Александр Зубков: «Поход за медалью — не то же самое, что в магазин»

Для минутного спуска по ледяному желобу требуются годы тренировок

Для минутного спуска по ледяному желобу требуются годы тренировок

Соня Ляшкевич поделиться:
17 февраля 2010, №6 (134)
размер текста: aaa
Александр Зубков

Бобслей не так популярен, как давно всем известные и имеющие преданных болельщиков и поклонников зимние виды спорта — хоккей, биатлон, фигурное катание. Между тем лучший российский бобслеист Александр Зубков успешно защищает честь страны уже 20 лет. На прошлой Олимпиаде он выиграл серебряную медаль в экипажах четверок. В Ванкувере претендует на высшую награду

Вас ожидает непростой турнир. На что в первую очередь надо надеяться — на машину или на спортс­менов?

Бобслей — он как «Формула-1». Там очень много работают с машинами, с двигателями, потому что речь идет об очень высоких скоростях. Так и у нас. Поэтому я так считаю: первые 50% идут машине и механикам, которые ее обслуживают, а вторые — пилотам и разгоняющим.

В этом сезоне вы заказывали бобы у разных производителей — Wimmer Carbontechnik и братьев Зингер. Что вы в результате выбрали?

Ни тот ни другой. Я выбрал третью машину — от австрийского специалиста Ханнеса Валльнера. Мы начали с ним работать уже в этом сезоне. Мы ее протестировали полностью, и мне очень нравится, как она ведет себя на треке. Сейчас сама машина готова, и мы работаем только с ее коньками.

Чего им не хватает?

Быстроты. У нас есть варианты, как с ними поступить.

Вы готовы принять решение вот так, перед заездами на Играх, без допол­нительных соревнований?

Ну как, тесты ведь проводились, да и турниры тоже. Это не то что мы с нуля сделали коньки и пошли на Олимпиаду. С ними катались другие пилоты.

Значит, даже перед Олимпиадой можно предоставить тестировать машину другим людям? Неужто так мало точек соприкосновения у пилота и боба?

Нет, что вы, я ведь говорю только о коньках. К самой машине пилота нужно «прикатывать». Я уже после Нового года пересел на машину Валльнера.

Человеческий фактор

Разгоняющие всегда остаются в тени пилота. Всю четверку поименно перечислять долго, вот и говорят, например, «экипаж Александра Зубкова». Но состоит экипаж из людей, которые не один год положили на достижение результата. «Серебряный» состав боба-четверки 2006 года не сохранился. В прошлом году чемпионат Европы Зубков выиграл вместе с Романом Орешниковым, Дмитрием Трунен­ковым и Дмитрием Степушкиным. В нынешнем сезоне с ним, видимо, останется только один из них. Так решили тренеры.

Еще перед первым этапом Кубка мира главный тренер сборной Владимир Любовицкий сказал, что составы на этот этап и на Олимпиаду точно будут разными…

Команда уже разбита по разным четверкам. Окончательно ее сформировали в Калгари в начале февраля. Важно, в какой форме находятся ребята. Самое главное — чтобы никто не получил травм. Именно от этого зависит формирование экипажей.

Но приоритеты есть?

На сегодняшний день в двойке мой партнер Алексей Воевода, а в четверке разгоняющие Дмитрий Труненков, Филипп Егоров и Петр Моисеев. Но, может, кому-то из них придется участвовать в обоих видах, это уже от формы нашей будет зависеть.

Алексей Воевода после Турина мало выступал и редко тренировался со сборной. Это что, привычное дело для бобслея, когда один экипаж
готовится в разных местах?

Не очень привычное, но если он болел, то зачем же его добивать.

Все-таки в здоровом состоянии организм способен на очень многое, и надо его к этому подготовить. Конечно, в идеале надо готовиться командой. Взять, к примеру, немцев: они тренируются все вместе.

В нынешнем году вы не балуете поклонников победами. Это, может, у вас план такой — отсиживаться в тени и удивить соперников на Играх?

Да-а-а, хотелось бы, но таких планов у нас нет. Работаем, но пока у нас не получается слаженности на старте — того, чего не хватает и для финиша, для призового места. У тех команд, которые борются за победу, все отлажено. Я думаю, мы все-таки соберемся, потому что чувствуем ответственность и готовились к Олимпиаде четыре года. Просто проиграть — этого ни я, ни ребята себе позволить не можем. Тем более что соперники нас уважают и ценят.

Сейчас у вас объявился соперник в собственной сборной — Дмитрий Абрамович. Он уже даже обыгрывал вас. Подмечаете его сильные и слабые стороны?

Подмечать-то подмечаю, но вот говорить на эту тему не особенно бы хотел. Я знаю, как и почему получаются наши результаты, но вот делить нас на первый и второй номер не хочу. Я — спортсмен, это не мое дело.

Скользкий желоб

Об олимпийской трассе бобслеисты говорят с уважением: быстрая, сложная, на ней травмировался не один атлет. В том числе и сам Зубков.

Помнится, когда-то будущую олимпийскую трассу обещали упростить. Сделали?

Нет, трек не будет меняться. На нем прошел Кубок мира, и все спортсмены так или иначе доехали до финиша. Так что все будет зависеть от мастерства пилотов и, конечно, от готовности команды на старте.

Олимпийская трасса — какая она?

Очень скоростная, равной ей нет, пожалуй, нигде в мире. Там уже на верхнем участке идешь со скоростью больше 100 км/час. И очень сложно к этому подготовиться, ведь похожего трека нигде нет.

Это же очень опасно, когда едешь на столь ответственный турнир фактически без обкатки на трассе!

Да, но все трассы опасны. Мы уже привыкли к этому, готовимся спокойно и просто отодвигаем эти мысли в сторону. Главное — чтобы снаряд не вылетел с трассы, а травмы, увы, неизбежны. На скорости больше 140 км/час люди падают и принимают весь удар на голову и на спину. Трагедия в Германии с Ириной Скворцовой — это ужасная случайность, такое редко происходит. Обычно травмы случаются при простом падении.

Вы катаетесь на российской трассе в Парамоново?

Честно говоря, я там не тренируюсь. В этом сезоне трек этот был готов поздно, к назначенному сроку льда на нем не было, мы уехали готовиться в Германию и в Россию уже не возвращались.

А сама трасса вас устраивает?

Вполне, нужно только, чтобы ее хорошо обслуживали. А в остальном нам все равно: мы, спортсмены, люди подневольные. Нам скажут: катайтесь в Парамоново, так будем кататься.

Саночники там ездят, все в порядке.

У канадцев, кстати, большое преимущество: они тренировались прямо на олимпийской трассе.

Да, они, безусловно, среди фаворитов Олимпиады. Но прежде всего ставку надо делать на немцев, все три их команды очень сильные. За золото будет, конечно, бороться экипаж Андре Ланге. Мы видим, какая трудоемкая работа с ним ведется. Будут бороться за медали американец Стивен Холкомб, несомненный лидер Кубка мира в этом сезоне, и швейцарец Иво Рюэгг, который очень хорошо зарекомендовал себя в двойке.

И, конечно, вы. Вас ведь называют претендентом на золотую медаль.

Я на это не обращаю внимания. Просто делаю все возможное, все, что умею, а там посмотрим. Мы, конечно, будем бороться и показывать свой класс, но поход за медалью — это не то же самое, что в магазин. Пришел и купил золото. Борьба будет очень серьезной.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться

Александр Зубков

Родился 10 августа 1974 года в Братске.

Заслуженный мастер спорта. Серебряный призер Олимпийских игр 2006 года, обладатель серебряных наград на чемпионатах мира 2005 и 2008 годов и бронзовых — на чемпионатах мира 2003 и 2008 годов, обладатель Кубка мира по бобслею сезонов 2004/2005, 2005/2006, 2008/2009 годов. Участник Олимпийских игр в Нагано (1998) и Солт-Лейк-Сити (2002).

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение