Страх оправдания

От редакции

От редакции

поделиться:
31 августа 2010, №34 (162)
размер текста: aaa

Наши судьи страшно боятся сказать: «Не виновен». Или: «Не опасен». И освободить человека. Или хотя бы избавить от СИЗО до суда. Настолько боятся, что любые попытки либерализации уголовного законодательства если не проваливаются, то оказываются половинчатыми.

Домашний арест, освобождение под залог, запрет на досудебный арест бизнесменов законом введены, но на практике почти не применяются. Опасно ведь — прокурор нажалуется в областной суд, областной суд отменит приговор, потом второй, третий, и вот уже квалификационная коллегия лишает статуса судьи. Формально — за ошибки, реально — за то, что выпадаешь из системы. В этой системе милиция, прокуратура и суды — части одного механизма. Одни спустя рукава и с нарушениями закона, часто не брезгуя фальсификациями, собирают доказательства, другие закрывают на это глаза, прикрывая совсем уж вопиющие провалы следствия условными приговорами.

Как вырвать суды из этой системы? Это такое дело, где невозможны простые, «технические» рецепты, когда одним законом или указом меняется вся система. Очевидны только узлы реформы, мимо которых не пройти. Один из таких узлов — квалификационные коллегии, обладающие полномочиями лишать судью его статуса. Мотивы лишения судьи статуса должны поменяться в корне. Выгонять из профессии надо не за то, что сажают мало (как сейчас часто и происходит), а за то, что сажают много.

Вместо страха вынести оправдательный приговор у судьи должен быть страх вынести неправосудное решение, посадить в тюрьму человека, основываясь на недостаточных доказательствах. Это и есть главная цель судебной реформы. Судейский корпус должен понять: они, как и присяжные, любое сомнение должны истолковывать в пользу обвиняемого.

Чтобы до судейского корпуса «дошло», наверняка потребуются показательные решения, когда за необоснованные обвинительные приговоры статуса лишатся судей десять, или пятьдесят, или несколько сотен. Пока остальные не поймут: идти на сделку с нерадивым следствием себе дороже. Если квалификационные коллегии в их нынешнем виде поменяться не смогут, заняться «переобучением» судей должен другой, специально созданный орган. Перелом сознания судейского корпуса в этом случае станет еще и толчком к улучшению работы милиции и прокуратуры. Доказательства ведь придется собирать не спустя рукава или фальсифицируя, а так, чтобы все по закону. Потому что не удастся выпросить у судьи даже условный срок.

Понятно, что в среднесрочной перспективе нужно будет менять сам принцип формирования судейского сословия. Сейчас значительная часть судей — бывшие следователи или прокуроры, которые, становясь судьями, меняют только должность в системе, а не принципы работы. В процессе реформы в судебную систему и в управление реформой должны вовлекаться самые авторитетные и независимые из нынешних судей, а также адвокаты и академические юристы. Статус судьи вообще должен стать вершиной карьеры и успешного адвоката, и публичного прокурора — символом их опыта, мудрости и способности к объективности.

В «лихие» 90-е у силовиков были претензии к либерализму судейских: «мы ловим, а они отпускают» (на самом деле и тогда сажали много, просто значимую роль начал играть подкуп). Именно в те годы сформировался запрос на «жесткую руку». Но если во время бандитского разгула такой общест­венный запрос можно было понять, то сегодня следственно-судейский террор государству очевидно вредит.

Да, мы должны быть готовы к тому, что в этом случае многие дела в судах просто развалятся. И на свободе — на первом этапе — окажется какое-то количество преступников. В том числе, наверное, и опасных. Но либо общество соглашается на этот вариант, несмотря на его очевидные издержки, либо мы консервируем судебную систему в ее нынешнем состоянии, когда в тюрьму вместе с рецидивистами отправляется масса невиновных.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Игнатий Барановский 13 сентября 2010
Скажите, а без "архиговна" никак нельзя было обойтись? Ради чего было вставлять грубость, да еще и со ссылкой на Ленина? Покажите мне, к слову, хоть одно место в его сочинениях, где бы он это прекрасное словечко использовал. А так, типа прикольнулись? Так это, ребята, не смешно, это, ребята, отбивает всякое желание читать дальше, чтоб вы понимали. Уважающее себя издание не может позволять себе использовать бранную лексику без экстраординарного повода. Повода этого в данном случае явно нет. Архиговенно, в общем, получилось
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение