил с собой еще пару стоматологов и отбыл в самостоятельное плавание. Это был настоящий нокаут для предприятия. Коллектив больницы во главе с руководителями буквально голодал, но работать не прекращал. Каким-то чудом устояли. А через два года дела пошли так хорошо, что «дезертир» явился за своей долей в бизнесе. Ему не слишком вежливо отказали — в полном соответствии с уставом предприятия и с последующим решением суда. Апелляции «обиженного» ничего не дали, взять клинику рейдерским штурмом тоже не удалось. И тогда прозвучали выстрелы.

В то летнее утро Игорь Толкачев пришел на работу раньше коллег.



— Слышу, машина подъехала — наверняка Андрушкевич, — вспоминает доктор, мучительно сдерживая эмоции. — И вдруг такой резкий сдвоенный хлопок. Я кинулся к окну, а потом без памяти вниз. Подбегаю — Миша сидит за рулем неподвижно, все вокруг залито кровью. Два выстрела в упор — в голову и грудь. Тогда своей операционной у нас не было, мы как могли быстро оказали тяжелораненому первую помощь и погнали машину в Новосибирск с безумной надеждой успеть.

Толкачев успел. Андрушкевич выжил молитвами близких и стараниями вставших на уши новосибирских коллег. Следствие тянулось долгих шесть лет. Скоро год, как длится суд над предполагаемыми убийцами-неудачниками.

А человек-пружина строит родом. Проект уже готов. Объяснение этой странной для кризисного периода прихоти все то же: «Мы не можем не предпринимать».

— Разве в стране не хватает женских консультаций и роддомов?

— Казенных даже в избытке, но только потому, что рожают мало, — считает Михаил. — А одна из причин демографического спада — качество родов. Государственных консультаций и родильных отделений наши женщины боятся, как домов с привидениями. К тому же у нас в Новосибирской области недавно запретили платное обслуживание рожениц в государственных медучреждениях. То есть за отдельную палату с удобствами заплатить ты можешь, но рожать — только на общих основаниях. А у нас каждая пациентка будет поступать в отдельный стерильный бокс, где у нее примут роды, оставят там же с ребенком до самой выписки и дадут главное, что нужно роженице в этот момент, — покой и уверенность.

Несмотря на свой строгий вид, Андрушкевич большой романтик. Он всерьез полагает, что его идея маленьких, разумно устроенных и разумно оплачиваемых роддомов может заинтересовать медицинских чиновников. На самом деле у руководителей государственного здравоохранения нет ни желания, ни времени прислушиваться к советам частников. У них нет даже людей, которые занимались бы развитием частной медицины или хотя бы наблюдали за тем, как она сама развивается, чтобы перенимать полезный опыт. Чиновники заняты решением грандиозной задачи, доставшейся им в наследство от советской власти, — созданием в РФ «качественной, общедоступной, бесплатной медицины».



— Неужели не понятно, что это утопия? — удивляется Андрей Брызгалов, руководитель инновационной компании «Унискан» из новосибирского Академгородка. — Любые два положения этой триады противоречат третьему: качественная бесплатная медицина никогда не будет общедоступной, общедоступная и бесплатная не может быть по-настоящему качест­венной. Бесплатного здраво­охранения вообще не бывает: через систему налогообложения мы все равно платим, и немало — за услуги сомнительного качества. Ими просто не могут воспользоваться люди, для которых здоровье — экономическая категория. А значит, мы платим дважды. Сначала за «общедоступную и бесплатную», а потом идем к Андрушкевичу и заключаем с ним нормальный платный договор на медобслуживание своих сотрудников. И вот результат: одному специалисты «Санитаса» вылечили трофическую язву, с которой человек десять лет обивал пороги «бесплатных» больниц. Другому вовремя выявили онкологию. Третьего спасли от инвалидности после серьезной травмы. За время действия договора потери по больничным листам сократились в два с половиной раза. Наши деньги к нам вернулись. Вот и весь разговор.

Мы с Брызгаловым разговариваем в ухоженном дворике клиники — он приехал на очередное обследование. Над нами хлопает на ветру фирменный белый флаг — с зеленой полосой внизу и красным крестом посередине. Белый — это цвет медицины. Он же — цвет капитуляции.

Фотографии: Арсений Несходимов для «РР»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Евгений Александрович Чернов 20 октября 2009
Чтоб всё это провернуть, надо иметь крепкие связи (лучше родственные) как в региональном минздраве, так и в правоохранительных органах. Даже одна проверяющая служба, натравленная на такую больницу, способна при желании полностью парализовать её работу на несколько дней , а таких служб великое множество. Построить клинику силами энтузиастов - смешно, тут явно что-то недоговаривают. Лицензирование на огромное количество услуг тоже не должно проходить гладко при нынешних условиях. Интересно, каким образом им удалось дать отпор рейдерам? Какие отделения в составе больницы? Сколько врачей? Да, про 2 градусника уж совсем перегнули, могли бы и одним ограничиться.
Евгений Александрович Чернов 20 октября 2009
переписал комментарий чуть ниже (удалить не смог).
Наталья Шмелева 5 августа 2009
Получилось рекламно, согласна. Но в том и парадокс, что все - правда. Клинику знаю давно и понимаю - все материалы в СМИ о ней писали люди, не сумевшие устоять. Со стороны кажется, что пиар, что нереально, будто сюжетик блокбастера развернули, со стрельбой и крахом, в котором супергерой восстал буквально "из пепла" и всех победил. А жизнь беспощаднее и тяжелее, она же интереснее и ярче самых лучших статей. Но с Кассиопеей соглашусь,
Тем естественней было бы видеть эту статью в контексте "кто и зачем мешает развиваться частной медицине", с обобщением и адекватным анализом ситуации.
Кассиопея Антонова 30 июля 2009
Хорошая рекламная статья ) без палева ) Спросите любую частную клинику - у них такие же проблемы и трудности, как у этой. Тем естественней было бы видеть эту статью в контексте "кто и зачем мешает развиваться частной медицине", с обобщением и адекватным анализом ситуации. А тут - в разделе "фигура". Вроде как фигурой прикрыли, а сами пропиарили конкретное медицинское учреждение. Товарищи, любому же понятны 2 вещи: 1. в частных лечебных учреждениях отношение к пациенту гораздо лучше, чем в государственных. Именно отношение, сервис. Во-первых, потому что у них не такой дикий поток, как в государственных, где чисто физически невозможно обеспечить персональный подход. Во-вторых, денег все-таки больше получают. С точки зрения лечения - вовсе не обязательно будет лучше. Здесь все зависит от врачей, а не от формы собственности. 2. Все-таки в государственных и муниципальных клиниках тоже не так все плохо. Ну, не настолько. Да, есть случаи. Но скажите мне, что врачи "Санитаса" ни разу не облажались - не поверю. Про градусники, прилипшие к спине, это перебор уже. И бедный англичанин, как же так, не вылечили в Англии, приехал в Новосибирскую область. Ну смешно. Про гланды тоже понравилось - особенно если учесть, что в Новосибе есть действительно высококлассные медицинские учреждения, хорошо финансируемые государством. И еще. Врачи частной клиники не могут давать направления в государственные и муниципальные медицинские учреждения. По крайней мере, за гос.счет лечить направленных не будут. Это плохо, надо бороться с этим, но такова система финансирования медицины - заказчиком услуги, т.е. тем, кто выдал направление, тоже должно быть бюджетное учреждение. И если персонал этой клиники не знает таких элементарных вещей, то это довольно странно.
Рохсана Астанова 23 июля 2009
Очень хочется пожелать всем государственным деятелям и рейдеро-захватчикам и прочим недоделанным заболеть и не найти квалифицированную помощь.
Светлана Иванченко 23 июля 2009
Мы в этой клинике удаляли ребенку гланды и аденоиды. Я была просто шокирована, в хорошем смысле. Помимо того, что операция для него прошла практически незаметно, после операции к нему было повышенное внимание со стороны мед.сестер. Во-первых, ему давали обезболивающее, так что даже после окончания действия наркоза ребенок не страдал. Во-вторых, т.к. кушать он еще многое не мог, к нему приходили, и предлагали рприготовить конкретно для него то, что он бы хотел из разрешенных продуктов. Но окончательным потрясением для меня было, когда я увидела, что мед.сестра на посту мешает ложкой в стакане с минералльной водой, чтобы газ выходил, т.к. ребенку нужно было пить минералку без газа. Максимум, что мы получали в "бесплатной" больнице, это градусник 2 раза в день и таблетки. На этом внимание заканчивалось. Навещать ребенка можно было в любое время, это очень удобно, и оставаться с ним в палате сколько угодно. Так что большое спасибо всему персоналу клинике Санитас!

Доктор Михаил Андрушкевич родился в новосибирском Академ­городке, в этом заповеднике идеалистов, что многое объясняет в характере героя. Собственная больница в заштатном райцентре Искитим приносит ему не столько доходы, сколько постоянную головную боль, но зато дает максимальную возможность само­реализации. Андрушкевич — член президиума Всероссийской ассоциации врачей частной практики. Об отношении пациентов к детищу врача-предприни­мателя лучше всего говорят постоянные очереди в частной больнице

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение