--

280 спасателей мира

Вакцину против «свиного» гриппа делают на небольшом заводе в Иркутске

С понедельника в России началась вакцинация против пандемического гриппа штамма А/H1N1/sw-09. На месяц раньше срока, заявленного Минздравом, и ненамного позже, чем стали вакцинировать в США. И хотя массово прививать начнут только в конце ноября, можно сказать, что отечественные производители выступили на сей раз вполне достойно

Алексей Торгашев поделиться:
11 ноября 2009, №43 (122)
размер текста: aaa

Три девушки, одетые, как хирурги, в стерильные спецкостюмы и маски, занимаются тем, что делают в куриных яйцах дырки и впрыскивают внутрь прозрачный раствор. Первая берет яйца из тары и пробивает их электрическим дыроколом, причем непременно с тупого конца, а вторая и третья просовывают в дырочки шприцы с дозаторами и вводят жидкость.

Сидят девушки в стерильном боксе за большим столом, на котором громоздятся стопки бугорчатой тары с яйцами и солидная бутыль со шлангами, тянущимися к шприцам. Над масками видны только глаза, и заметно, что они аккуратно подведены — по случаю приезда корреспондентов, надо полагать.

За день один человек прокалывает 15 тысяч яиц, и такой труд представляется мне утомительно-однообразным. А девушки все с университетским биологическим образованием.

— Нельзя как-то автоматизировать? — спрашиваю я моих провожатых, директора и начальника цеха. Мы с ними, облачившись в халаты, бахилы и шапочки, наблюдаем за работой девушек из-за стекла.

— Можно, — хором отвечают женщины. — Только человек экономнее работает и точнее. Чтобы автоматику подключать, нужно точно калиброванное яйцо, и все равно отходов будет больше… Но то, что вы сейчас видите, уже улучшенный вариант, раньше, например, отверстия делали механическим дыроколом, а теперь — электрической иглой.

На самом деле девушки из стерильного бокса занимаются спа­сением мира. Вместе с ними за небольшие зарплаты мир спасают еще 280 сотрудников предприятия с длинным названием Иркутское предприятие по производству бактерийных препаратов, филиал ФГУП «НПО “Микроген”». Здесь производят вакцину против гриппа А/H1N1/sw-09, получившего в народе прозвище «свиной» грипп.

Патриоты живого вируса

— Когда появилась информация о «свином» гриппе, мы сразу стали готовиться к производству вакцины, — говорит Светлана Брызгалова, прелестная женщина, пришедшая на предприятие технологом и ставшая директором. Сразу видно: человек не из администраторов, а из «научников», и специфически начальственного в ней немного. — В начале июня из Института экспериментальной медицины в Санкт-Петербурге получили вакцинный штамм и стали, как говорят, вакцину «конструировать» — подбирать режимы, условия фильтрации. Вирус вел себя несколько необычно, например инкубировался дольше… До сентября мы вакцину сделали и отдали на клинические испытания, а в сентябре, пока ее испытывали, отрабатывали режимы сушки, это для экономии и быстроты. Остановились на трехдозовом, то есть на выходе у нас в каждой ампуле порошок, которым можно привить троих.

— А как получилось, что на месяц раньше сделали, чем заявлял Минздрав?

— Наш цикл вместе с контролем качества занимает месяц. Разрешение на наработку мы получили в начале октября, вот и успели. Мне кажется, что на этот раз все службы в стране сработали хорошо.

Живую вакцину у нас делают только в Иркутске, да и в мире в последние годы она была не очень популярна. Дело в том, что в ней действительно содержится живой вирус гриппа со всеми белками и генами, а также некоторое количество посторонних веществ, которые чаще вызывают побочные реакции организма, например аллергию.

Но когда в конце апреля появились сообщения о новом вирусе в Мексике, когда стало понятно, что этот вирус почти наверняка вызовет пандемию и потенциально опасен не меньше пресловутой «испанки», самые авторитетные медики через Всемирную орга­низацию здравоохранения стали призывать «вспомнить про живую вакцину, потому что ее быстрее и дешевле нарабатывать, и ей проще иммунизировать». В резуль­тате, например, в США сейчас прививают именно живой вирус.

— Я — патриот нашей вакцины: она менее травматична, она дешевле, с одного эмбриона получаем несколько доз, а инактивированной — только одну, — говорит Брызгалова.

— Но ведь страшно: живой вирус!

— На слух — да, наверное. Люди просто не понимают, что это уже не дикий штамм. Это — ре­ассортант, сделанный из вируса ослабленного, подготовленного так, чтобы он не вызывал болезнь. Бояться вакцины не стоит. Симптомы могут быть — температура, озноб, и это правильно, так как организм должен отреагировать на вирус, начать вы­рабатывать антитела. Ну что, пойдем дальше?

Яйца хорошие и плохие

Вирус размножают внутри куриных эмбрионов, в яйцах с местной птицефабрики. Три девушки, описанные выше, как раз заражают эмбрионы гриппом. «Хирургические» костюмы, кстати, нужны им не для собственной защиты, а чтобы не занести в яйцо вместе с нужным вирусом еще какую-нибудь заразу, которой всегда много даже на хорошо отмытом человеке.

Вирус «свиного» гриппа размножается в эмбрионах 72 часа, что, говорят, нетипично — обычно он нарабатывается за двое суток.

Потом яйца проверяют.

— Вот видите, — говорит девушка Катя, разглядывающая яйца в темной комнате под фонариком, — здесь эмбрион хороший, сосуды есть, глаз видно… А вот плохой, слабенький был изначально. Видите, сосуды порваны, и мало их.

Хорошие яйца идут в дальнейшее производство: скорлупу на верхушке скалывают и пипеткой отсасывают содержимое, которое по науке называется вируссодержащей алантоисной жидкостью. Ее прогоняют через несколько фильтров, убирающих почти все посторонние вещества, кроме самих вирусов. (Кстати, вирусы изначально так и были открыты: русский ботаник Ивановский в 1852 году пропускал через тонкий фильтр экстракт из растений табака, больных мозаичной болезнью, и обнаружил, что жидкость после фильтрования все еще может заражать другие растения.)

Затем вакцину проверяют в лаборатории на наличие правильного количества вируса и отсутствие вредных примесей и отправляют на фасовку и сушку в цех финишных операций. К нему мы и движемся через заснеженную территорию: цеха расположились в нескольких домиках, где раньше — правда, очень давно — были конюшни. Удивляться нечему: препараты здесь делают с 1918 года, и сначала все создавалось под производство сывороток, которые и нарабатывались в лошадях. Во время войны, например, выпус­кали сыворотки против гангрены. «Тоже, по сути, мир спасали», — приходит в голову.

— И все же — не скучно им здесь, молодым, после университета, яйца колоть? — спрашиваю Брызгалову.

— Ну, они у нас все же на разных операциях, а вирус спокойно спать не даст, то одно нужно, то другое.

Раствор в ампулы разливает немецкая машина под надзором еще двух девушек. Потом его отправляют сушиться под вакуумом и запаивают ампулы. Машины для сушки еще советские: из замороженного на минус пятидесяти раствора возгоняется вода, а потом уже ампулы запаивают над огнем. Все. Вакцина под названием инфлювир готова. Теперь ее развезут по поликлиникам всей страны в рефрижераторах и будут раскапывать из расчета одна ампула на три наших носа.

Сорок миллионов доз

Наталья Гусарова, начальник цеха гриппозной вакцины, вакцинирует сотрудника: вскрывает ампулу, разводит порошок дистиллированной водой, набирает в шприц и капает в нос. По правилам прививают всех работающих на предприятии, но говорят, что тем, кто работал с вирусом с самого начала, это не нужно. Потому что, когда вскрывается ампула с лиофилизированным порошком, небольшое количество его попадает в воздух и вакцинирует человека естественным путем.

Вспоминается история прививок, которая, по официальной легенде, началась с наблюдений за естественной вакцинацией.

Английский врач Эдуард Дженнер привил восьмилетнего мальчика Джеймса Фипса так называемой коровьей оспой, потому что знал, что доярки периодически заражаются от коров этой не смертельной болезнью, но никогда не болеют оспой человеческой. Опыт был успешным, но тогда еще не было известно, как работает иммунная система организма, а посему вакцин против других болезней пришлось ждать очень долго.

Почти через сто лет Пастер ввел в обиход прививки от бешенства, сибирской язвы и холеры, а первые противогриппозные вакцины разработали американцы, чтобы прививать солдат в сороковые годы прошлого века. Уже тогда применялись куриные эмбрионы и ослаб­ленные вирусы. А в 50-е годы наконец стало ясно, как действует вакцинация. Австралийский биолог Фрэнк Бернет выдвинул гипотезу, суть которой в том, что любой вирус вызывает быстрое размножение лимфоцитов. Размножаются именно лимфоциты, специфические к данному вирусу, и они еще долго живут в крови. Вакцина заставляет лимфоциты размножаться, не вызывая серьезных симптомов. Очень эффективно, и так можно погасить эпидемию целиком. Правда, в случае с гриппом для этого нужно привить 70% населения.

— Минздрав собирается привить 40 миллионов человек до нового года. Сколько вы произведете? — спрашиваю у Брызгаловой.

— Столько, конечно, нам одним не под силу, но ведь есть еще несколько предприятий. У нас на ноябрь запланировано около миллиона трехдозных ампул. А сколько мы сможем сделать до нового года, пока не могу сказать.

— В городе знают, чем вы занимаетесь? Просят?

— Ох… Не то слово. Каждый день обращаются: «Провакцинируй!» А я по закону могу только своих сотрудников прививать…

— Все равно вам мир спасать.

Чувствуете гордость?

— Все до конца втайне надеялись, что пандемии не будет. Но раз уж возникла такая ситуация… Мы, конечно, гордимся.

Фотографии: Алексей Майшев для «РР» 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение