Пчелы и шершни

На полях культуры с Сашей Денисовой

Начинается осень, и с ней театральный сезон, кинопремьеры и книжные ярмарки. Это все предстоит: культура, мероприятия... А вот дачи и лета уже не будет. За этими грустными размышлениями застал меня меж кустами смородины зашедший на наш участок дядя Петя

Саша Денисова поделиться:
1 сентября 2010, №34 (162)
размер текста: aaa

Вы не обиделись, что я не захотел есть ваше рагу?— спрашивает дядя Петя. Он в плавках и фартуке. — Значит, в 9 у меня сериал. А в 9.30 я у вас, и мы сядем выпить за здоровье вашей бабушки. День рождения все-таки.

Дядя Петя — дух дачи: он живет здесь круглый год. Его хочется обнять: он напоминает о тех временах, когда все в семье были живы и счастливы — здесь, на даче.

Мы поливаем сухую выгоревшую траву. Везде, где были цветы и грядки с голубыми головками капусты, теперь желтые стебли. Можжевельник похож на старое чучело. Раньше семья всегда приезжала сюда на выходные. Младших братьев от нехватки места укладывали спать вместе. Даже дядя-бизнесмен приезжал — поспать.

Остальные вскапывали, окучивали, мели, стригли, пилили, поливали, играли в настольный теннис, ловили сачком бабочек, ходили в лес, лежали в саду, жарили оладьи, читали книги, вечером собирались за большим столом.

Теперь эти разъехались, те выросли, другие умерли. Остался один дядя Петя.

Он приходит вечером с бутылкой ореховой настойки. В руках у него миска с виноградом сорта «русский ранний»: он видный садовод и пчеловод. Мы сидим на веранде, пьем вино, едим шашлык. Вокруг лампы жужжат три шершня. Я смотрю на них с опасением.

— Никто никого не укусит, — успокаивает меня дядя Петя. А потом вдруг говорит: — Представь себе, вот я смотрю пчел, и все равно кусают! На пуговички манжет застегивается, тут резинкой придавливаю, тут шпильки и прищепки, на лицо — маску. И все равно залезет — это ж букашка, найдет дырочку!

Разводить пчел он начал два года назад, обменяв у соседа-казаха два улья на баллон для нагревания воды. С тех пор у дяди Пети страсть. Причем генетическая: отец был пчеловодом и, когда мать ворчала, что эта забава — одно разорение, он заливал всю посуду в доме медом.

— Вот недавно был на мои ульи налет, — детективным тоном сообщает дядя Петя. — Убили матку, всех пчел, разбомбили семью, мед унесли. Даже у пчел есть свои бандиты и воры!

Причины трагедии дядя Петя объясняет так:

— Медонос бороться не будет.

Мое дело, думает он, мед носить. А налетчики сторожей перебили. Сторожа, как собаки: вот идет чужая пчела — сторож на нее: «Жжж!» Хватает чужую, падает с ней камнем под улей и душит, и жалом ее. Вообще у них такая организация! Людям бы такую. Матка отдает приказы…

— А откуда она что знает? — беспечно спрашиваю я.

— Это ж высший разум! Если матки нет, пчелы превращаются в бомжей. Они сами начинают размножаться — и трутнями. А соты посмот­ришь — горбатые. Короче, жизнь у них идет безобразная. А с маткой… Когда пчел много становится, она смотрит — жарко в улье, тесно, и дает команду растить новых маток, для новых семей. Потом дает команду забрать мед, и они уходят.

В прошлый раз они ушли к нам на участок. Бабушка утром вышла, а на яблоне висит и жужжит целый рой. Прибежал дядя Петя с ведром, стряхнул их и убежал.

— Это хорошо, если они цельной соплей повисают, — радовался он. — А если на ветки садятся — вздымаются и едят тебя!..

В разговоре с дядей Петей постепенно выясняется, что если две семьи запихнуть в один улей, их надо разделить стеной. Как в коммуналке. Что августовский мед — мед с падалицы. Что Николай Иванович с пятого участка питается сотами с трутнями — для укрепления мужской силы.



— Гибнет пчела, — траурно говорит дядя Петя. — Непогода, тяжелый труд… За десять дней все крылья истирает. Шершни вот эти хватают ее и высасывают.

Шершни интересуются нашим вареньем. Тогда дядя Петя встает и в сердцах лупит их тапком.

— У Николая Ивановича тридцать ульев, у Лени четыре, — переходит он на конфиденциальный шепот. — Не тот уровень. Чтобы держать пчел, нужно иметь сбыт. А то стоят на рынке, в баночках майонезных продают. И что они за базарный день продадут?

Постепенно дядя Петя переходит к критике человечества вообще.

— Мы такой народ: мы считаем, что мяса надо взять кусок, а без меда можно прожить. А ведь мед и мясо — неравноценные по значимости продукты!

У крыльца стоит грустная помесь таксы с кем-то неизвестным.

— Это Василиса, — знакомит нас дядя Петя. — Эти, — он машет рукой в сторону темного спящего соседского дома, — завели 16 кошек и 9 собак. Они и ходят голодные по округе. Я только всех подкармливаю. Вот пчелы точно знают, сколько разводить потомства и чем его кормить. Буду жаловаться на них в правление. Да, Василиса?

Мы даем Василисе кусок мяса и расходимся спать. Утром на столе стоит баночка меда от дяди Пети. Василиса лежит на крыльце и, наверное, думает, как хорошо быть пчелой.

Фото: Митя Гурин; иллюстрация: Варвара Аляй

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Кира Викторовна Пустота 7 сентября 2010
Слежу за развитием журнала "РР" с первого его выпуска, читаю все: от статьи редактора до последних страниц. Ваше творчество, уважаемая Саша, всегда очень радует. Эта статья также. Спасибо.
Роман Агапкин 2 сентября 2010
Каждый раз открывая новый выпуск журнала "Русский Репортер" ищу статью Саши Денисовой. Возможно кто то скажет, что ее публикации пусты или неуместны, что их вообще следует убрать из журнала - возможно, но одно я знаю точно, когда я дочитаю статью до конца, что бы ни случилось, в каком бы я не был настроении, улыбка еще долго не сойдет с моего лица. Спасибо Вам Саша!
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение