Пострадали мандарины

Почему Калининград умерил протестную активность

Областному начальству Калининграда удалось предотвратить митинг объединенной оппозиции, который планировался на 20 марта. Вместо этого город увидел флешмоб с тремя тысячами раздавленных мандаринов и общение народа с губернатором в прямом эфире. Корреспондент «РР» попытался понять, действительно ли протестные настроения калининградцев пошли

Роман Романовский поделиться:
24 марта 2010, №11 (139)
размер текста: aaa
Особо недовольные губернатором Боосом калининградцы все-таки вышли на улицы

—Митинги послу­жили уколами в попу власти, которые лечат ее от глухоты.

— Не знал, что от глухоты лечат уколами в попу.

Общайся они не на публике, оппозиционный депутат областного парламента Соломон Гинзбург и губернатор Калининградской области Георгий Боос наверняка использовали бы более сильные выражения. Но тут было нельзя: за политическим спором имел возможность наблюдать каждый житель Калининграда. В самых людных местах города поставили камеры, развесили телеэкраны, любой желающий мог задать вопрос Боосу и чиновникам областного правительства. Для проведения народной пресс-конференции из Москвы выписали экс-телеведу­щего Владимира Соловьева, который не скупился на колкости в адрес губернатора и его подчиненных. Но Боос готов был это терпеть как альтернативу митингу оппозиции, который планировался на 20 марта. Очень уж не хотелось губернатору повторения масштабной акции 30 января, после которой к области было приковано пристальное внимание СМИ и общественности.

Стремясь избежать повторного выступления народных масс, руководство области заняло все центральные площади под мероприятия вроде сельскохозяйственной ярмарки, чтобы иметь формальный повод предложить оппозиции провести митинг где-нибудь на окраине города. Кроме того, Георгий Боос чуть ли не еженедельно лично встречался с недовольными, убеждая их, что по мере возможности выполнит требования оппозиции — от снижения тарифов ЖКХ до улучшения ситуации в медицине. В угоду общественному мнению в отставку даже отправили непопулярных министров калининградского правительства — отвечавшую за здравоохранение Елену Клюйкову и министра социальной политики Галину Янковскую. А против Клюйковой даже возбудили уголовное дело — она подозревается в за­купке медицинского оборудования по завышенной цене.

В итоге неформальный лидер местной оппозиции Константин Дорошок отозвал заявку о проведении митинга. «Из достоверных источников нам поступила информация, что готовятся провокации и на митинге будут жертвы. Мы не можем брать на себя такую ответственность, власть не оставила нам выбора. К тому же губернатор пошел на диалог и пообещал выполнить наши требования. Если не выполнит — получит еще больший митинг», — несколько противоречиво объяснил он причины своего решения.

Протестная коалиция оказалась расколота. Несогласные с решением Дорошка все-таки провели акцию — правда, значительно менее масштабную, чем в январе. Самым ходовым товаром были в этот день мандарины. Дело в том, что «мандарином» в калининградском интернете по аналогии с китайскими чиновниками прозвали губернатора Бооса. По­этому около трех тысяч человек, собравшись на одной из городских площадей, давили южные фрукты, скандируя: «Путин в ответе за Бооса!», «Путина и Бооса в отставку!» А пенсионер Георгий Ермолаев поднял российский флаг с наклеенными на него изображениями пауков и нищих и провозгласил: «Пауки — это богатые, которые сосут всех!» Кстати, несмотря на несанкционированность акции, милиция вела себя мирно.

А вот в теледиалог с властью вступило куда меньше калининградцев. Возле каждой из пяти установленных в городе телекамер собралось по несколько десятков человек. «Я хочу, чтобы Боос наконец вывез мусор с нашего двора. Мы уже везде обращались, чиновники нас не слышат. Шанс обратиться к губернатору надо использовать, а то мусор никогда не вывезут», — поделилась с коррес­пондентом «РР» накануне одна из калининградских пенсионерок. Правда, до микрофона она так и не добралась, но Георгий Боос и без нее услышал много жалоб на мусор, суды и милицию, а председатель областной Федерации городошного спорта Олег Куклин пожаловался, что спортивные чиновники требуют от него проведения четырех соревнований в год. «Но они закрыли единственное место в городе для игры в городки! Как мне прикажете выполнять их требования?!» — негодовал Куклин в телевизионную камеру.

Впрочем, даже в этом формате общения к микрофонам все-таки пробивались люди, которые напоминали губернатору о проблемах более серьезных, чем судьба городошного спорта.

У новорожденного сына Татьяны Смирновой, Георгия, выявили сложный порок сердца, калининградские врачи расписались в своей неспособности спасти жизнь малыша. «Мне сказали, что ребенок умирает, родите еще одного, — бросила в камеру Татьяна. — Это притом что вы закрыли в области все роддома и открыли некий перинатальный центр — как вы сказали, по последнему слову техники, — однако спасти моего ребенка смогли немецкая техника и немецкие врачи». Главный врач перинатального центра на адресованный ему вопрос невнятно пробормотал, что центр оснащен по последнему слову техники и вообще-то такие болезни лечатся, но почему ребенка в итоге спасали немецкие врачи, ответить не смог.

Стало ясно, что одной отставкой министра здравоохранения проб­лему не решить и недовольство населения не снизить. Договорившись с Константином Дорошком и применив административный ресурс, Георгий Боос лишь ненадолго притушил протестный пожар. Но времени на то, чтобы убедить людей в своей эффективности, у власти не так много: уже 27 марта свой митинг планирует провести КПРФ, с которой Боосу не удалось найти общий язык. Возможно, к коммунистам — не в этот, так в следующий раз — присоединятся и сторонники Дорошка.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Василий Иванов 31 марта 2010
Стремясь избежать повторного выступления народных масс, руководство области заняло все центральные площади под мероприятия вроде сельскохозяйственной ярмарки, чтобы иметь формальный повод предложить оппозиции провести митинг где-нибудь на окраине города..
Подход изменили не к проблемам, а к способам выражения недовольства. Просто поначалу недооценили готовность людей к протесту. В Питере тоже так было. В момент самого первого "марша несогласных". Ко второму митингующим запретили появляться на центральных площадях под надуманными предлогами, обложили со всех сторон и в конце устроили побоище. И все. Недовольных не осталось. Вот такой диалог.
«Из достоверных источников нам поступила информация, что готовятся провокации и на митинге будут жертвы. Мы не можем брать на себя такую ответственность, власть не оставила нам выбора. К тому же губернатор пошел на диалог и пообещал выполнить наши требования. Если не выполнит — получит еще больший митинг»
В Питере то ли не было таких источников, то ли к ним не прислушались. А вообще, власть выработала тактику с такими выступлениями. Во-первых, провокаторы. Во-вторых, "сельскохозяйственные ярмарки". В-третьих, если предотвратить не удалось, делается несколько энергичных движений, что раскалывает недовольных на готовых еще подождать и прочих, а дальше первые два варианта. После выступления по поводу Газпром-башни в Питере, пошел репортаж по центральному каналу, пара министров вдруг обнаружила, что нарушается закон, премьер сделал суровое лицо и .... А ничего. Башню продолжают строить, запросы министров игнорировали, репортажей в таком духе больше не делали, а что касается премьера, то все знают, что сказать он может что угодно, а делать все равно будет по-своему. Но задача выполнена, часть горожан успокоилась и решила, что дальше все будет хорошо. А остальным перекрыли воздух совсем. Нет диалога. Есть его имитация. Такая же, как имитация других видов деятельности в рамках вертикали.
Валерий Анатольевич Федотов 31 марта 2010
Прятаться от общения с людьми и обсждения проблем нет смысла. В этом урок Калининграда. Проблемы простых граждан оказались вполне земными, губернаторского уровня, просто их не решали и с людьми не разговаривали. Как результат изменения подхода - зеркально возникашая проблема у ппозиции - отсутствие прежней поддержки граждан, и мандарины не помогли.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение