Забыли гнев Аллаха

Начнется ли в Таджикистане новая гражданская война

В таджикском Худжанде террорист-смертник атаковал здание РУБОПа, убив двух милиционеров. А две недели назад из душанбинского СИЗО сбежали 25 человек, накануне осужденных за вооруженный мятеж. Не исключено, что республика, пережившая после распада СССР самую ожесточенную гражданскую войну, стоит на пороге нового противостояния

Павел Бурмистров поделиться:
7 сентября 2010, №35 (163)
размер текста: aaa
Взрывать РОВД Худжанда смертник приехал на «жигулях»

Два дня — именно столько торжествовала таджикская Фемида. 20 августа суд вынес приговор 46 боевикам, которых обвиняли в подготовке государственного переворота, а уже 22 августа большинство из них оказались на свободе: сбежали из расположенного в самом центре Душанбе СИЗО Госкомитета по национальной безопасности — возможно, самого охраняемого здания страны после президентского дворца.

Побег вызвал резонанс еще и потому, что среди сбежавших были двое сыновей Мирзо Зиеева. Полевой командир, воевавший в гражданскую войну 1992–1997 годов против нынешнего президента Эмомали Рахмона (тогда еще Рахмонова), он был «прощен» и назначен главой МЧС, затем отправлен в отставку, а прошлым летом убит во время подавления того самого мятежа.

Именно его сыновей теперь считают главными врагами президента, способными начать вооруженную борьбу. Ведь жесткий авторитаризм Рахмона — это скорее видимость. А на деле все последние годы стабильность в Таджикистане была плодом компромисса между группировками, готовыми в случае чего взяться за оружие.

Происходящее сегодня — отголосок гражданской войны девяностых. Она закончилась редким в таких случаях примирением сторон. Это спасло много жизней, но приглашение во власть бывших противников, в числе которых были и радикальные исламисты, продолжает плодить серьезные проблемы.

— В 1997 году Рахмон подписал с лидером Объединенной таджикской оппозиции Саидом Абдулло Нури соглашение о взаимном прощении, — объясняет политолог и специалист по Средней Азии и Кавказу Санобар Шерматова. — Там был пункт, где они призывали гнев Аллаха на того, кто начнет мстить по старым счетам. Оппозиция получила квоту в 30% во власти. Но ее постепенно стали выдавливать.

До какого-то момента оппозиция закрывала на это глаза, но постепенно противоречия обострялись. Тем более что у обеих сторон есть оружие и официальный статус. Например, в 2008 году в поселке Гарм произошел настоящий бой между местными рубоповцами, которыми руководил бывший полевой командир Мирзохуджи Ахмадов, и приехавшими из Душанбе сотрудниками респуб­ликанских УБОПа и ОМОНа — Ахмадов посчитал, что те приехали его арестовать. В результате его подчиненные расстреляли двух офицеров ОМОНа. Но были прощены — чтобы не началась полномасштабная война.

В прошлом году недовольство центральной властью вылилось в тот самый мятеж в Тавильдаринском районе республики. На этот раз Рахмон подавил его жестко. Вот только удержать организаторов за решеткой не смог.

— Таджикские спецслужбы работают плохо, — говорит Санобар Шерматова. — Потому что предпочитают заниматься более прибыльными делами — крышеванием, разборками с бизнесменами. Вместе с братьями Зиеевыми сбежал человек, который до этого содержался в Гуантанамо. И он по СИЗО гулял свободно! Это же немыслимо для обвиняемого в терроризме. Неудивительно, что Рахмон снял всю верхушку ГКНБ (Госкомитет национальной безопасности. — «РР»), включая его начальника Хайриддина Абдурахимова, хотя тот 11 лет в должности и даже родственник самого Рахмона.

За две недели, прошедшие после побега, таджикские власти поймали лишь одного из 25 сбежавших. Неудивительно, что многие в Таджикистане увязали теракт в Худжанде именно с побегом противников Эмомали Рахмона. Если это и правда звенья одной цепи, значит — сбежавшие преступники действительно очень опасны. Если же нет, ситуация представляется еще более тревожной для таджикских властей. Ведь получается, что спецслужбы не в состоянии сдерживать угрозы сразу с нескольких сторон.

Теперь арест сбежавших противников Рахмона — приоритет для таджикских спецслужб. Иначе обострения ситуации в Таджикистане стоит ждать уже весной: зиму беглецы могут провести в труднодоступных предгорьях Памира, подготовив почву для вооруженной борьбы.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение