--

Пацаны с глаголом

Чем дышит, пишет и матерится русский рэп

История ареста за неуважение к волгоградской милиции рэпера Ивана Алексеева, известного как Noize MC, стала сенсацией не только в мире шоу-бизнеса, но и в политической жизни страны. Между тем популярность избранного им жанра кажется неожиданностью лишь для тех, кто совсем не интересуется современной музыкой и настроениями молодежи. Последние несколько лет рэп распространяется по России бешеными темпами, преодолевая монополизм отечественного шоу-бизнеса при помощи интернет-технологий. Сегодня у нас есть уже с десяток рэп-звезд первой величины, не чуждых социальному протесту. Пообщавшись с лидерами этого движения, корреспондент «РР» пришел к выводу, что русский рэп аккумулировал в себе несколько выдыхающихся жанров: русский рок, русский шансон и… русскую журналистику

Андрей Молодых поделиться:
18 августа 2010, №32 (160)
размер текста: aaa

Сталинградский батл

Волгоград, 10 августа, вечер. Напротив Желтого дома — так здесь окрестили ГУВД — на заборе красуется граффити: «Свободу Noize MC!» По соседству — здание цирка. На афише изображено нечто пятнистое с надписью: «Жираф-ШОУ». Но этим вечером главное шоу в Волгограде должно разыграться прямо на улице: по информации пресс-службы ГУВД, стражи порядка готовятся к некой акции протеста фанатов музыканта, которая должна состояться в 21.00. Дожидаемся 21.10 — никого, кроме нескольких нарядов милиции, нет. Обстановка трагикомичная, как и вся история с арестом рэпера Ивана Алексеева.

Ванины 10 суток заканчиваются в 23.30. Приезжаем в гос­тиницу «Волгоград» — сюда должны привезти Ивана. Видим такую сцену: на крыльцо выходит администратор отеля и обращается к Саше Бергеру, пресс-секретарю Noize MC:

— Извините, нам только что позвонили из ГУВД и попросили, чтобы вы убрали прессу.

Саша на какое-то время теряет дар речи.

— Как вы себе это представляете?! — прорывает его наконец. — Я что, скажу им: «Немедленно уходите отсюда»? Это их работа. Я никого прогонять не буду. Пусть сами приезжают и убирают.

Действительно, на что рассчитывали в ГУВД, отдавая такой «приказ»? В какой-то момент просто перестаешь искать ответы. Видимо, это профессиональный прием — довести противника до отупения.

Десять дней назад на этой самой площади, где стоит гостиница «Волгоград», Noize MC выступал с песней «Бабки в шапку». Для тех, кто слышал песню или читал ее текст, совершенно очевидно, что речь в ней идет о звездных благотворительных мероприятиях, которые устраиваются якобы для защиты больных детей, а на самом деле — в карман устроителей. Роль артиста в таких мероприятиях схожа с ролью поросенка Фунтика — жалостливо клянчить деньги. В песне используются семпл из мульт­фильма и имена персонажей: Фунтик и госпожа Белладонна. По сюжету сказки поросенок в конце своей жалостливой речи идет с шапкой и собирает деньги для своей госпожи. Для большей схожести с первоисточником барабанщик Noize MC делает то же самое. Но тут милиция потребовала прекратить попрошайничество.

Иван Алексеев тут же обозвал милиционеров «животными» и исполнил ментофобскую песню «Кури бамбук». Далее последовало задержание и административное наказание.

По закону он действительно виноват. Но почему Ивану дали десять суток, а его соседу по камере, пытавшемуся убить жену, всего двое? И чем лучше творчество какой-нибудь группы «Воровайки», которая на своих концертах регулярно оскорбляет милицию, но до сих пор не удостоилась даже предупреждения? Только тем, что лирический герой блатняка — подавленный криминальный элемент, а русский рэп — музыка человека действующего?

Тем временем у гостиницы «Волгоград» начинается суета. Подъезжают два микроавтобуса с милицией и занимают позиции недалеко от главного входа. Следом появляется машина с Иваном. Он выходит. Щелкают фото­камеры. Он идет в гостиницу, поднимается в зал, где должна состояться пресс-конференция. Все. Чего так боялись ребята из Желтого дома? Зачем это жираф-шоу с микроавтобусами? Непонятно.

— Активная часть начинается только сейчас. — На пресс-конференции спросили об ответных действиях Ивана. — Пока от меня не было никаких внятных комментариев. Те самые «извинения», которые многие восприняли неадекватно: я думал, что у нас только доблестные сотрудники милиции очень плохо распознают иронию и сарказм, а оказалось, что это ко многим относится.

Публичные извинения перед волгоградской милицией, о которых говорит Алексеев, уже стали темой его нового хита. Предыстория такова: во время суда адвокат Ивана заявил от его лица, что он готов извиниться через СМИ. Это никак не повлияло на решение судьи. На четвертые сутки Ивану напомнили о его обещании, намекнув, что за это он может быть освобожден досрочно.

— Я попросил разрешения посоветоваться либо со своим продюсером, либо набрать номер адвоката. Но ни того ни другого мне сделать не разрешили и дали 20 минут на раздумья. За это время я сочинил свои «извинения», и отныне они являются припевом к песне, которую я буду записывать сегодня ночью.

Ваня прочел журналистам текст новой песни «10 суток (Сталинград)»:

Я хотел бы извиниться перед волгоградской милицией,
Они отличные ребята, и у них есть принципы,
Так и надо с залетными наглецами из столицы,
Надо было вообще меня расстрелять, чего уж мелочиться.

В фильмах про тюрьму, как правило, главный герой наконец из нее выходит. И дальше нам очень лирично показывают, как он наслаждается свободой. Например, идет на берег моря и ходит там босиком по мокрому песку или едет в кафе и заказывает горячий кофе. Некоторые отправляются в публичный дом, некоторые на кладбище. В общем, я ожидал от Ивана чего-то в том же духе.

Ваня принимает душ и отправляется посреди ночи на волгоградский Центральный рынок. По пути он дает интервью по телефону. Звонки почти не прекращаются.

На рынке к нам подходит высокий худощавый парень Антон, владелец студии звукозаписи «БитПроМ». Охранник рынка открывает решетчатую дверь. Мы идем вдоль пустых прилавков, мимо помойных баков, куда-то сворачиваем и спускаемся в подвальное помещение.

— Вань, а пока ты сидел и писал свою песню, кто-нибудь проверял, что ты пишешь?

— Конечно. Оригинал этой песни я подарил майору, который меня провожал. И автограф ему оставил.

— И они тебе ничего не сказали?

— По-моему, они не понимают. А когда слышат рэп, не отдупляют его. Для них это слишком быстро.

Вероятнее всего, причина конфликта между Ваней и волгоградской милицией именно в том, что стражи порядка просто не услышали песню. Они увидели только барабанщика с шапкой в руках. В версию о том, что это месть «Лукойла» за трек «Мерседес S666», Иван не верит.

— Им просто плевать на меня, на песню, на всех, — подытоживает рэпер, но совершенно случайно информация о том, что дело о ДТП на Ленинском проспекте в Москве закрывается, появилась именно тогда, когда Noize сидел в волгоградском Желтом доме.

Возможно, это удивит милицию, но трек «10 суток (Сталинград)» записан не совсем в студии. Ребята свели студийную запись с текстом, начитанным по телефону из камеры ГУВД. Освоившись с тюремной жизнью, Иван надыбал мобильник и позвонил своему продюсеру. Часть слов финального варианта записана «прямо с места событий». Чтобы больше не гадать, где в новом тексте есть ирония, а где ее нет, Ваня решил сам расставить все по местам:

А теперь восемь строчек серьезно, без сарказма:
Менты бывают всякие, хорошие и разные,
Х...вых больше, и связываться с ними опасно,
Особенно если ты не местный, а город красный.
Судье Шиповской от души пожелаю тут же
После родов 10 дней вот так же потусовать без мужа.
До свидания, город Сталинград, теперь мне ясно,
Где столица нашего полицейского государства.

В три часа ночи Иван открывает на балконе гостиницы «Волгоград» бутылку шампанского. Пробка летит через перила и исчезает. Пьем, естественно, за свободу. Спустя пять минут к нам заходит охранник.

— Кто сейчас шампанское открывал?

Открытая бутылка все еще у Ивана в руках.

— Больше не надо. Пробка упала на машину одного из гостей.

Все-таки у этого парня талант попадать в истории.

Пацанский дзен

«Вася, шо я могу тебе сказать?! Шо когда наступит война и придет голод, ты достанешь свою гармошку и на поесть тебе найдется», — пророчила бабушка своему внуку Васе Вакуленко, когда он был мелким ростовским пацаном, который пытался улизнуть с уроков музыки. Бабушка уже умерла, а Вася вырос и стал Бастой — одним из самых успешных российских рэперов. Потом ему наскучило быть только Бастой, и он стал Ноггано — чтобы под этим брендом писать более серьезные тексты. Но и это не все. Совсем скоро он станет еще и Нинтендо, для чего — увидим.

Ноггано все знают по треку «Жора, где ты был?». Благодаря смачному мату в припеве песня воспринимается исключительно как прикол из жизни городских укурков. Только все пропускают мимо ушей начало трека, в котором говорится, что это обращение к президенту. Обращение пронизано наивным желанием пацана честно рассказать главе государства, чем живет и дышит большинство российского населения. Ирония в том, что обращение в итоге ничем не заканчивается, потому что у парня кончается источник вдохновения — травка. Его друг Жора ушел за новой партией и не возвращается. Кульминация истории — истерика персонажа, который повторяет как мантру свой идиотский вопрос: «Жора, ты где был?!» И этот же вопрос в итоге приводит обоих друзей к умиротворению. Самое интересное во всей этой истории — ответ Жоры: «Ходил, гулял, курил».

У Ноггано получилось вывести формулу поведения простого русского человека: быть отстраненным от всего, что происходит вокруг. Это самый настоящий пацанский дзен, когда человек достигает гармонии внутри своего обычного существования, вне общества и государства. Он просто ходит, гуляет и курит, ему спокойно и хорошо.

Мы на студии Васи Вакуленко в московском клубе Gazgolder за неделю до того, как Ивана Алексеева посадили на 10 суток в Волгограде. Наш разговор странным образом крутится вокруг тюремной темы.

— Почему в твоих песнях так много криминала, ментов и разборок? Мы же не в тюрьме живем!

— Мы не в тюрьме?! Да это самая настоящая тюрьма. Я могу провести очевидные параллели, и все будет понятно. У нас есть главный — кум. Люди делятся по мастям: богатые, бедные, работяги, охрана. Деньги получаем лимитированно. Нас обманывают, и мы все изначально находимся в оппозиции. В постоянном положении сопротивленцев. Потому что власть нас пытается вздуть, нет-нет да и шваркнуть. Наше перемещение контролируется. И здесь, на «свободе», творится тот же самый беспредел: невинных людей лишают всего чего угодно. У власти одна цель — сломать нас и подстроить под себя.

А вот поэтическая версия рассуждений Васи из трека «Птицы»:

Баржа на мели, поэтому непотопляема.
Мы смотрим в карты, тайно мечтая о плавании.
Сам себе на уме, сам себе пророк.
Скоро в путь. Как Ной, жду потоп.
А пока прячемся в двухкомнатных карцерах,
Живя на своей земле, как в оккупации.
Пытаться ни к чему — эпоха двойственности.
С покорностью верим тем, кто делает новости.

Если «Жора» — это прикол с наркотическим приходом, то «Птицы» — абсолютно трезвое видение окружающего мира. Лирический герой Ноггано вовсе не всегда удолбанный в хлам придурок. Дуракаваляние — это его маска, способ скрыться и отстраниться от системы ценностей, которая ему навязывается. Мат, пацанский язык, ритмичное и наступательное слово рэпа — это способ проговорить открыто то, что нельзя проговорить обычным языком, способ рассказать о том, что по-настоящему ценно.

— Героев текстов Ноггано объединяет одно — верность правде, — поясняет Вася. — Это единственный критерий создания песни. Правда побеждает все, как бы цинично к этому слову ни относились.

— А в чем правда пацана?

— В том, чтобы человек шел навстречу страху. Суть пацана — быть достойным и порядочным человеком. Это люди, которые сохраняют свои принципы. Вот мне страшно превратиться в говно, в то, чем нас пытаются представить самим себе. Я стараюсь сохраниться.

— Так, может, чтобы не было «эпохи двойственности», эти пацаны должны быть у власти?

— У власти должны быть сильные гуманитарии. — В этом месте у меня отвисает челюсть и больше не закрывается, потому что такого никак не ожидаешь услышать от рэпера. — Не военные, не юристы, не там хер знает кто еще, а именно гуманитарии. Те, кто воспринимает мир как процесс созидания, а не только объект — чтобы придавить да подкрутить. Если нас придавливают и подкручивают, то единственная отрада состоит в том, что кого-то давят еще сильнее.

— Почему ты ничего не спел об аварии на Ленинском проспекте?

— Ну, Noize об этом спел. Я поддерживаю и считаю, что это класс. Ивана это происшествие задело за живое. А я спел о том, как милиционер зашел в супермаркет и пострелял людей. Отношение милиции к людям стало политическим вопросом. В «Менте» я озвучил свою жизненную позицию.

— И какая она?

— Плохо, когда есть криминал. Но как ведут себя люди, которым мы должны доверять свою безопасность?! Им платят зарплату, они носят знаки отличия и считают нормальным делать дела на ребятах, укравших сосиску в супермаркете. Милиция настолько превратилась в коммерческую организацию по крышеванию, что следователи просто теряют квалификацию. Им даже неинтересно раскрывать преступления по правилам, потому что в этом нет коммерческой выгоды. Вот такая канитель.

Если следовать логике милиции Волгограда, Вася — еще один претендент на административное наказание. Есть и другие.

Неуловимый мститель

Так называет себя в песне «Нам говорят» Dino MC 47 — Тимур Кузьминых. На сайте рэпера написано: «Наконец-то в нашей стране появился молодой, смелый, оппозиционный голос, который будет услышан». Почему-то эта фраза звучит немного по-брежневски.

Песня «Нам говорят» уже окружена ореолом скандальности. В основном она состоит из вопросов: «Где свободная пресса?», «Где точка зрения, которая неофициальна?», «Где менты, которые не берут взятки?», «Как можно сделать врагами братскую страну?». Сам Тимур ответов на эти вопросы не знает. Он считает, что его задача — проговаривать вслух вопросы, повисшие в пустоте.

— Народ реально запуган. Я хочу, чтобы люди меньше боялись и больше думали. Все в наших руках, все возможно изменить. Причем не жечь и взрывать машины, а изменить свои мысли, систему ценностей.

Тимур считает, что терроризм — это государственный миф, который создан для того, чтобы народ боялся даже подумать о жизни без существующей власти.

— Ты правда думаешь, что террористов, которые прячутся в лесах, нет?

— Видимо, они есть. Но сейчас в отношении них действуют исключительно военными методами. Возможно, это отчасти верно, но нужна идеологическая борьба.
Почему человек становится ваххабитом и уходит в радикальный ислам? Ему чего-то не хватает, у него пустота в душе или внутреннем мире, и он пытается ее заполнить. Власти должны в первую очередь заботиться о том, чтобы этой пустоты не было.

— А как с помощью рэпа можно победить коррупцию?

— Коррупцию должны побеждать другие люди, на это есть специальные органы. Высшее политическое руководство. А мы показываем, что мы об этом знаем, видим и нам это не нравится. Если мы и говорить об этом не будем, тогда они все расслабятся.

Тимур уверен, что у артиста должна быть четкая гражданская позиция. Он готов стать рупором эпохи и прийти на смену русскому року. В случае неожиданного появления славы и денег надеется не утратить дух протеста. Что он будет делать с этим духом при возможных деньжищах, пока не ясно.

А вот воинственное название рэп-дуэта АК-47 из Екатеринбурга обманчиво. Витя и Максим совсем недавно перекочевали в Москву под крыло уже упомянутого лейбла Gazgolder. Творчество этих ребят переполнено уличным задором с примесью молодецкой дури — много агрессии, но чаще всего это агрессия ради агрессии. Их тексты действительно напоминают стрельбу из автомата: не все слова в цель, как у Noize’а или Ноггано, зато эффектно.

— Такое ощущение, что вам постоянно приходится отстреливаться от кого-то. От кого?

— Да просто характер у нас такой, — объясняет Витя, который похож на Картмана из «Южного Парка». — Был бы, например, я жизнерадостным человеком, которого ничего не волнует, — писал бы песни про солнышко, про травку, как она цветет, как все хорошо, как все друг друга любят. У меня другой характер. Я сегодня день так живу, другой так. Как это объяснить, я, б…дь, не знаю.

— Я тебя понимаю. Я тоже не знаю как.

— Я как фильтр: через меня это все проходит, а потом в песни это вкладываю. Чем живу, то и пишу.

Хочется, конечно, добавить: «как чукча», но Витя подкупает своей наивной откровенностью. Параллельно он делится переживаниями из личной жизни, сам смеется над своими текстами и не пытается строить из себя звезду мирового масштаба.

К сожалению или к счастью — это дело вкуса, — районно-пацанский рэп никогда не станет «музыкой на все времена». Поэтичность этого жанра в быстроте и сиюминутности. Должно соблюдаться единство чтения и пространства события. То, что мы воспринимаем сегодня как рэп, по сути, превратилось в своеобразное ответвление современной журналистики.

Основная задача ребят — успеть прочитать стихи, сжигаемые временем. Отчасти поэтому в них так много сленга и мата. Рэперам просто некогда подбирать слова, чтобы выражать свои чувства. В противном случае их чувства потеряют актуальность.

Чудотворный рэп

Костромская группа «Комба БАКХ» — это русский рэп для тех, кто не любит русский рэп. Ребята даже не называют себя «группой» — у них есть более лаконичное определение: «неформальное объединение граждан Африки». Н.О.Г.А. «Комба БАКХ» выпустили уже 48 альбомов.

— «Б» — это Бинпол, — расшифровывает аббревиатуру Бинпол. — «А» — Аполлон, «К» — Квадрафилий, он сейчас в другом городе, и Патапъ.

— А как же «Х»?

— Так «Х» — это и есть Патапъ!

— ?!

— Когда мы 10 лет назад создавались, у него другая кликуха была, а потом он стал Патапомъ.

Принципы, которыми руководствуются ребята, просты: искренность, любовь к родине и ближнему. Вероятно, за это к ним и прицепилось определение «православный рэп». На вопрос, что это такое, они отвечают, что это то же самое, что и «православный пельмень».

У БАКХов нет ощущения, что они живут в тюрьме, и районным пространством в своих «телегах» (так они называют свои песни) парни не ограничиваются. События, о которых они поют, могут происходить как на Земле, так и на Марсе. Основное же драматургическое буйство свершается в душе человека. Причем каждая «телега» — это лично переживаемый духовный опыт. Даже если речь идет о фильме «Заклятие долины змей» или о черепашках-ниндзя. Творческая задача у ребят до гениальности проста: найти хорошее в каждой волнующей их теме. По сути, каждая «телега» — это маленький внутренний бой со злом внутри себя. Самое мощное оружие в этой войне — любовь. Причем не в абстрактном смысле, а в прямом. Например, в «телеге» «Про змею» БАКХи, несмотря на страх и отвращение, пытаются полюбить змею. Чудо в том, что у них это получается.

Вот отрывок из «телеги» «Реабилитация ГАИ»:

А ты гаишнику ромашку подари! А ты с ним воспитанно поговори,
И пусть это звучит странно, ново, но спроси в России любого —
Все расскажут про дурные повадки, обзовут человека гадко.
А ты гаишнику ромашку подари! А ты с ним воспитанно поговори,
И пусть это звучит странно, ново, но спроси в России любого —
Кто хотел бы отношения такого? Хотим доброго, а не злого.

— Вот вы — «Русский репортер», а все делаете безучастно. — Это мы с Бинполом и Аполлоном обсуждаем тему «Дерьмо, которое выбрасывает на народ пресса». — Вам насрать. Оголили что-то — и все. Или там отъехали на 700 километров от Москвы, увидели зяму (алкоголик на языке Комбы. — «РР») у забора, сфотографировали — вот она, настоящая Россия.

— А как надо работать журналисту?

— Сейчас мы тебе объясним. Журналистика — это творческая профессия. Это подразумевает не какое-то банальное выполнение задачи, которую ты перед собой поставил. Это процесс познания окружающего мира и себя. Корневой и основополагающий процесс для человека. Жесть показать проще некуда. Да вон элементарно — мусор валяется. Потом ты скажешь: «А что, это не так? Это правда».

— А что, это не так? — Куча мусора действительно лежит среди камышей.

— Ты заявил о том, что это реальность. Добавил контрастику и доволен выполненным заданием. Но это самое элементарное — показать плохое. Ты попробуй найти хорошее что-нибудь. Гораздо интереснее отходить от самого простого пути. Этот эпатаж затрагивает наши самые элементарные низменные чувства. Это востребовано, это легкий путь. Но это примитив.

— Так что же в итоге нужно?

— Нужны не предъявы. Нужен диалог. Нужен какой-то выход. Даже если этот месседж звучит как «фак зе систем», деятельность как фиксация — это неинтересно. Тема — это созидательная деятельность. Проблема журналистов в их безучастности. А это элемент разрушения.

— Разве журналистика не должна работать с объективными фактами?

— Но их же, этих фактов, миллиарды. Зачем выбирать самые жуткие?

— То есть мы живем в каком-то плохом мире, а у вас вокруг все хорошо и поют птицы?

— Вот не надо этих разграничений, разведений по разные стороны баррикады. В нашей русской черно-белой заднице свет лупит из форточки и освещает эту задницу. Задница морщится и прячется по углам. Мы ее шкерим текстурами своими. В себе пытаемся распнуть и, может быть, еще пытаемся распнуть в зрителе, если все хорошо складывается.

В общем, хорошие ребята. Шли бы такие в милицию работать — цены бы ей не было.

Фотографии: Алексей Майшев для «РР»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Булицын Станислав 8 августа 2011
Не понимаю о чем вообще можно говорить если сюда не включили музыкальный коллектив под названием ГРОТ, ведь по сравнению с этой группой и Баста и Нойз просто говорят непонятно о чем, непонятно как. В русском репе нет людей которых приятно слушать и чья музыка вдохновляет, кроме Ассаи и Грота.
Google zak58@inbox.ru 7 августа 2011
Как же меня бесит этот Нойз..правдоруб..бл

"Судье Шиповской от души пожелаю тут же После родов 10 дней вот так же потусовать без мужа"
как-то не клеится с тем, что он после освобождения на студию попёр и пресс-конференции давать, а не к жене поехал..
Подкорытов Андрей 15 июня 2011
К подобной музыке пришел с год назад, раньше реп вообще не воспринимал, "черной" музыкой считал.
Не совсем понимаю, почему не включили сюда такие коллективы как "Грот" и "25-17". Может и понимаю, но верить не особо в это хочу. Считаю многих нынешних "белых реперов" модными тенденциями, как только волна кончится, они завянут и начнут за новые темы двигать, возможно вернутся к клубам, пафосу и наркотикам. Не хотелось бы...
попов артем 17 мая 2011
норм статья)
заставила по новому взглянуть на то что казалось примитивной агрессивной кичливой псевдо шансон музыки...
Баста это вроде поп музык?

Ассаи! вызывает большое уважение из всего рэп более на слуху... вот это уровнем повыше или двумя тремя всего ост
и ранний Крэк когда он с ними работал..сейчас крек- поп музик.увы
Клеткин Алексей 23 февраля 2011
Трэш шапито КАЧ - неохвачено, а он - своевременен
Дмитриев Александр 17 декабря 2010
Статья не отличная, но познавательная.Тем, кто варится во всем этом интересен лишь сам факт того, что редакция РР обратила (наконец-то) на рэп внимание. Те о ком пишут - пытаются бытьв андеграунде, у рэперов это актуально, иначе иди к Тимати. Основная лирика, гораздо более актуальная в условиях нашей действительности, она на просторах интернета, ищи на любой вкус. Против всего, местами гениально, местами кошмарно.Не у всех есть желание выставлять свое реноме напоказ, артисты все нарциссы, хотя это и не болезнь.
наталья мишанина 28 августа 2010
Отличная статья! Спасибо: -за тему, -за отрывки (цитаты) песен, -за подачу, -за неравнодушие автора к русскому рэпу :)
Наталья Sunny Макаркина 20 августа 2010
Артур, не знаю почему Вы настолько критично настроены. Смысл репортажа не в том, чтобы сравнить русский рэп с мировой showbizzz-культурой и оценить "вес" российских звезд. Да статья по сути не про рэпперов. Она про отдельную субкультуру, которая, как призма отражает современную журналистику, политику, социум...Россию, в конце концов. Мне материал показался просто гениальным. Автор сумел вывернуть наизнанку то, что окружающие воспринимают весьма поверхностно. И информповод актуальный подобрал. Если бы в конкурсе деловой (да, я не ошиблась) журналистики PRESSЗВАНИЕ появилась отдельная номинация для подобных статей - репортаж точно был бы в лидерах. Это я уже как член жюри говорю) вот как я считаю: http://sunny-demo.livejournal.com/20024.html
Артур Гальцев 20 августа 2010
Вы преувеличиваете - выдаете желаемое за действительное. Сильных рэпперов мало, тем более "зведа первое величины" - это уж слишком. Тот же Алексеев слабоват, он набрал популярности из-за протестов своих. То есть я вполне поддерживаю эти протесты, но с музыкальной и поэтической стороны это слабовато. Из перечисленных хорош только Баста. А лучше всех Гуф. Еще пара сильных имен - вот и все...
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение