--

100 человек, которых должна знать и слышать страна

Самые авторитетные люди России-2010

«РР» представляет свой важнейший ежегодный исследовательский проект, цель которого — открыть нашему обществу его собственную реальную элиту. Элита России — это далеко не только крупнейшие бизнесмены и самые важные чиновники (хотя и они тоже), и тем более она не ограничена узким кругом звезд шоубизнеса и суперизвестных людей. Реальную элиту нельзя назначить или уволить, «раскрутить» или спродюсировать. Она — есть.

19 сентября 2010, №37 (165)
размер текста: aaa

Где и как формируются реальные (хорошие или плохие) репутации? В различных «плотных» собраниях людей: в местных, религиозных, дружеских и других сообществах. Но в современном массовом социуме, в котором разным локальным группам трудно услышать друг друга, качественные, справедливые, обоснованные репутации масштаба страны складываются прежде всего внутри профессиональных корпораций. Именно заслуженные профессионалы первыми способны оценить реальные достижения и человеческую состоятельность своих коллег, а потому профессиональные репутации оказывают влияние и на общество в целом.

«РР» исследовал репутации, которые сложились или складываются (как реакция коллег на значительные достижения или поступки) в десяти профессиональных сообществах, оказывающих прямое влияние на состояние общества в целом. Конечно, 100 суперпрофессионалов — это далеко не вся элита страны. Но мы убеждены, что наше общество станет более справедливым и прогрессивным, если оно будет все больше узнавать своих выдающихся современников, научится их слушать и слышать.

10 ученых / 10 предпринимателей / 10 медиков / 10 учителей

10 чиновников / 10 деятелей культуры / 10 военных

10 юристов / 10 журналистов / 10 общественных деятелей

 

Исследование: идея, метод, принципы

Какие профессиональные достижения в сфере науки самые главные за последнее время? Кто их автор? Какие человеческие поступки деятелей культуры повлияли на общество? Кого вы можете назвать честным и грамотным чиновником? Такие вопросы, конечно, сразу ставят в тупик.

«Несмотря на то что вопросы на первый взгляд достаточно простые, при ответе на них возникли большие сложности. Сначала я попыталась ответить сама. И вдруг поняла, что не могу с ходу, вот так вот сразу назвать ничего “грамотного” и “полезного”, что бы делалось исполнительной властью за последнее время. Если и прорывались какие-то нужные вещи, то, скорее всего, “вопреки всему”, при огромном сопротивлении со стороны чиновников», — ответила нам сотрудница региональной администрации из Костромы.

Но потом случается чудо. Это «чудо» — признак любого сложившегося исследования, когда, пройдя через «сопротивление материала», через туман фрагментарных сведений, случается прикоснуться к чему-то настоящему, к некоторой реальности. Вдруг — не из двух-трех, а уже где-то с десятка ответов — начинает складываться картина действительно больших репутаций, профессионального признания. Не только историки и филологи, но и физики — даже чаще — называют лингвиста Андрея Зализняка безусловным моральным и профессиональным авторитетом в научной среде. Не сговариваясь, чиновники из разных региональных администраций описывают работу вице-премьера Игоря Шувалова и замминистра Станислава Наумова одними и теми же словами: «внимательный и адекватный чиновник, а не фантазер, как другие».

Конечно, многие замечательные люди не вошли в наши десятки. Но то, что мы смогли с помощью общественного мнения хотя бы некоторых из них увидеть, убедиться, что они есть, — уже это, на наш взгляд, вдохновляющий результат: у нас есть реальная элита, пользующаяся уважением, независимым от должности и текущего положения в системе официальных рангов.

Теория

 Еще классик социологии Эмиль Дюркгейм обсуждал гипотезу о профессиональных группах как источнике общественной солидарности в современном обществе. «Правила профессиональной этики и права так же повелительны, как и другие... Следовательно, даже там, где общество полнее всего опирается на разделение труда, оно не разрешается в сумму изолированных атомов», — писал он. Проблема в том, где найти опору для солидарности и доверия в современном обществе, в котором благодаря экономическому и технологическому прогрессу традиционные институты (община, семья, религия) подвергаются эрозии.

Гипотеза о возможности «органической» — по Дюркгейму, — то есть сознательной, солидарности в современном «профессионализированном» обществе и сегодня всего лишь гипотеза. Но нам важнее показать, что настоящее доверие возможно, что в стране довольно много людей, обладающих высокой профессиональной и моральной репутацией. А вот без таких репутаций проваливаются самые разные начинания, от реформы судов до эффективного финансирования науки: создается иллюзия, что в любом случае «все разворуют», «отдадут своим», что «некому доверять».

Именно недоверие, апатия, ощущение «атомизированности» и деморализации общества мешают эффективному управлению, реформам, построению независимой экспертизы. Политик, управленец и просто гражданин чаще всего не может непосредственно из своего опыта оценить, кто в нашей стране по-настоящему выдающиеся ученые, медики, юристы, но, опираясь на профессиональные репутации, может это узнать. Главная цель нашего исследования — показать существование выдающихся людей и действительно заслуженных репутаций в самых разных сферах, а значит, и возможность общественного доверия, общего дела в России.

Метод

Круговой метод опроса, который мы использовали, как говорит традиция, восходит к легенде о семи греческих мудрецах. Оракул велел отдать найденный в море золотой треножниксамому мудрому человеку в Греции. Его отнесли Фалесу. Фалес сказал: «Я не самый мудрый», — и отослал треножник Бианту в Приену. Биант переслал его Питтаку, Питтак — Клеобулу, Клеобул — Периандру, Периандр — Хилону, Хилон — Солону, Солон — обратно Фалесу. Ключевой принцип: спрашивать о репутациях коллег тех людей, которые сами пользуются уважением в своем сообществе, причем стараться спрашивать именно людей не со стороны, а прежде всего тех, кто знает свою профессиональную среду изнутри.

В восьми профессиональных группах из десяти у нас был задел прошлогоднего исследования, к этим людям мы в первую очередь, когда это было возможно, и обращались. Список первичной группы мы старались дополнить профессионалами, у которых, на взгляд редакции, за последние год-два были высокие достижения. В группах, где мы впервые публикуем результаты исследования (журналисты и чиновники), мы, как и в прошлом году, заходили на второй круг: спрашивали тех, кого называли другие профессионалы, как в истории про Фалеса и треножник. Размер первичной группы в каждой профессии —15–25 человек, всего более 200 опрошенных.

Вопросы

1. Кто лично для вас является влиятельным профессионалом и человеком в вашей профессиональной области? (Назовите пять человек, из них четыре — не из вашей узкопрофессиональной группы.)

2. Какие профессиональные достижения в 2009–2010 годах в вашей профессии (широко понятой) вы бы назвали наиболее важными?

3. Может ли профессионал в вашей области быть активным общественным и политическим деятелем, не дискредитируя при этом то, что он делает в профессии?

4. Достаточно ли авторитетна сегодня ваша профессиональная корпорация, чтобы влиять на политическую и культурную жизнь страны?

К этим вопросам мы подходили неформально: для каждой профессии уточняли формулировки, дополнительно беседовали с респондентами, чтобы уточнить смысл и суть вопросов. Поэтому исследование было протяженным по времени.

Результаты

На завершающем этапе мы подсчитывали, сколько раз был назван тот или иной человек, складывая голоса вне зависимости от того, шла ли речь о его профессиональном достижении, моральной репутации или каком-то поступке. Получившие наибольшее количество голосов и составили наши десятки. Но мы призываем относиться к проекту не как к рейтингу или некоему соревнованию, а как к открытому списку выдающихся профессионалов, который можно и нужно продолжать. Очевидно, например, что региональные репутации и репутации в более узких профессиональных группах могли бы оказаться более явными и интересными, но это выходит далеко за рамки возможностей проекта. 

 

Как устроена элита России

Самые главные общественные достижения и человеческие поступки 2009–2010 годов

Когда выдающихся профессионалов просишь поговорить о делах общественных, то слышишь пессимистические оценки: сообщества раздроблены, к действительно авторитетным людям прислушиваются мало. Но одновременно, именно в последние два года, очевиден рост общественной активности и влияния профессиональных сообществ на дела страны. И то и другое не противоречит друг другу: Россия созрела для перемен

— Кого мне уважать, если таких людей, как Болдырев и Калмыков, отправляют в отставку? Так и напишите! Уважаю я Шаманова, он — настоящий герой, боец и сын отечества, — горячился в разговоре с «РР» легендарный десантник, генерал-полковник Александр Чиндаров.

В армии идет реформа, сопровождающаяся уходом известных боевых генералов, в том числе воевавших во время победной грузино-осетинской кампании. Но не меньше в армейской среде и тех, кто искренне поддерживает реформу. «Теперь мы имеем совершенно другую армию, не то что год назад. Кто-то действия Сердюкова одобряет, кто-то нет, самое главное — что он делает, а не просто говорит», — считает военный эксперт Сергей Кортунов, и его мнение поддерживает определенная часть действующих военных: в нашей десятке тех и других примерно поровну.

Впрочем, не только армия, но и вся страна на протяжении двух десятилетий находится на разломе: мы все время делимся на «партии». И поэтому один из ключевых смыслов данного исследования «РР» — показать, что настоящую элиту России опасно делить на «своих» и «чужих», согласных и не согласных с реформами, партиями, властями и оппозициями. Люди, имеющие заслуги перед страной, нравится кому-то их мнение или нет, имеют право быть услышанными. Авторитетные противники так же важны для успеха любого предприятия, как и авторитетные союзники. Иначе любое дело будет окружено атмосферой беспринципного лизоблюдства и разложения.

Довольно часто принципиальное несогласие и знаковая отставка причислялись нашими собеседниками к самым главным поступкам двух последних лет: само наличие у людей принципов — символ определенного градуса общественного здоровья. Резкая критика судебной системы со стороны судей Конституционного суда и отставка Эллы Памфиловой с поста главы Комиссии по правам человека при президенте были признаны в нашем опросе одними из самых заметных поступков.

Вообще, совмещение в одном исследовании вопроса о настоящих репутациях и вопроса о поступках и достижениях за последние два года — это риск (впрочем, любой настоящий вопрос «про правду» рискован). Ведь настоящие репутации — плод традиции, а не одного поступка.

— Честно говоря, для меня заметным событием в медицине является само существование Андрея Воробьева (директор Гематологического научного центра РАМН, организатор спасения людей в Чернобыле. — «РР»). У него есть потрясающая лекция про поездку Чехова на Сахалин, про лечение заключенных, про личность Антона Павловича как писателя и как врача, и эта лекция серьезно всколыхнула российское медицинское сообщество, — признается завотделом клинической психологии Научного центра психического здоровья РАМН Сергей Ениколопов.

Настоящие репутации — они такие: длительностью этической традиции «прямо от Чехова», если не раньше.

— Если брать Россию, то для меня такими авторитетами являются: Лев Николаевич Толстой, создавший частную школу для крестьянских детей, основанную на принципах свободного развития; Петр Федорович Каптерев — русский основоположник дидактики, он ввел понятие «образовательный процесс». Недавно ушел из жизни последний из могикан — классик советской педагогики Володар Викторович Краевский. Из ныне здравствующих безусловный авторитет — Шалва Александрович Амонашвили, он повернул внимание ученых и учителей к ребенку, к его внутренней сокровищнице, — описывает генеалогию русской учительской корпорации доктор педагогических наук Андрей Хуторской.

Сложнее всего с репутациями в тех профессиях, где есть разрыв традиции. Но интересно, что самая внутренне конфликтная и «склочная» корпорация из тех, которые мы исследовали, — это даже не предприниматели, которым всего два десятка лет из-за перерыва на советскую власть, и не военные, которые пережили мощнейший кризис и сейчас переживают перестройку, а деятели культуры. То есть у них есть безусловные «патриархи», как у медиков, учителей, ученых и военных. Но люди, обладающие безусловной моральной и профессиональной репутацией, такие как Юрий Норштейн или Алексей Герман-старший, давно не заявляли о себе — ни публичной декларацией позиции, ни новыми фильмами.

— Деятели искусства очень основательно дискредитировали себя за последние десять лет полнейшим конформизмом и приспособленчеством. Многие в профессиональном отношении — как, например, Никита Михалков. Все остальные как-то сдулись, как гражданские величины в первую очередь, — говорит музыкальный критик Артемий Троицкий.

— Влияют на политику из деятелей культуры полтора человека на всю Россию. При этом они решают свои личные вопросы. И это негативно отражается на культуре и общем гражданском климате в стране, — убежден режиссер-документалист Виталий Манский.

Эта атмосфера в творческой среде похожа на поколенческий разрыв: молчание классиков в тот самый момент, когда новое поколение пытается найти способы говорить о современности без постылых уже иронии и «постмодернизма».

Отсюда и «политический» уклон десятки деятелей культуры: понятно, что Юрий Шевчук и рэпер Noize были оценены коллегами не столько за песни, сколько за общественную активность, а анархистско-художественная группа «Война» оказалась недалеко от первых десяти «авторитетов культуры», хотя их авторитетность — скандально-хулиганская.

Но это не единственное, что отмечено из достижений последнего времени. Главный тренд — это интерес к современности, к социальной реальности: к новому молодому кино, новой драме и документальному театру.

Еще один путь завоевания авторитета — прямая общественная активность. Так, репутация актрисы Чулпан Хаматовой и ее фонда «Подари жизнь» была поддержана в этом году прежде всего за позицию по острополитическому вопросу — за борьбу вокруг закона об обращении лекарственных средств. Удалось предотвратить наиболее вредные решения, которые ставили под сомнение шансы на жизнь множества людей, в том числе детей. Похожую борьбу вел главный трансплантолог России Сергей Готье в связи с безумным государственным регулированием в этой сфере.

Но главное общественное событие последних двух лет — политическая, общественная и профессиональная активность, направленная на улучшение правоохранительной системы. Здесь сработала синергия — бизнеса, общественников, ряда депутатов и чиновников и инициатив президента.

Председатель некоммерческого партнерства «Бизнес Солидарность» Яна Яковлева считает одним из ключевых человеческих поступков принятую по инициативе Дмитрия Медведева поправку о запрете ареста предпринимателей.

— По поводу смягчения уголовного преследования предпринимателей инициатива была не чиновничества и даже не президента, а общества и бизнеса. Эта вещь давно напрашивалась, а в кризис перезрела — ровно тогда, когда прокуратура начала сажать предпринимателей за невыплату зарплат, что уже переполнило чашу терпения общества, — считает глава Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий Григорий Томчин.

Однако мы понимаем, что без деятельности группы грамотных чиновников и активных депутатов это было бы невозможно. Огромной была и поддержка представителей других профессий. Например, журналист Ольга Романова была названа коллегами одной из самых авторитетных профи за серию публикаций «Бутырка-блог».

Среди профессионалов-общественников в этом году особо выделены люди, которые борются за справедливое и гуманное правосудие. Одно из больших достижений последних лет — создание сводной мобильной группы правозащитных организаций в Чечне в результате активности Игоря Каляпина, лидера «Комитета против пыток».

— Игорь эту организацию основал на собственные деньги. Они редко выступают с общественными заявлениями, но они добиваются профессиональных расследований. Им удается добиваться удивительных вещей, — рассказывает правозащитница Татьяна Локшина.

Также отмечают наши собеседники активность Натальи Таубиной, которая, будучи правозащитницей, участвует в реформе МВД, как и многие профессиональные юристы и судьи.

Вообще, похоже, сейчас такое время, когда выдающиеся профессионалы ощутили необходимость взглянуть на свою страну целиком и оценить общественную позицию собственной профессиональной корпорации.

— В науке сложно локализовать какое-то конкретное достижение... Было сильное впечатление от нескольких докладов на конференциях. Показалось, что тот же Алексей Старобинский нащупывает что-то очень существенное в прояснении природы темной энергии. И общественные поступки — конечно, речь идет о поведении отделения физики и астрономии РАН в истории с Петриком. Простите за идиотский пафос, но можно сказать, что они спасли честь академии. Персонально запомнился Владимир Захаров, — говорит физик Михаил Казанович.

По поводу нового закона о государственных учреждениях можно было услышать довольно внятные и разумные вопросы со стороны учительского сообщества.

— Это уже не новость, что в педагогической сфере обсуждается ЕГЭ. А сейчас еще в сфере образования будет знаковый закон, который коснется финансовой стороны и статуса учреждений. Учительство все-таки подчас демонстрирует готовность к серьезному обсуждению. Чиновники местами прислушиваются к мнению учителей. Но иногда введение новых законов назначается на лето. А сами знаете, что у педагогов это сезон отпусков, — сетует заместитель главного редактора «Учительской газеты» Ольга Максимович.

Даже в предпринимательском сообществе критерий авторитетности — далеко не только профессиональный успех.

— Если говорить о последних двух годах, я бы хотел отметить Рубена Варданяна. Надеюсь, его инициатива и умение объединить и бизнес-сообщество, и правительство в создании «Сколково» через десять-пятнадцать лет будут вспоминаться с восторгом и с большим уважением, — считает предприниматель Ростислав Ордовский-Танаевский Бланко.

Вообще, главная тенденция последних пары лет — рост интереса к общим делам и даже к общественному «активизму».

— Тенденция, которая очень ярко обнажилась в последнее время, — это желание заниматься добровольческой деятельностью. Это самое важное, что произошло за последнее время. Желание людей организоваться и пожертвовать своим временем и силами ради помощи другим в период пожаров означает, что в нашей стране есть потенциал. Это большое движение, и не заметить его нельзя, — уверена заместитель генерального директора Благотворительного фонда Владимира Потанина Наталья Самойленко.

Подтверждает эту тенденцию и исполнительный секретарь Российского форума доноров Наталья Каминарская:

— То, что люди стали искать, кому помочь, — это значит, что наши усилия всех этих лет не прошли впустую.

И в этой атмосфере постепенно начинает забываться партийное и корпоративное недоверие.

— Важное событие года — самоорганизация людей вокруг пожаров, то, что этим занялась также РПЦ. Это было приятно видеть. У нас много предрассудков, связанных с религиозными организациями, а тут очевидный успех взаимодействия, — рассказывает директор Российского представительства благотворительного фонда CAF Мария Черток.

Особенно приятно отметить некоторое уменьшение межпартийных дрязг и рост значения собственно профессиональных репутаций среди журналистов. Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин, далекий от всякой оппозиционности, как только речь зашла об общественном влиянии профессии, сразу назвал оппозиционную «Новую газету»:

— Многие публикации «Новой» влияют на поведение следователей, прокуроров, силовиков. Именно при Медведеве начали влиять.

А редактор «Новой» Дмитрий Муратов говорит о том, что не нужно переходить грань между журналистской профессией, правозащитной деятельностью и политикой:

— Лично я боюсь, что замечательные профессионалы-журналисты могут начать собственную войну с лидерами некоторых кавказских республик. Во-первых, это просто опасно, во-вторых, эту тонкую грань лучше не переходить. Лучше оставаться в профессии.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Шапарова Надежда 4 апреля 2012
Замечательная элита - Шувалов-коррупционер... Очень профессиональный и честный, ага.
Mорудов Анатолий 1 января 2011
Какова философия-таков и мир! Вот постулат и здесь ответ,но это непросто.
России Эльвира 10 декабря 2010
"Россия созрела для перемен"
СНОВА, ДА ЛАДОМ!!!!
ПОСТЕПЕННОСТЬ И ОБДУМАННОСТЬ - КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА, А НЕ "РУБИТЬ С ПЛЕЧА"
России Эльвира 10 декабря 2010
«внимательный и адекватный чиновник, а не фантазер, как другие».

ЭТОГО НЕ ДОСТАТОЧНО!!!!ЛЮДИ, ОЧНИТЕСЬ!!!
России Эльвира 10 декабря 2010
Настоящие герои - это те, кто не молчит на местах и борется, борется, борется
Беззуб Татьяна 9 декабря 2010
как все печально:( На многомиллионную страну всего-то ничего авторитетных людей, которые что-то делают, даже если их не 100, а 300-500.... Маловато будет....
Волков Дмитрий 21 октября 2010
Могли бы вы составить рейтинг 10 популярных блоггеров?
skipi skipi 28 сентября 2010
ловко вы вместо 10 политиков 10 чиновников подсунули) опубликуйте ка самых-самых 10 политиков,и было бы красиво- с ранжировкой по степени влияния)
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение