Милицейский предел

Что может помешать реформе МВД

В стране объявлена очередная милицейская реформа. Правда, на этот раз ставки подняты особенно высоко. Решение заменить милицию полицией хоть и высмеивается критиками как подмена дела словами, все же символический замах такого масштаба, что не оставляет шансов отделаться косметическими мерами. Тем более что проект закона вынесен на публичное обсуждение в интернете

Павел Бурмистров поделиться:
18 августа 2010, №32 (160)
размер текста: aaa
Дополнительные материалы

Впроекте много нового и позитивного. Это и общественный контроль, и повышение публичности и открытости ведомства, и ужесточение критериев отбора сотрудников, и детализация обязанностей будущих полицейских перед гражданами. В то же время остается без ответа ряд принципиальных вопросов.

Одна из главных опасностей: в рамках уже объявленного сокращения милиции можно «очистить» ее не от тех сотрудников. Чтобы этого не произошло, необходим внешний контроль за проведением реформы, причем на достаточно высоком уровне, чтобы не погрязнуть в пучине естественного межведомственного лоббизма. В России такой опыт есть — это назначение гражданского министра обороны Анатолия Сердюкова при проведении армейской реформы. Позитивные и негативные стороны этого опыта у руководства страны перед глазами, что дает возможность совершенствовать подход к защите ведомст­венных реформ от внутреннего сопротивления.

Независимый контроль предполагает независимую переаттес­тацию сотрудников.

— МВД не барон Мюнхгаузен, чтобы само себя за волосы из болота вытаскивать. Вот представьте: я начальник, и мне велели сократить подчиненных на 20%. Кого я буду сокращать? Тех, кто мне деньги приносит, или тех, кто на земле работает и мне ничего не дает? Вот как это работает. Сократили тех, кто ничего не приносит, а кто приносит — те остались. Сама себя система чистить не может, — говорит глава независимого профсоюза работников милиции Михаил Пашкин.

А кроме внешней переаттес­тации потребуется еще и независимое переобучение вновь набранных сотрудников, которое не может произойти мгновенно и займет несколько лет.

Но жесткий прозрачный внешний контроль за ходом преобразования сам по себе не панацея. Необходимо параллельно повышать и требования к кандидатам, и привлекательность службы, поскольку это двуединая задача.

— Делать одно без другого бессмысленно. А пока предлагается именно это — повышение требований без повышения привлекательности службы. К чему это приведет? Те, кто «решает воп­росы», останутся их решать и дальше, а те, кто работает добросовестно, будут милицию покидать еще быстрее, чем прежде, — говорит профессор Академии управления МВД, бывший сотрудник Главного управления по борьбе с организованной преступностью МВД Петр Скобликов. — Вопрос о переаттестации и ответственных за нее на самом деле актуален лишь при наличии очереди из желающих пробиться на милицейскую службу. Но очере­дей-то нету. По крайней мере, из тех людей, которых мы хотели бы видеть в милиции. Надо сначала повысить привлекательность, создать эти самые очереди, а затем уже ужесточать требо­вания к желающим работать. Нужны деньги. А мы деньги не вкладываем, а ищем какое-то волшебное организационное решение, которое все изменит к лучшему.

Пока о повышении оплаты труда милиционеров ничего не слышно. Закон, естественно, ничего об этом не говорит — это вопрос сопровождения законодательной части реформы. А международный опыт полицейских реформ подсказывает, что при нынешнем соотношении милицейской зарплаты и средней по стране успех реформы ставится под удар. «Господа чиновники, вы на 13 тысяч рублей в месяц жить поучитесь, а потом и реформу делайте!» — восклицает словами лесковского «честного квартального Рыжова» Михаил Пашкин, опасаясь, что зарплату ему с коллегами опять не повысят.

Очевидно, что должна произойти и перекройка функциональных подразделений милиции. Но не под заранее заготовленную красивую форму. Так никогда не получается, особенно с реформой, призванной разрешить столько проблем, затрагивающей такое количество людей и требующей столько времени и политической воли. Так что отсутствие в законе новой организационной структуры ведомства само по себе еще ни о чем не говорит.

Впрочем, о возвращении к экспериментам конца 1990-х — начала 2000-х с введением в России муниципальной милиции, похоже, речи нет. Тогда успешно внедрить западный опыт разделения правоохранительных органов на независимые друг от друга общегосударственную и местную структуры не получилось. Все дело в том, что местные власти пытались подмять муници­пальную милицию под себя, а гражданское общество не умело и не выказывало особого желания этому противостоять. Но значит ли это, что стоит ждать, пока общество до этого дозреет, — большой вопрос. Десять лет назад на местный уровень уже передавалось финансирование милиции, но это лишь одна часть того же американского опыта. Другая его часть — возможность выбора и смещения местным населением своего «шерифа» — оказалась изначально невостребованной.

Так что об успехе этого опыта и готовности общества к контролю за местной милицией можно говорить лишь доведя эксперимент до конца. Есть предположение, что механизм выборности местного полицейского начальства мог бы работать эффективнее механизма выборов местной законодательной и исполнительной власти. Одно дело — выбирать депутата или даже главу района, и совсем другое — человека, который может завтра посадить тебя за решетку или войти с оружием в твою спальню.

Но если о «шерифах» еще можно спорить, то внешний контроль за ходом реформы и переаттестацией сотрудников, повышение престижа и привлекательности службы и политическая воля довести реформу до конца к моменту утверждения закона понадобятся непременно. Если ничего не изменится даже теперь — после громкого решения переименовать милицию в полицию, — кто в другой раз поверит в способность государства изменить критически разболтанную правоохранительную систему?

Фото: PHOTOXPRESS; MARYEVANS/PHOTAS; LEEMAGE/FOTOLINK; РИА НОВОСТИ; ИТАР-ТАСС

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Василий Иванов 19 августа 2010
Если ничего не изменится даже теперь — после громкого решения переименовать милицию в полицию, — кто в другой раз поверит в способность государства изменить критически разболтанную правоохранительную систему?
Никто не поверит. Только когда надо выбирать между этой "верой" и лояльностью милицейских начальников, когда надо морду набить несогласным, никакая политическая воля не спасет. Она будет направлена в противоположную сторону. Лояльный, пусть и вороватый милиционер куда полезнее губернатору, мэру, премьер-президенту, чем честный. То же можно сказать про судей и чиновников. Рыба гниет с головы. Да и что меняется? Ну провалят очередную "реформу". Сколько там их было? Административная, когда Путин боролся с числом министерств и чиновников, судебная(или она так и не состоялась?), военная(в 2001 Путин обещал стране к 2008 полностью контрактную армию), пенсионная(которую видимо придется "реформировать" обратно), в другой статье писалось о реформе в лесном хозяйстве(и там тоже говорится о возможности обратных "реформ"). Да и "реформа" МВД не первая. У нас вся страна такая - "критически разболтанная". И чем дальше, тем больше Была только одна "реформа", которая была последовательно проведена. "Реформа" избирательной системы, после которой ЗАКОННЫМ образом переизбрать кого бы то ни было практически невозможно.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение