--

Реваншист

Как Виктор Янукович обманул судьбу

Самые оглушительные поражения не всегда бывают окончательными. После «оранжевой» революции Виктор Янукович едва не ушел из большой политики, но спустя пять лет взял реванш над своими противниками. Почему именно такого человека возвела на президентский олимп украинская политика? Почему украинцы именно в нем увидели наиболее приемлемого национального лидера? «РР» искал ответы на эти вопросы в биографии нового президента Украины

10 февраля 2010, №5 (133)
размер текста: aaa

26ноября 2004 года в Киеве могла начаться гражданская война. Или в лучшем случае большой, кровавый мордобой — стенка на стенку. За несколько дней до того прошел второй тур президентских выборов, победителем был объявлен Виктор Янукович, но тут началась революция. Майдан Незалежності в Киеве был занят «оранжевыми». В полукилометре от них, у здания правительства, стояли лагерем бело-голубые сторонники Януковича. Противники уже стали привыкать друг к другу, но 26 ноября в Киев привезли несколько десятков тысяч шахтеров с востока. «Поезда стояли вокруг всего Киева и на вокзале», — вспоминает человек, работавший тогда в штабе Януковича. Как раз в этот день при посредничестве Александра Квасьневского и Хавьера Соланы между сторонами конфликта должны были начаться переговоры.

«Выходя от Кучмы, мы узнали, что около 15.00 запланирован приезд в Киев 40 тысяч шахтеров, — описывает произошедшее в своих воспоминаниях бывший президент Польши. — Я уже представил себе эти столкновения… Наша миссия закончилась бы перед началом переговоров. Мне удалось соединиться с Тигипко (в тот момент возглавлявшим штаб Януковича. — “РР”): “Это правда, насчет того марша?” — “Да, это уже не сдержать. Луганск, Донецк, Херсон хотят уйти, конец, шахтеры восстают”. <…> Должен сказать, что Янукович тогда повел себя достойно. Поехал к шахтерам, отдал распоряжение не начинать акцию».

Многие в те дни упрекали Януковича в слабости, в том, что не смог отстоять победу. И даже сам он тогда, наверное, не предполагал, что спустя пять лет он все-таки станет президентом.

«Район у нас обезбашенный»

Судьба Виктора Януковича — это «тот самый один на миллион случай, когда тюрьма привела человека к добру. Большому государственному добру». Этой фразой заканчивался фильм об уголовном прошлом кандидата в президенты, показанный в разгар «оранжевой» революции по украинскому телевидению. Если оставить за скобками сарказм, судьба Януковича действительно пошла совсем не по тому сценарию, который казался очевидным.

— Ребята, давайте скажем честно: хлопец вырос без матери! Каждый хлопец попадает в такую ситуацию, но у каждого есть мамка, которая побежит в милицию, бухнется в ноги — а у него мамки не было! — Глава предвыборного штаба Януковича в его родном Енакиево Ирина Стрельникова сердится. Трудно представить, сколько раз ее тыкали в уголовное прошлое Виктора Януковича, и ей не нравится, что объяснения выглядят как оправдания. Ведь по местным понятиям оправдываться не в чем: один раз — не преступник, два — не рецидивист. И когда вся страна изумилась и возмутилась, узнав о двух судимостях кандидата в президенты, Донецк возмущения не понял.

— Как-то поехал в Запорожье, милиция останавливает: «Оружие, — кричат, — пистолеты!» Это они енакиевские номера увидели. — Таксист дядя Саша старается прикрыть гордость за свою малую родину улыбкой, но не получается. — Почему? Да потому что Енакиево был город такой — маленький Чикаго! Енакиевские были в авторитете по Союзу.

Говорили, что каждый второй в Енакиево сидел в тюрьме. В городе был чуть ли не квартал из общежитий условно-досрочно освобожденных — «химиков». Их привозили на шахты и стройки. Так повелось еще со времен послевоенного восстановления Донбасса.

Рабочий городок Енакиево вырос вокруг металлургического завода. Он стоит в центре, в яме, огромный, как ад. Все дороги спускаются к ЕМЗ. Снег по всему городу от него черный, престижные районы — на окраинах, там снег белый. Кругом растут терриконы — горы отработанной породы, которую выбрасывают из шахты. Все в этом городе серое с черными разводами. А воздух пахнет заводской пылью.

Пивновка и Раздоловка — районы, в которых рос Янукович.

— Тут все кишело хулиганами — через мост не пройдешь, — вспоминают местные жители. — И шапки сымали, и все шо угодно. Было такое выражение «мочить глэков»: после завода рабочие идут — раз, шапку сняли, и все.

И сегодня в Пивновке о старой славе наслышаны.

— Сами такие! — похохатывают Николай и Серега. — Все Енакиево держали Раздоловка и Пивновка, жили нормально. Даже лучше, чем сейчас. У нас у самих по условному, — хвастают они. — Район у нас такой, обезбашенный!

Люди и сейчас покажут вам домик Януковичей: там! — махнут рукой куда-то вглубь. Чем ближе, тем определеннее подсказки. Вот калитка, занесенная снегом; флигель в одну комнатку с низким потолком и маленькими окнами притулился рядом с небольшим, но хорошим кирпичным домом. Окна дома разбиты, крыша флигеля провалилась внутрь. Во флигеле жил Янукович с бабушкой, в доме — его отец с мачехой и двумя дочерьми. Мать Януковича умерла, когда ему было два года. «…Спали мы [с бабушкой] в одной кровати. Другую кровать негде было поставить, и всю ночь она меня слезами обливала…» — вспоминал он потом. Теперь за домом никто не следит: одна сестра Януковича живет в Енакиево, другая лежит в психушке, мачеха, говорят соседи, тоже была не в себе: «все книжки читала».

Сестры о сводном брате не вспоминают, а он — о них. Выбившись в люди, он и не думал восстанавливать родительский дом. Зачем восстанавливать то, что наверняка хочешь забыть?

В Пивновке уже мало осталось тех, кто знал Януковичей. Но тетя Галя знала.

— Он хороший человек, положительный. Отца его знаю, мачеху знаю. Мачеха вредная была. Не пускала домой. И кричала на него.

— А пацаном он каким был?

— В юности у каждого ошибки бывают, — мгновенно просекает тетя Галя. — А потом одумается и выправится. Ну, бедовый был. Зато сам пробил себе дорогу.

Бедовый Янукович

Бедовость — это две судимости: одна за грабеж, другая за драку, давно погашенные, но до сих пор вызывающие волны слухов и домыслов.

«Шли мы втроем по городу: я, Виктор и Маслов, сосед, — рассказывал потом журналистам один из грабителей, Юрий Целковский. — Навстречу крепко пьяный. “Дай закурить”, — говорит. “Не курю”, — отвечаю. Так он меня за грудки… Потом Маслов пьяного ударил, он и упал». Упавшему еще чуть помяли бока, забрали шапку, часы — все это потом нашли в доме Целковского и Маслова. Но и Янукович получил три года. Половину скостили по амнистии, но вышел он еще раньше. Потому что сотрудничал с администрацией, предположил один из сокамерников.

Через два года — снова драка, и теперь уже два года от звонка до звонка. «Он не дрался, а разнимал», — говорят сторонники Януковича. «Не за драку судили, а за изнасилование», — убеждают недруги. Что правда, а что нет, разобраться невозможно: оба дела из судебных архивов исчезли. Осталось только постановление областного суда о снятии судимостей. Да и то поддельное — это доказало недавнее расследование прокуратуры. Его подложили на место настоящего, и теперь непонятно, правда ли там написана об уголовных делах нового президента. Когда исчезли подлинные уголовные дела и постановление, неизвестно. Возможно, еще тогда, когда Виктор Янукович только начал карьерное восхождение.

Скелеты в семейном шкафу

В ту предвыборную кампанию из прошлого Януковича всплыла еще одна подозрительная история. «Да он не только сам бывший зэк, отец его был полицаем» — не раз и не два слышал корреспондент «РР» во время «оранжевой» революции, работая во Львове. На это был серьезный документ с грифом «Совершенно секретно», адресованный начальнику УНКВД по Сталинской области, с требованием этапировать в БССР «находящегося на спецпоселении некоего Януковича Федора Владимировича, 1923 г. р., уроженца с. Януки Витебской области, в связи с расследованием УНКГБ по Барановичской области БССР дела о дезертирстве и пособничестве немецко-фашистским оккупантам».

Отец ли это Виктора Януковича, доподлинно неизвестно. «Мой отец попал в плен», — лишь раз пару лет назад в одном из интервью признал Виктор Янукович. Впрочем, 18-летним пацаном воевал он именно в Беларуси — вполне возможно, как и тысячи других бойцов, оказался за линией фронта и как человек, побывавший в плену, мог заинтересовать органы. Вот только чем расследование закончилось, неизвестно. Вероятно, ничем, раз Федор Янукович не пошел по этапу, а Виктор Янукович родился не в Сибири, а в Енакиево.

Завидная карьера Фитиля

В 70-е годы у молодого Януковича появился заступник — депутат Верховного Совета СССР космонавт Георгий Береговой, по данным официальной биографии, «товарищ отца Януковича по енакиевскому аэроклубу». Это Береговой ходатайствовал за способного, но оступившегося парня. Клеймо судимостей с того сняли, приговоры отменили.

Правда, с действительностью версия про аэроклуб не имеет ничего общего: Береговой-то в нем занимался, а вот 15-лет­него на тот момент Федора Януковича к самолетам подпустить никак не могли. Но не это главное.

Мало кто обратил внимание, что Береговой ходатайствовал не за малолетнего преступника, только вышедшего из тюрьмы, а за успешного молодого человека, делающего потрясающую карьеру. За четыре года после выхода из тюрьмы и до знакомства с Береговым он успел окончить техникум, вступить в комсомол, стать сначала комсоргом, потом кандидатом в члены партии и пройти по карьерной лестнице от электрика, механика, мальчика на побегушках, отмечающего путевые листы, до директора автоколонны при объединении «Орджоникидзеуголь».

— Он здоровый был. В автопарке говорят: кто будет лампочки крутить? Да у нас же есть Витек. Фитиль его звали! — Дядя Саша ездит на старой «Волге» с древним таксометром, до сих пор считающим в «деревянных». Когда-то работал в АТП-04113, Янукович был там механиком. Таксист бережно подводит дряхлую «Волгу» к автопарку. Автопарка уже нет, но на вид все как раньше. — Вот арка, — показывает он, — слева окошко, там Янукович сидел, отмечал мне в путевке въезд-выезд. А потом он стал начальником автобазы, а потом ушел в Донецк. Вообще, молодец мужик! Что обещал — все делал.

— В нем было что-то такое, что притягивало друзей, — вспоминает товарищ Януковича по охоте, замдиректора шахты «Ольховатка» Николай Стужук. — Однажды я видел: он мужчине внушение делал по работе, так ни разу даже не ругнулся — только у того слезы текли. И сколько дружили, я не слышал, чтобы он кого-то послал по-русски.

В Енакиево до сих пор строят версии, что же способствовало карьерному росту Януковича. Кто-то поминает «непростую» семью жены. Читайте внимательно биографию, говорят они: назначая будущей невесте первое свидание, он взял у нее номер телефона и новый 1969 год встречал уже у нее дома, глядя праздничный «Огонек» по «старенькому телевизору». А ведь домашний телефон и уже успевший состариться телевизор в 1969 году в бедном рабочем Енакиево — явный признак принадлежности к номенклатуре. «Вроде из прокурорских она была», — пытаются припомнить старожилы.

Есть и еще одна версия, не раз озвученная, но ничем не подтвержденная. Журналист Владимир Бойко утверждает: Виктор Янукович мог сотрудничать с органами госбезопасности и пользоваться их протекцией. Такую версию не исключает и Тарас Чорновил, в 2004 году один из самых приближенных к Януковичу людей. «В то время лишиться “черной метки” можно было только через сотрудничество с органами, — уверял он корреспондента “РР”. — Кагэбэшный агент на востоке Украины — это или резерв, или способ влияния для той же службы, которая могла бы проконтролировать заворовавшийся партхозактив. Иметь от него информацию, чтобы потом немного пошантажировать. Я думаю, что все-таки был Янукович не самым глупым и не самым пропащим, из-за этого на него и бросили взгляд. И вытянули из той жизни».

Свою стремительную карьеру Виктор Янукович начал с должности директора автопредприятия. Здесь он постигал азы неформальной социалистической экономики: десять тонн стране, пару тонн себе — от страны не убудет. Теневые доходы от перевозки неучтенного угля аккумулировались у начальника колонны, а затем по цепочке передавались наверх. Слов «вертикальная коррупция» в советское время не использовали, но система от этого работала не хуже.

Тогда же Янукович начал постигать и особую донецкую философию, исповедующую чувство исключительности. С конца 40-х деньги в Донбасс текли рекой. Именно огромные вложения в восстановление края после Великой Отечест­венной войны заложили фундамент влиятельности донецких и днепропетровских кланов на союзном уровне. И Хрущев с его оттепелью, и Брежнев с его застоем, и значительная часть их окружения — отсюда.

«Донецк — это уголь. Донецк — это сталь. Донецк — это люди, смотрящие вдаль!» — именно тогда появились эти кричащие о донецкой исключительности советские лозунги, узаконенные воспитатели регионального снобизма. Один из собеседников «РР» так охарактеризовал донбассцев: «Эти люди привыкли жить богато, готовы были ради этого как много работать, так и преступать закон».

Впитав в себя эту философию, к 90-м годам Виктор Янукович был морально готов вступить в борьбу за влияние на общеукраинском уровне. Благо к тому времени имел для этого отличную стартовую площадку — пост заместителя губернатора области, курировавшего транспорт.

«Я никогда не хотел быть политиком»

Так однажды сказал сам Виктор Янукович, и это чистая правда. В публичного политика он превратился только в 2002 году, когда стал премьер-министром. «Я абсолютно спокойно отношусь к разного рода кадровым интригам» — это еще одно его признание, в искренность которого невозможно не поверить. Потому что именно кадровым интригам он и обязан своему карьерному росту.

В 1997 году президент Кучма снял с должности губернатора Донецкой области Владимира Щербаня — испугался стремительного роста его влияния. Губернатором стал человек из конкурирующего днепропетровского клана — протеже тогдашнего премьер-министра Павла Лазаренко Сергей Поляков. Мягкий, не понимающий специфики региона, он сразу был воспринят всеми как временщик, а реальная власть оказалась у его первого зама. Им стал Виктор Янукович.

После того как коррупционные скандалы расшатали кресло под Лазаренко, президент Кучма убрал Полякова. И губернатором стал Янукович. Очевидцы рассказывают: когда Лазаренко представлял Януковича губернатором, он с плохо скрываемым сарказмом сказал: «Ну, ты дождался!» Значит, ждал. И не скрывал этого. И не только он. «Он просто вынужден был стать лидером, флагом, в который инвестировали представители донецкого региона», — заметил как-то украинский журналист Сергей Руденко, написавший книгу об окружении Януковича.

«Януковича назначил губернатором Ахметов», — в один голос уверяли несколько наших собеседников, вспоминая о тех временах. О том, когда и при каких обстоятельствах познакомились Виктор Янукович и самый богатый украинец Ринат Ахметов, они никогда не рассказывали. Но еще в бытность Януковича вице-губернатором, все воспринимали его как полноправного представителя одного из сильнейших олигархических кланов Украины, видными фигурами которого были также председатель Донецкого облсовета Борис Колесников и основатель «Индустриального союза Донбасса» Сергей Тарута.

Именно они стали победителями в долгой и кровопролитной борьбе за дележ металлургической базы Донбасса. Сам Ринат Ахметов до определенного момента оставался в тени авторитетного во всех отношениях бизнесмена Ахата Брагина. Но в октябре 1995 года на VIP-трибуне стадиона «Шахтер» прогремел взрыв — Брагин и несколько его охранников погибли, и правая рука Брагина Ахметов вышел на первые роли.

О связях окружения Виктора Януковича с криминальным миром говорят практически все. Но как сказал тот же Борис Колесников, принимая корреспондента «РР» в уютном кабинете Верховной рады, «все, кто меня обвинял, уже сидят в тюрьме». Всем своим видом он показывал, как велика разница между местами пребывания их и его.

При Януковиче-губернаторе, а позже и премьере, «донецкие» установили контроль над большинством металлургических и горно-обогатительных комбинатов Украины.

И ни разу под Виктором Януковичем не зашаталось кресло. Говорят, потому что именно ему Леонид Кучма обязан вторым президентским сроком.

В 1998 году на парламентских выборах победили коммунисты. В Донбассе они взяли почти половину голосов. А год спустя здесь же решалась судьба президентского кресла. В первом туре президентских выборов 1999 года Донецкая область поддержала коммуниста Петра Симоненко — 39% голосов против 32% у Кучмы. Но уже во втором туре президент получил 53% и обеспечил себе победу. В 2002-м Донбасс же обеспечил проход в парламент кучмовского предвыборного блока «За единую Украину!» — Донецкая область оказалась единственной, где победила тогдашняя партия власти. Виктор Янукович показал, что он умеет добиваться своих целей, как бы сложны они ни были. А методы пусть обсуждают противники.

Сам он в выборе методов циничен и не особо изобретателен. Зачем менять то, что приносит успех? Не хватает голосов? Можно договориться с политическим противником. Не получилось? На это есть человеческие слабости.

Осенью 2002 года Виктору Януковичу не хватало голосов в Верховной раде, чтобы стать премьер-министром. И он инициировал встречу с ненавистным ему Виктором Ющенко.

— Кучма тогда только что выдвинул Януковича на должность премьер-министра, но мы боялись, что он нас бросит, — рассказывал один из участников встречи «Украинской правде». — Для страховки мы просили у «Нашей Украины» 20 карточек их депутатов на одно голосование — по Януковичу. Как шаг навстречу обсуждалась возможность того, что мы поддержим Ющенко на выборах президента. Порошенко спросил: «Где гарантии?», на что Ахметов протянул руку и сказал: «Рукопожатие — вот мои гарантии».

Но тогда соглашение не состоялось. И Янукович нашел другой путь. На Украине до сих пор уверены, что несколько необходимых ему для избрания голосов были куплены. Никто не удивился: это был обычный стиль поведения. На скандальных пленках майора Мельниченко есть разговор Кучмы с Януковичем в августе 2000-го.

Мельниченко в своем заявлении в прокуратуру утверждал, что на пленке «Кучма дает разрешение Януковичу на массовый подкуп народных депутатов Украины», а «фракция КПУ [компартии Украины] за полученные от донецкого клана деньги голосует по решениям, принимаемым Верховной радой Украины так, как необходимо донецкому клану».

Виктор Янукович на той пленке сетовал только на одно: «Мы уже несколько раз обожглись, нас уже коммунисты обманывали. Причем так: берут деньги и делают все наоборот». И убеждал Кучму, что желающих на взаимовыгодных условиях сотрудничать с «донецкими» предостаточно: «Oни ж знают, что, как говорится, Донбасс порожняк не гонит. И очередь уже вот такая стоит».

В итоге 234 депутата проголосовали за Януковича. Эта победа укрепила позиции донецкого клана и фактически предопределила то, что через два года тот стал кандидатом в президенты от партии власти.

То, что Янукович возглавил правительство, нельзя, конечно, списывать только на аппаратные интриги или помощь олигархов. При нем Донецкая область стала лидером среди регионов по приросту ВВП, в разы увеличила выплаты в бюджет. И годы его премьерства — это годы стабильного роста экономики. Янукович хорошо обучаем (в пятьдесят лет с нуля начал учить украинский язык и вскоре свободно на нем заговорил), умеет подбирать людей, мотивировать их на работу, ни одно отданное им поручение не остается невыполненным. В этом, отмечают украинские наблюдатели, его радикальное отличие от того же Ющенко, КПД деятельности которого близок к нулю.

Приход Януковича в правительство резко укрепил позиции донецкого клана, а «Индустриальный союз Донбасса» стал активным участником всех приватизационных конкурсов на Украине, апофеозом чего стала покупка за $800 млн предприятия «Криворожсталь» консорциумом «Инвести­ци­онно-металлургический союз» Рината Ахметова и зятя Леонида Кучмы Виктора Пинчука.

Но после победы «оранжевой» революции эта сделка была признана незаконной, и хотя Виктор Янукович никогда не позволял обвинить себя в протекционизме, на повторных торгах «Криворожсталь» ушла уже за $4,8 млрд — индийской Mittal Steel.

«Оранжевая» революция стала первым, по сути, поражением Януковича-политика.

«Сдался. Лапы поднял»

— Я так скажу: если бы на его месте была Юля, мало места было бы всему Майдану — ни-ко-му она не отдала бы эти свои полпроцента. А он уступил. Сдался. Лапы поднял. — Политолог Михаил Погребинский, который в 2004 году поддерживал Януковича, до сих пор уверен, что тот уже тогда должен был стать президентом.

— Почему сдался?

— Тут много всего намешано: и внутренняя сдержанность, и в какой-то степени его религиозность. У некоторых верующих есть черта, которую они не могут переступить — взять на себя ответственность за возможную гибель людей. Мне кажется, что эту черту он не мог бы перейти.

— А рассматривался силовой вариант разгона Майдана?

— Да, и с той и с другой стороны. А как не рассматривать, если выходит Юля и говорит: вперед, в атаку, щас будем захватывать! Вынуждены были рассматривать.

— А может, отступить Януковичу подсказало чутье.

— Те же шахтеры, которых привезли 26-го, сами не особо хотели идти на Майдан. Они все получили и уже пили водку, им совершенно не хотелось ни с кем драться. Это было безнадежно. Поздно, неправильно. Это имело смысл в ситуации, когда ты полностью контролируешь силовые структуры, и они готовы выполнять твои приказы. Но силовики расползлись: часть присягнула Ющенко, генералы СБУ ходили на Майдан…

— Янукович сначала пытался отстоять свое право на по­беду, а когда начались переговоры в Мариинском дворце с международными посредниками, мне кажется, у него уже опустились руки. Он понял, что Кучма его сдал, — вспоминает Тарас Чорновил.

2004 год в какой-то мере стал провалом Януковича и как публичного политика. Больший уровень публичности сразу показал проблемы с ораторским искусством и пробелы в образовании. Отсюда и нынешний «великий украинский поэт Чехов», и публичные высказывания про «козлов, которые мешают нам жить».

Как бы там ни было, поражение 2004 года едва не сломило Януковича: на полгода он устранился от активной поли­тики. Его окружение заняло круговую оборону, опасаясь передела собственности. Но, по сути, кроме реприватизации «Криворожстали», ничего не произошло.

— Поначалу же все испугались. Ахметов сидел в своих Каннах полгода, потом видит: та балбесы! Можно решить, денежки заплатить! — вспоминает Михаил Погребинский. — Они приехали и начали потихонечку все восстанавливать. Потому что «оранжевые» слабаками оказались — внутри их лагеря началась война.

— Когда Янукович решил вернуться в политику?

— Окончательное решение не исчезать, я думаю, у него появилось в августе 2005-го, когда руководитель секретариата президента Зинченко обвинил в коррупции все окружение Ющенко, а тот обвинил в кознях Тимошенко. И началось…

Вскоре Ющенко отправил Тимошенко в отставку, «оранжевая» коалиция распалась в первый раз, и состоялось возвращение Виктора Януковича на пост премьер-министра.

— Это была реинкарнация. Без нее о Януковиче сегодня вряд ли и вспомнили бы, — признался «РР» человек из окружения нового президента.

Главный вопрос о Януковиче-президенте, которым сейчас задаются все на Украине: насколько он независим от своего окружения? Будет ли он ширмой при сером кардинале Ахметове или поведет свою игру? Те, кто долго наблюдал за их взаимоотношениями, не торопятся ставить на Януковиче крест. Даже в годы своего премьерства кадровые креатуры того же Рината Ахметова нечасто попадали в правительство. В самой Партии регионов нет единства. А значит, неизбежна борьба разных фракций и групп влияния.

— Все будет зависеть от ситуации, — уверен Михаил Погребинский. — Если сравнивать его и Тимошенко, то Юля, конечно, менее зависима от окружения.

— Янукович и Ахметов приятели, — объясняет Тарас Чорновил. — Все-таки в политике они близкие люди, сильно связанные. Но если Януковичу-президенту что-то не понравится, он может и не сделать одолжения. Очень уж сильно он верит, что власть сильнее денег.

Не менее серьезным вызовом станет для Виктора Януковича соперничество с Юлией Тимошенко. Проигрыш не заставит ее уйти из политики, а сильные позиции в Верховной раде всегда будут угрозой планам Януковича-президента.

Именно Януковичу придется вытягивать страну из экономической пропасти. Именно ему придется объяснять избирателю, почему, даже став президентом, он мало что делает из предвыборных обещаний о сближении с Россией. Ведь пророссийская риторика Януковича, по сути, ни им самим, ни его окружением не воспринимается слишком серьезно, проигрывая экономическим интересам украинской олигархии.

Еще недавно создавалось впечатление, признавались нам люди в окружении Виктора Януковича, что их лидер все же готов уйти на покой: «Казалось, дайте ему его любимую охоту, и все, он успокоится». Нынешняя победа наверняка избавит его от искушений пенсионера. Расслаб­ляться нельзя — на примере его предшественника украинцы показали, сколь сильным может быть их разочарование.

Фото: архив пресс-службы; Алексей Майшев для «РР»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Константин Иванович Энов 17 февраля 2010
В Поддержку Путина. Всё должно быть по справедливости. После прочтения статьи «Модернизация разбудила совесть» (журнал «Русский Репортёр» №5(133)/11-18.02.2010, стр.36-37, Людмила Наздрачёва и Анна Рудницкая). Журнал в Бийске купил вчера, прочитал статью дважды (вчера поздно вечером и сегодня рано утром). Тот самый случай, когда после прочтения ради справедливости надо сказать слова поддержки. В Поддержку Путина. Энов Константин Иванович. ИНН220408199704. Бийск. Note. Путин Владимир Владимирович - Премьер-министр Российской Федерации и экс-Президент Российской Федерации.
Константин Иванович Энов 17 февраля 2010
Юлия Тимошенко – Очень Хороша. Как Женщина. Но, Проект «Юлия Тимошенко» надо было давно модернизировать. Надо было прекрасную оболочку наполнять конструктивным содержанием. Креатива там всегда хватало, но не хватило аналитики, добрососедства с Россией и воспоминаний о Нашей Общей Родине - Советском Союзе. Энов Константин Иванович. ИНН220408199704. Бийск.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение