Зачем нужен парламент

От редакции

От редакции

поделиться:
7 сентября 2010, №35 (163)
размер текста: aaa

Хорошо известно, что любая структура стремится постоянно расширять круг своих возможностей. Иметь больше полномочий, больше ресурсов и, следовательно, больше возможностей — логичная цель деятельности любого участника политического и хозяйственного процесса.

Применительно к сегодняшней Государственной думе можно констатировать: ее ресурсы, полномочия и возможности серьезно уступают исполнительной власти. Понятно, что такая ситуация сложилась исторически. Начиная с 1993 года на протяжении почти десяти лет российский парламент стремился не столько дискутировать с правительством, сколько саботировать необходимые для развития страны реформы.

Сегодня маятник качнулся в другую сторону. Большинство «Единой России» гарантирует власти стопроцентную депутатскую поддержку. При этом возможности нынешней Государственной думы влиять на содержание законопроектов значительно меньше, чем даже у депутатов прошлого созыва. Хотя в составе нынешнего депутатского корпуса специалистов, разбирающихся в законотворчестве и готовых работать, уж никак не меньше, чем в прошлых созывах.

Владимир Плигин, Виктор Плескачевский, Андрей Макаров — можно назвать не один десяток парламентариев, чей профессионализм не оспаривается ни в самой Думе, ни в правительстве. А, в общем, для любого парламента в мире 10–20% депутатов, конкретно занимающихся законотворчеством, достаточно для принятия хороших законов. Однако специфика нашей Госдумы состоит в том, что даже лучшие специалисты вынуждены работать не столько в парламенте, сколько в правительстве — именно там они могут повлиять на формулировку главных целей будущих законов.

С точки зрения здравого смысла хуже от этого всем, в том числе и самой исполнительной власти. Даже самый правильный законопроект, пройдя цепочку неизбежных (и необходимых) согласований, может превратиться в полное, как сказал бы Владимир Ильич Ленин, архиговно. Причем безо всякого злого умысла. Взять хотя бы скандальную монетизацию льгот. Сама по себе реформа была правильна и необходима. Однако в ходе согласования Министерство финансов добилось значительного уменьшения средств, выделяемых на проведение монетизации. Со своей точки зрения Минфин был абсолютно прав: одна из его задач как раз в том и состоит, чтобы минимизировать государственные расходы. Кудрин оказался сильнее Зурабова. Что получилось в итоге, помнят все.

Вообще у каждого министерства есть свои приоритетные задачи, зачастую не совпадающие даже не столько с интересами, сколько с возможностями страны. Для Минобороны, например, главное — это безопасность государства. Для этого ему нужно много современных самолетов, подводных лодок и так далее и тому подобное. Спросите любого военного — денег на то, чтобы перевооружить армию, катастрофически не хватает. Задача Минсельхоза — сделать так, чтобы наше сельское хозяйство было самым передовым в мире. Но Минпром категорически не согласен с тем, чтобы для этого использовались всякие суперсовременные комбайны «Клаас» или «Джон Дир», потому что от этого пострадают наши производители сельхозмашин. Цепочку межведомственных противоречий можно продолжать долго, но итог один: закон, в той или иной мере удовлетворяющий все части исполнительной власти, будет как минимум несовершенен, а скорее всего, попросту плох.

Причем это в идеальных случаях — когда в законотворческом процессе не замешаны отраслевые лоббисты или откровенно коррупционные схемы.

Сегодня добиться хотя бы минимальной полезности законов могут только глава правительства Владимир Путин и президент Дмитрий Медведев. Но зачастую увидеть, в каких деталях законопроекта затаились бесы, из-за которых в очередной раз начнутся акции протеста, они просто не в состоянии.

Вычислить этих бесов и удалить их — прямая задача депутатов. Если у них, конечно, будет возможность. Не менее важен и другой аспект: парламент должен как минимум разделять с правительством ответственность за принятые законы. В ситуации, когда сами депутаты называют себя «штамповочным цехом», это невозможно. Вся ответственность и все риски лежат на правительстве.

Ответственный парламент, квалифицированное большинство которого представляет партию власти, — мечта любого правительства. Наполовину (в части большинства) эта мечта у нас осуществлена. Теперь хорошо бы осуществить вторую половину.

И тогда можно быть уверенными, что проблема явки депутатов решится сама собой: им найдется чем заняться.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Василий Иванов 10 сентября 2010
Ответственный парламент, квалифицированное большинство которого представляет партию власти, — мечта любого правительства. Наполовину (в части большинства) эта мечта у нас осуществлена. Теперь хорошо бы осуществить вторую половину.
Не любого. Если главная задача правительства - остаться у власти, а благополучие страны на втором месте - то не обязательно. Кроме того, это должно быть "партия власти" должна быть такая, как в США, где республиканец Маккейн публично критиковал своего кумира(!) и лидера партии Рейгана за поддержку апартеида в ЮАР. Может кто-нить представить, чтобы любой чин в ЕР критиковал Путина хоть за что-то? И зачем Путину такой "Маккейн"? А это может быть только тогда, когда сенатор, депутат, губернатор получает свое место не волей президента, а волей избирателей. Тогда ему будут дороже голоса избирателей, чем снисхождение лидера партии. А партию они будут воспринимать как подспорье, а не как работодателя.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение