Муть или инновации?

Зачем Медведеву iPhone и мировая финансовая система

Судьба проекта «Сколково» зависит от глобальных корпораций и наших бывших соотечественников — это стало ясно после визита Дмитрия Медведева в США. Но если зарубежный бизнес уже готов к сотрудничеству, то соотечественники еще не определились

29 июня 2010, №25 (153)
размер текста: aaa
Фото: GETTY IMAGES/FOTOBANK; AFP/EAST NEWS

«Никто не соби­рается копировать Силико­новую долину, потому что это, наверное, невозможно», — сказал Дмитрий Медведев на встрече с осевшими там россиянами.

Понятно, почему невозможно. Силиконовая долина возникла стихийно, когда в 40-е годы прошлого века администрация Стэнфордского университета решила сдавать землю в аренду высокотехнологичным компаниям, в которых могли бы работать его выпускники. Российский же ее аналог — очевидная инициатива сверху, да и условия, в которых создается Сколково, иные.

— В США в какой-то момент все возможности играть на «короткие» деньги, то есть делать вложения в то, что сулит быструю безрисковую прибыль, были исчерпаны. Тогда появились венчурные фонды (инвестирующие в рискованные, но потенциально высоко­доходные перспективные проекты. — «РР»). И именно они сыграли ключевую роль в становлении Силиконовой долины, — объясняет Наталия Куракова, руководитель программы «МВА — Управление инновационными проектами» бизнес-школы «Мирбис».

В России же пока существует много высокорентабельных проектов, в которые предприниматель может вложить свои средства. Прежде всего это добыча и переработка сырья. В инновации инвестируют немногие. Неудивительно, что для развития Сколково Медведеву приходится делать ставку на бюджетные деньги и инвестиции крупных западных корпораций. Одна из них — Cisco — уже согласилась в течение ближайших десяти лет вложить в инноград свыше одного миллиарда долларов, а ее глава Джон Чамберс вошел в число кураторов проекта. Будут работать в Сколково и российские партнеры корпорации Boeing — компании «Прогресстех» и «Люксофт», — соглашение об этом было подписано 24 июня.

Впрочем, эта новость заставляет всерьез задуматься о том, чем же в итоге станет Сколково: инновационной внедренческой зоной или просто офшором западных корпораций. Дело в том, что подразделения Boeing и так успешно работают в России. А их переезд в Сколково не в последнюю очередь объясняется желанием уйти от реформы единого социального налога, которая начиная с 2011 года увеличит выплаты бизнеса в страховые фонды с 26 до 34%.

— Рост страховых взносов съест практически всю прибыль, источники финансирования развития. Мы станем неконкурентоспособны по сравнению с аналогичными компаниями Индии и Китая, — объяснял нам недавно ситуацию глава «Прогресстеха» Владимир Кульчицкий.

Побег в Сколково спасет российских партнеров Boeing от потери заказов — известно, что резиденты иннограда получат существенные налоговые льготы. Например, полное освобождение от налога на прибыль, имущество, землю; частичное — по НДС и страховым взносам.

Кураторы Сколково опасность понимают. Тот же Дмитрий Медведев сказал, что введение отдельного налогового режима «далось определенной кровью», потому что «это всегда может закончиться для государства дырой. То есть мы создадим некую офшорную зону, в которую потечет всякая муть, а не только инновационные компании, не только высокие тех­нологии — просто будут деньги отмывать».

Конечно, нельзя назвать «мутью» Boeing или Apple и Intel, которые тоже готовы участвовать в проекте. Но ведь льготный налоговый режим наверняка привлечет не только их.

Еще одна проблема, которую трудно будет решить, — заселение Сколково не только между­народными корпорациями, но и небольшими инновационными компаними, которых в той же Силиконовой долине тысячи. Что их пугает, доходчиво объяснила Дмитрию Медведеву экс-россиянка Ольга Потапова:

— Когда я говорю, что мне стоит тридцать пять долларов открыть здесь [в Америке] компанию, в России мне не верят, потому что там все не так. Там нет механизма, для того чтобы все это было просто. Понимаете, малый бизнес не имеет возможностей большого. Господин Вексельберг может позволить себе содержать штат адвокатов — я нет.

Создать для иннограда не только особый налоговый режим, но и параллельную законодательную базу, которая сняла бы административные барьеры, невозможно. А значит, надо думать, как изменить существующую. Так, чтобы порадовались не только будущие обитатели Сколкова.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Василий Иванов 7 июля 2010
Тут проскочила информация, что значительная часть земли, отводимой под "наукоград" совершенно неожиданно оказалась в собственности у Абрамовича. Разумеется, "ради будущего страны", за ценой не постоят. Потому, что как можно жмотничать, если без наукограда ИМЕННО в Сколкове страна безнадежно отстанет о мирового сообщества? Неизвестно, выйдет ли что из этой идеи, но Абрамович разбогатеет на несколько сот миллионов только от продажи земли налогоплательщикам и потенциальным инвесторам. Вот и возникает вопрос, может для этого и затевался нац.проект "Модернизация"? И он повторит судьбу других "нац.проектов"?
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение