--

Кувалда

Наталья Рагозина — о том, как совместить бокс, любовь и красоту

Наталья Рагозина — абсолютная чемпионка мира по боксу. На сегодняшний день на ринге ей нет равных. Даже знаменитая Лейла Али, дочь Мохаммеда Али, уклонилась от боя с русской Кувалдой. Но Наталья вовсе не «мужик в юбке». Рагозиной удалось стать не только лучшим боксером среди женщин, но и секс-символом этого вида спорта

Вера Михайлова поделиться:
8 сентября 2010, №35 (163)
размер текста: aaa

Женский бокс — это серьезно

Многие мужчины отзываются о женском боксе довольно презрительно. Вас это задевает?

Это их право. Может быть, мне не нравится смотреть, когда мужчина вышивает или вяжет. Если им что-то не нравится — это их проблемы. Не может всем нравиться женский бокс. Его и олимпийским видом спорта делать долго не хотели, но все равно смирились. У меня на ринге не уличный мордобой, а профессиональный бокс. Мы не избиваем друг друга. Против меня выходят настоящие чемпионки, а не чебурашки какие-нибудь. Они серьезно тренируются.

За счет чего вы их побеждаете?

Просто я лучше готова. Мой тренер работает со мной, помогает избавиться от любых сомнений — так Тайсон выходил: он чувствовал себя сильнее всех, и никто не мог с ним справиться. Поэтому мы с тренером проделываем каждый раз огромную работу. Со стороны кажется, что все мне дается легко, но это неправда. Я всю жизнь пропадаю на сборах. Ребенок меня дома видит нечасто. Но я считаю, что должна делать свою работу, пока получается. И когда на ринг выходят мои соперницы, я им благодарна, за то что они не боятся, за то что готовы со мной сразиться. Каждый должен заниматься своим делом. Главное — чтобы нравилось и получалось.

В женском боксе конкуренция ниже, чем в мужском?

1

Не то чтобы ниже, просто пока что профессиональный женский бокс не так сильно популярен. Но ситуация быстро меняется. На свой последний бой я собрала семь тысяч зрителей. Это о чем-то говорит? Раньше в Германии приходили по три-четыре тысячи, а тут семь. Огромный зал. Это было у меня на родине, на Урале, в Екатеринбурге. Я впервые проводила такой бой в России. Стояли морозы — 35 градусов. Поэтому я очень переживала: будет полный зал или нет. Мне говорили: «Ну что ты переживаешь, выйдешь, красиво отбоксируешь, а придут не придут — это их проблемы, по телевизору посмотрят». В итоге во Дворце спорта набился полный зал, а на подходе люди спрашивали лишний билетик, как около театра. Знаете, так было приятно! Тогда подумала: «Господи, неужели все пришли посмотреть на меня, на мой бой?» Я оправдала надежды, выиграла нокаутом в 8-м раунде у американки, и все были так довольны, все меня поддерживали… Так что даже в России женский бокс набирает популярность, а в Европе он давно развивается: проводят отдельные от мужских шоу, и народ собирается. Но независимо от страны, когда на твои бои собирают полный зал, — это большой успех.

А вам не кажется, что в России вообще не умеют устраивать боксерские шоу?

Я с вами абсолютно согласна. Они могут только деньги собирать.

Я была в «Олимпийском» в 2006 году, когда Олег Маскаев дрался за титул чемпиона мира по версии WBC с угандийцем Питером Окелло. Денег собрали столько! Билет стоил три тысячи долларов. Это неправильно, это некрасиво. В Германии самый дорогой билет стоит пятьсот евро. Самый дорогой, даже на бой Кличко. Мы пришли — даже воды не налили попить, все за деньги. И при этом трибуны были полупустые. Поэтому, когда мы провели бой в России, у меня самый дорогой билет на места около ринга стоил тысячу рублей.

Получается, что вы постоянно соревнуетесь не только с соперницами, но и с мужчинами. Вы феминистка?

Ну, в какой-то степени.

То есть у вас есть четкое понимание, где заканчивается женское и начинается мужское?

Да. Граница где-то посередине. Где должна быть женщина — я там. Да, я занимаюсь таким боевым спортом, но бокс уже не только мужская привилегия. Это парадокс: бокс не женское дело — и тем не менее я занимаюсь женским боксом.

В чем принципиальное отличие женского бокса от мужского?

Ну, у нас разные правила. Профессионалы-женщины боксируют десять раундов, а мужчины — двенадцать. Мы боксируем по две минуты, а мужчины — по три. А так все то же самое.

А эмоции, накал страстей? Многие любители бокса говорят, что женские бои не такие зрелищные.

Профессиональный бокс — это большое шоу. Надо красиво выйти, красиво себя показать, должна звучать красивая музыка. То есть все красиво должно быть. В любительском боксе все как-то пассивно: выходишь в одной форме, шлем там, перчатки, все одинаковое. А тут, наоборот, ты должна показать, что ты не как все: красиво пришла, красиво и ушла.

То есть на ринге вы не перестаете, как большинство женщин, думать о том, как выглядите?

Конечно, думаю. В первую очередь я думаю о том, как буду выглядеть после бокса. Мне лицо мое дорого, я хочу заняться после окончания спортивной карьеры чем-то таким, в чем бы мое лицо помогло, а для этого оно не должно быть кривое, избитое и страшное. А для того чтобы сохранить лицо, нужно быть хорошим боксером. Кроме того, со мной работает замечательный тренер, олимпийский чемпион Вячеслав Яновский, который все для этого делает. Он сказал: «Наташка, лицо тебе дорого?» Я говорю: «Да». — «Вот и береги его, не подпус­кай вообще к себе близко никого, работай на дистанции». Что я и делаю: не подпускаю своих соперниц, и поэтому я до бокса выгляжу красиво и после бокса красивая, в смысле лицо не разбитое, без шрамов, без синяков и так далее. Это очень важно. Если бы я не боялась, получила бы уже много серьезных травм.

Существует ли на ринге мода? Что вы надеваете?

Наряды? Да, я этому уделяю большое внимание. У меня такой образ — боксер в юбочке. Пусть мужики прыгают в трусах с голым торсом. Но когда выходим мы, женщины, то должны показать свою красоту даже в боксе. Как-то я обратила внимание на девчонок в теннисе — у них юбочки, топики — и подумала: «А почему бы мне так не выйти?» И ввела такую моду. А вслед за мной все начали повторять, и теперь все девушки в боксе предпочитают так одеваться.

Макияж перед боем делаете?

Вы знаете, у меня сейчас только легкий макияж. Не люблю перебирать с косметикой. Может быть, припудрю кончик носа. А во время боя — ну что там краситься? Господи, и так красивая. Зато я косички себе плету, это гораздо важнее.

Женский бокс должен быть сексуальным?

Да, обязательно. А как вы хотели? Девчонки выходят красивые, изящные — это и есть сексуально. Тут дело не в том, сколько на тебе одежды, дело в гармонии. Красивые женщины с красивым, тренированным телом плюс азарт борьбы.

Вы как-то снялись для журнала в откровенной фотосессии.

Это было давно, когда опять-таки женский бокс еще никто не знал. Но я уже тогда все делала, для того чтобы показать, что красота и бокс сочетаются. Та фотосессия была не слишком откровенной, у меня ребенок увидел и сказал: «О, мам, у тебя видно попу!» Посмеялись — и все. Мама и папа нормально к ней отнеслись. Но были и такие, кто этого не понял. Сколько я услышала в свой адрес! Вся сборная девчонок говорила: «Как ты могла? Ты же боксер из федерации, ты же гордость наша!» Я отвечала: «А вот могла. А вы не можете, да?»

Рядом с такой женщиной должен быть сильный мужчина.

Должен. Он и есть. Я — сильная женщина в спорте. А в жизни я слабая, мягкая, пушистая, меня легко обидеть. Ну, как легко? Легко сказать что-то такое грубое, неприятное, и я могу это воспринять близко к сердцу, даже расплакаться. Понимаете, я очень впечатлительная.

Что бы сделала Наталья Рагозина с мужчиной, который бы пытался ей запретить заниматься боксом?

Ничего. Я бы бросила бокс, потому что я люблю и уважаю этого человека.

Бокс?!

Конечно. Ну, не мужчину же — я же женщина. Причем, когда я вышла замуж и родила сына, я даже не задумывалась, оставлять ребенка или нет. Я оставила карьеру, хотя только-только начинала подниматься — выиграла чемпионаты Европы и мира по кикбоксингу. Я все оставила, не задумываясь, потому что мне важнее чувства. И когда ты любишь человека, ты готова на все — это самое главное. А бокс подождет.

Учиться — важнее всего

А вам не бывало жалко своих соперниц?

Вы знаете, я об этом не думаю. У меня был случай — мне сказали: «Наташа, она начинающая, не бей ее сильно». Я начала жалеть, и, представляете, она-то прет на меня, такая молодая, агрессивная, а я думаю: «Господи, а чего же я ее жалею?» Как ей врезала! И потом поняла: нельзя никогда никого жалеть, никогда! Потому что бокс — такая штука: или тебя, или ты, одно из двух. Не бывает друзей, не бывает подруг. До боя — да, после — тоже. А на ринге — нет, вот в этом квадрате ты должна быть спортивной, агрессивной, злой. Без спортивной злости никуда. Когда их жалеешь, они наглеют, борзеют и получаешь потом сама. А потом, когда я их побью, я подхожу и прошу прощения. Поцелую в щечку — и нормально.

Прощают?

Бывают такие, что даже руку не подают после боя, им обидно. Ну, извините, побеждает сильнейший. Со мной даже Лейла Али не хочет драться.

Жалеете?

Обидно, что не сразилась с ней, не выяснили, кто сильнее. Но боится — значит, уважает. Раз она не захотела драться — значит, она не на своем месте.

А в жизни вам приходилось кого-нибудь бить?

Было такое, но давно. Сейчас, даже если меня кто-то заденет, я просто пройду и промолчу. Конечно, я могу за себя постоять, ведь не балетом занимаюсь. Но сейчас я не дерусь. Люди иногда начинают заниматься боксом для того, чтобы научиться защищать себя. Но потом они начинают драться на улицах. Это неправильно. Пусть занимаются боксом для себя и не ходят проверять свой удар на прохожих.

В 90-е годы многие боксеры ушли в охранники.

Телохранители. Я тоже хотела пойти в тело­хранители, но меня отговорили. Слава богу, попались умные люди и сказали: «Наташа, тебе своя жизнь не дорога?» Я говорю: «Дорога». — «А зачем ты должна идти и кого-то защищать своим телом за какие-то копейки?» И я подумала: «И правильно, я же могу заниматься своим любимым делом — боксом, никого не оберегая, не охраняя, и не быть никому обязанной».

Что вы больше всего любите в боксе?

Точно и быстро нанести удар по сопернице. Это самое главное. Если ты будешь бить не думая, это некрасиво. Я дерусь так, как меня учит тренер. И он видит, что тратит время не зря.

Как долго планируете оставаться в профессиональном спорте?

Хочу подольше остаться на этой вершине, пока получается, пока есть желание. Конечно, такой мотивации, как прежде, у меня уже нет. Когда человек добивается высоких результатов, ему все сложнее себя настраивать на продолжение. Но у меня есть главная мотивация: я не хочу никому отдавать свои пояса, свои награды. Я их заслужила, за меня никто не выходил на ринг, за меня никто мою работу не делал, я делала это сама. И так просто я никому ничего не отдам. А мои соперницы спят и видят, как это все забрать.

Кто помогает вам справиться с эмоциями перед боем?

Тренер и психолог.

У спортсмена обязательно должен быть психолог?

Конечно, а как вы хотели? Психологически самое главное — настроиться на бой. Раньше я настраивалась сама, но это тяжело. А вот когда есть человек, который тебя настраивает, это все упрощает. На ринге мозги должны быть чистые — не думать о повседневном, есть ли дома хлеб, поужинал ли сын, отрешиться от переживаний, естественных для матери, для женщины. Раньше я думала обо всем. Теперь я зарабатываю деньги сама и могу себе позволить нанять человека, который контролирует бытовые вопросы вместо меня.

Похоже, вы подыскиваете себе занятие для жизни «после бокса»: недавно снялись в фильме одного режиссера, занимаетесь благотворительностью, работой с молодежью.

Раньше, когда в моей жизни был только бокс, у меня был один маршрут: дом — зал, зал — дом. Не знала, что бывают выходные и птички поют. Когда это все до меня донесли, я пошла учиться. Раньше мне было тяжело говорить на публику: всегда спортом занималась. Из-за того, что боксеры отдают себя целиком профессии, все думают, что их не интересуют другие стороны жизни. Это неправда, мы всему можем на­учиться. Говорят, что боксеры заторможенные, потому что их по голове бьют. Это тоже неправда. Вот я в 34 года могу освоить новое дело, а те, кто над нами смеется, они в 34 года не станут чемпионами мира. Шесть лет назад я пошла на курсы телеведущих и не жалею об этом. Я начала говорить, общаться, у меня круг общения расширился. Раньше это были боксеры и кикбоксеры, а сейчас у меня столько знакомых, что даже сказать не могу, боюсь кого-то пропустить. И в моей жизни появился человек, который меня наставил на истинный путь и сказал: «Наташ, нельзя заниматься одним боксом, нельзя. Нужно заниматься еще собой, нужно отдыхать, в кино ходить». Конечно, всему сразу не научишься, поэтому я пробую себя и в кино, и на телевидении. После спорта мы заканчиваем одну часть нашей жизни и не можем себя найти. Но я знаю: всему надо учиться. Без учения никуда.

Что отличает чемпиона от просто хорошего спортсмена?

Самое главное — любить свою работу. Любить и уважать. Если этого нет, не надо даже браться за дело. Даже если у тебя талант от бога.

Фотографии: Арсений Несходимов

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Mail yee-ha@mail.ru 9 июня 2016
то есть любит бокс !!)) Это хорошо!
баллер филипп 9 февраля 2011
всегда очень женственна..

Наталья Рагозина

Родилась 5 апреля 1976 года в Карагандинской области.

Заслуженный мастер спорта по боксу и кикбоксингу. Двукратная чемпионка мира, двукратная чемпионка Европы, чемпионка Азии и пятикратная чемпионка России по кикбоксингу. Двукратная чемпионка мира, обладательница Кубка мира, двукратная чемпионка Европы и пятикратная чемпионка России по боксу среди любителей. В 2004 году перешла в профессиональный бокс, где завоевала титул абсолютной чемпионки мира по боксу среди профессионалов во втором среднем весе.

Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение