Последний вор

За что убили Япончика

Максим Гладкий поделиться:
14 октября 2009
размер текста: aaa
2005 год. Суд присяжных только что оправдал Япончика, обвиненного в убийстве

«Я  когда к нему в клинику пришел две недели назад, он уже никого не узнавал и говорить не мог. Уже тогда близкие знали, что все кончено», — рассказал «РР» бывший деловой партнер Вячеслава Иванькова. По одной из версий, утром 9 октября Иванькову отключили систему искусственной вентиляции легких, и через два часа он умер.

В больницу он попал после покушения: 28 июля снайпер выстрелил в него на выходе из московского ресторана «Тайский слон».

«Карьера»

Криминальную карьеру Вячеслав Иваньков начал в 60-е годы, войдя в банду Геннадия Корькова по кличке Монгол. Банда занималась вымогательством денег у подпольных миллионеров от торговли. В конце 60-х именно с подачи будущего вора в законе Япончика банда Монгола стала практиковать «кладбищенскую тему»: несговорчивого «коммерсанта» клали в гроб и начинали закапывать в лесу. Было и другое шоу: жен и детей подвешивали за ноги на суку — мало кто после таких экзекуций отказывался платить.

В 1972 году оперативники МУРа арестовали почти всю банду, но Япончику удалось остаться на свободе. Короновали его в Бутырской тюрьме, куда он попал позже по подозрению в убийстве грузинского криминального авторитета Гоги Дребуадзе. Хотя убийство произошло в переполненном ресторане, свидетели ничего «не заметили», и доказать смогли только подделку Иваньковым своего водительского удостоверения.

Арестовать его снова смогли лишь в 1981 году, когда филателист и коллекционер Аркадий Нисензон осмелился дать показания о том, что банда Япончика вымогала у него 100 тыс. рублей. Защищал Иванькова адвокат Генрих Падва, тем не менее авторитета на 14 лет сослали в Магадан. Но освободили уже в 1991 году благодаря ходатайствам Иосифа Кобзона, пра­возащитника Сергея Ковалева и врача Святослава Федорова.

Слухи вокруг его персоны создали Иванькову имидж человека, называемого «отцом вымогательства» и «наиболее влиятельным вором в Советском Союзе». Хотя это, конечно, вопрос интерпретаций. «Все, что связано с более-менее инициативным человеком, с ярким человеком, сразу почему то ассоциируется с организованной преступностью…» — так с искренностью во взгляде удивлялся Иваньков в одном из интервью. Но все же очевидно, что Япончик был фигурой выдающейся по влиянию в преступных сообществах. Считается, что именно он стоял у истоков основания крупнейшей в СССР солнцевской преступной группировки.

Еще в 1995 году в Хабаровске мне удалось лишний раз убедиться в должном авторитете Япончика. Вместе с оперативниками я попал на квартиру убитого «авторитета» Евгения Васина по кличке Джем. В гостиной стоял круглый стол, вокруг него двенадцать стульев. А тринадцатый стоял чуть в стороне. «Здесь была одна из баз: двенадцать воров в законе садились за стол, обсуждали свои дела, а тринадцатым входил тот, кто был признанным главарем — им и был Япончик», — рассказал мне тогда Сергей, оперативник местного УБОПа. «Иванькову удалось сплотить воровской мир и создать, как мы говорим, теневое правительство. Таких круглых столов — баз, во главе которых сидел Япончик, по России было четыре или пять», — рассказывает директор Владивостокского центра по изучению организованной преступности Владимир Номоконов. Теперь никого из сидевших за тем столом 14 лет назад нет в живых.

Война кланов    

Основная версия убийства Япончика — его посредничество в конфликте между лидерами крупнейших группировок — тбилисской (ее возглавляет Аслан Усоян по кличке Дед Хасан) и кутаисской (во главе с Тариелом Ониани).

Отправной точкой конфликта стали операции «Тройка» и «Оса»: в 2006 году в Испании был арестован Захарий Калашов (он же вор в законе Шакро). Говорят, что Калашов до ареста контролировал большую часть российского наркотрафика, поставки оружия и контрафактного ширпотреба. Деньги отмывались через принадлежавшие ему казино.

После ареста Калашова этот оставшийся бесхозным пирог собрались делить многие, в том числе Усоян и Ониани. И не поделили. В июле 2008 года на скромном прогулочном кораблике, курсирующем по одному из водохранилищ Подмосковья, прошла крупнейшая за последние 10 лет воровская сходка, которую пресекли оперативники МВД. Они задержали более 50 криминальных авторитетов. Тогда, на бандитском корпоративе, сторонники Тариела Ониани решали, начинать ли новую войну с противоборствующим воровским кланом. В ноябре в Москве прошла ответная сходка, уже под руководством Усояна.

Посредник

Изначально мирить воров должен был не Вячеслав Иваньков, а старый грузинский вор Гоги Чиковани. Я встречался с ним в прошлом году в Тбилиси. Пожилой человек сидел на скамейке во дворе и держал в руках магнитолу эпохи 70-х. «Ко мне приезжали брат Тариела, потом со стороны Усояна. Я им советовал: перестаньте воевать, потому что, когда начнется ваша победа, начнется ваше поражение», — объяснял мне старый вор.

Уже тогда у меня была договоренность о встрече с Япончиком, и, зная это, Чиковани напоследок попросил напомнить ему о просьбе — чтобы он своим авторитетом остановил войну криминальных группировок.

Вскоре наша встреча с Япончиком состоялась. От интервью он отказался. Но, выслушав рассказ о моей беседе с Чиковани, попросил тот разговор не публиковать. «Дай старику умереть спокойно», — попросил корреспондента «РР» Вячеслав Иваньков. Но ему самому спокойно умереть не дали. Судя по всему, Япончик в спор двух авторитетов вмешался, но занял в нем сторону Аслана Усояна. За это и поплатился.

«Все криминальные авторитеты занимали в этой войне выжидательную позицию, а Япончик все же был лидером и полез на старости лет, — рассказал “РР” оперативник МУРа. — А сам Усоян, который эту кашу и заварил, теперь боится сюда сунуться, сидит в Ташкенте».

Впрочем, многие в криминальном мире уверены, что такой конец Япончика был закономерен. Десять лет — с 1995 по 2005 год — он отсидел за вымогательство в американской тюрьме. «А вернувшись в Россию, не понял произошедших изменений в воровской идеологии. Здесь воры уже стали бизнесменами», — констатирует начальник «воровского» отдела департамента уголовного розыска МВД России Игорь Соболь.

С этим согласен и известный московский адвокат, нередко разбиравший дела «Кириллыча». «С одной стороны, своими аферами и дерзким поведением на зонах он заслужил уважение у заключенных, — поделился он своими мыслями на условиях анонимности. — Но это было уважением “улицы”, в то время как другие генералы воровского мира давно ушли в бизнес, и у них “уголовник” Иваньков уже не пользовался таким авторитетом, как раньше». В итоге безбашенного бандита просто использовали конкурирующие воровские кланы, а когда один из них не получил от него того, что хотел, его убили.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Виктор Дятликович 20 октября 2009
Вы, Елена, нас с кем то спутали. И даже сами сказали с кем - с теми, кто "помнит, любит, скорбит". Только нам то зачем эти чувства приписывать? Где в статье хотя бы намек на "благостность"? Или Вы насмотрелись каналов, которые уважающий себя человек давно включает только по большим праздникам и не в прайм-тайм, и их тональность нам приписали? Возможно. Хотя точно не знаю - сам то не смотрю. А мы ведь по сути задались тем же вопросом, что и Вы - как такие люди становятся "героями" нашего времени и почему? Иваньков-Япончик - собирательный образ бандитов 80-х-90-х перашагнувших свой прежний социальный статус и непонятно как шагнувших на другую ступеньку социальной лестницы, вырвавшихся из своего "гетто". Это не заставляет испытывать пиитет по отношению к нашему обществу но это факт. И поэтому пройти мимо смерти Иванькова, олицетворявшего это социальное явление мы не смогли. Вам эта тема не близка? Перелистните эту страницу. В журнале их еще 95. И на них достаточно историй про достойных людей. Достойных Вашего внимания.
Елена Чернова 18 октября 2009
Очень познавательно было прочитать биографию страстно обожаемого всеми... ммм.... деятелями культуры криминального авторитета. Вы бы еще некролог покрасивее написали. В стиле "помним, любим, скорбим". Торжественные проводы бандита, с розами и триколором на Ваганьковском кладбище, в подробностях транслируются на всю страну, безвременно усопший удостаивается передач по Первому каналу, длинных благостных статей и выкриков на обложках. Офигевшему от такого бесстыдства обществу остается только хлопать глазами... Недавно умер герой-космонавт Павел Попович. Его смерть удостоилась пяти строчек на предпоследней странице и пары слов в новостях. Правильно, нечего тут комонавтов пиарить, у нас теперь другие герои, убийцы и воры, плотно спевшиеся со властью, их лакеи разного рода и толпа "журналистов" вокруг, неспособных пройти мимо "модного тренда"... Омерзительно.
Виктор Дятликович 17 октября 2009
Андрей Самойлин: А Максим разве плакал?
Андрей Самойлин 16 октября 2009
Не плачьте, Максим, страна ворами еще не оскудела. Жаль только вот что жен и детей заступников Иванькова никто за ногу на сук не вешал. Глядишь, может и раньше бы помер.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение