--

Инфанты и Маргариты

18 августа 2010

Моя подруга Нина Петровна пригласила меня в гости к ее маме. На фоне своей мамы Петровна — женщина с квартирой, машиной и профессией, мать студентки — стала стремительно блекнуть. Как выяснилось, никакой она не взрослый человек

поделиться:
размер текста: a a a

Нина Петровна роняет вилку. Потом проливает чай.

— Это еще что, — говорит нам мама Нины Петровны. — В прошлый раз штаны мои белые, новые, хорошенькие взяла — вернула все в мазуте. Куда-то там села!

Мы слушаем список грехов Нины Петровны и узнаем про нее много нового. Страшно представить, какой звериный оскал инфантилизма прятался под маской ответственного человека.

— Номера мои с «оки» снимет и ездит на своем «мицубиси» — это когда ее прав лишили, — говорит мама.

Мы понимаем, что мама права как никто. Нина Петровна — ребенок.

А Нина Петровна только подбрасывает угля в топку. Она не делает ничего, чтобы казаться взрослым человеком. Сидит с ногами на кровати. Спрашивает: «Ма-ам, а ма-ам, а где мои носочки, те, помнишь?» И мама ищет носочки.

Ключи от дома мама ей не дает: прошлые Нина Петровна куда-то дела.

— Это еще что! — вспоминает мама в саду. Мы пьем вино на лужайке, освещенной садовым фонарем, рядом пруд с красными рыбками. У Нины Петровны лицо подростка, готового возражать. — Собачку мне отдала на лето. Так собачка жила здесь года два! Или три.

— Греку утюг отдала! — продолжает мама. — Любимый мой утюг. Актеру греческому, он с Джигарханяном снимался, а потом ее еще в Грецию приглашал. Так она адрес потеряла!

Петровна закатывает глаза. Утюг ей крыть нечем, хотя она и умудрилась воспитать умную дочь и даже доделала ремонт в своей трехкомнатной квартире.

По отношению к мамам все мы инфанты. Потому что они, мамы, по привычке хотят взвалить на себя часть наших проблем.

Уехав от мамы, Нина Петровна звонит дочери и говорит ей строгим голосом:

— Ты собаку искупала? А на собеседование ходила? А папа где?..

Когда я слышу жалобы, что нынче пошли инфантильные дети, хочется схватиться за учебник истории: там этих безответственных инфантов пруд пруди.

Инфант Диоген, не получая зарплаты, засел в бочке — и корми его. Колумб поперся хрен знает куда, прихватив с собой ни в чем не повинную команду. Декабристы совершенно не подумали о женах. Гоголь в зрелом возрасте писал матушке: «Пришли еще денег». Достоевский проигрывал колье жены. Немирович не разговаривал со Станиславским. Кафка боялся отца и невест. История человечества — это история дерзких безответственных инфантильных выскочек. Невозможно вспомнить ни одного абсолютно взрослого вменяемого человека: все были не без греха.

В списке грехов на стене Псковского монастыря, если верить Гусевой, частично учтены такие свойства личности, как лень, безответственность, желание существовать за чужой счет, не­уважение, неспособность продумать последствия своих действий, глупость, наконец. А вот инфантилизма нет, хоть убейте. Хотя он есть в каждом из нас.



Гусеву, например, учат жизни все, кто ее видит: эта ее особенность сродни спецокраске в живой природе. Учат ее даже люди, которые никаких особых сложностей в жизни не видели: жили в собственных квартирах, шли по накатанной дорожке, никуда никогда не переезжали и никакого горя не знали. А Гусева переезжала, знала и выживала. Но когда Гусева близоруко смотрит на ценник, человечеству хочется ее удочерить.

Поехав со мной на машине в отпуск, в дороге она вела разговоры такого содержания:

— Ой, аисты! А почему аисты приносят детей? Ой, электростанции! А мне больше нравится на поля смотреть. Ой, а когда мы приедем? А я купальник забыла. И теплую кофту.

Остаток отпуска Гусева провела с другой своей подругой и потом написала, что ей приходится все за нее решать.

— В горы взяла туфли на каблуке! — жаловалась Гусева. — Она еще более инфантильная, чем я, что автоматически превращает меня в грымзу. Я ей говорю: какие у тебя будут дети? Нечесаные, с грязными ногтями, бегать будут где попало, пока ты будешь бигуди крутить!

Жизнь и наличие инфантов рядом заставляет нас из детей становиться взрослыми. И мы становимся — но неохотно и ненадолго. Потому что быть ответственным плательщиком, работником и родителем все время — ужасно скучно. Иногда хочется заходить к маме и требовать носочки, садиться в ее белых брюках в мазут и дарить ее любимый утюг греку. Хотя бы в воображении.

Фото: Митя Гурин; иллюстрация: Варвара Аляй

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение