--

"В культуре надо отменить выслугу лет"

Михаил Угаров и 9 других деятелей культуры, которые не просто создают новое, но и живут этим

Режиссер и драматург, идеолог новой драмы, художественный руководитель Театра.doc за последние десять лет сплотил вокруг себя активную творческую группу драматургов, режиссеров и актеров, не согласных с традиционным репертуарным театром и его законами. Они пишут, ставят и играют спектакли о современной жизни — о том, что происходит вокруг нас и с нами, о сегодняшней социальной реальности. Угаров — один из тех, кто ввел моду на активное обсуждение современности в культуре: весной он получил «Золотую маску» за спектакль «Жизнь удалась» по пьесе Павла Пряжко, с жестким матерным языком и почти античной по масштабу трагедией маленьких людей — «одноклеточных», как называют их критики. Соавтор (вместе с женой Еленой Греминой) самого страшного спектакля о сегодняшней жизни в России — «Час восемнадцать», поставленного по документальным свидетельствам о гибели в СИЗО адвоката Сергея Магнитского.

поделиться:
24 сентября 2010, №37 (165)
размер текста: aaa

Из чего в России складывается репутация в культуре?

Авторитет в культуре устанавливает очень тонкие отношения со временем. Авторитеты у нас закреплены десятилетиями: сегодня он, может быть, дурак набитый, а числится по ведомству культуры авторитетом — за прошлые заслуги. И вот эти авторитеты ходят и поют свои любимые песни: «Кино умерло, теперь ничему не учат». А это на самом деле они постарели, это у них связь со временем разорвалась!

И это не от возраста, а от отсутствия гибкости. Многие люди пали жертвой этого, они зациклены на некой отметке в прошлом: вот были мы, а теперь что?.. На самом деле они застряли в том времени, когда были молоды, красивы и успешны. А вот как научиться передвигать эту отметку и держать связь со временем — это вопрос.

Что нужно сделать, чтобы сегодня стать культурным авторитетом?

Это иррационально. Нельзя поставить себе задачу: стану-ка я авторитетом и распишу нужные для этого действия. Ты можешь быть талантлив в творчестве, но авторитетом не быть. И наоборот.

Должен ли художник сегодня участвовать в общественной жизни, высказываться по острым вопросам, влиять на политику?

По-хорошему, он высказывается своим творчеством. Но все подсознательно понимают, что творчество ничему не учит. Достоевский ведь никого ничему не научил: те же революционеры его читали.

Тем не менее я считаю, что художник может высказываться о политике прямо. Это такая же часть жизни, почему ее надо отделять? Хотя, например, в современном театре есть вещь, которая меня бесит: это «театральная скотина». Скажем, актриса репетирует Чехова — и ей так хорошо в этом узком наработанном пространстве! И она спрашивает о спектакле про смерть реального человека: «Ой, Магнитский, а кто это, а зачем это играть?»

И в Москве такого море. Худруки театров трясутся из-за недвижимости, стараются быть приятными для всех, особенно для властей — для администрации, налоговой инспекции… Ладно, человек на виду — значит, он уязвим. Но так живут и рядовые актеры: «Не надо нам вашей новой драмы, не надо всех этих волнений».

Как вы считаете, сегодняшней культуре нужны манифесты, программные заявления?

Мне кажется, да. Но если я яростно выступаю, у меня нет задачи подавить противника: есть задача услышать сильный, неожиданный аргумент. Обычно люди говорят шаблонами, я уже все эти пластинки изучил. И я тоже занимаюсь этим караоке, воспроизвожу свои пластинки — потому что надо же отвечать. Но на самом деле надо протестовать в ожидании настоящего контраргумента!

Мне неинтересно говорить вещи средние — а ведь многим нравится. Люди на средненьких позициях профессорские места получили. Мне интереснее экстремистское высказывание, я же ответа жду! Мы недавно сцепились страшным образом с радиоведущей Ксенией Лариной — ну просто как две овчарки. И в ходе спора нашли общий язык и подружились.

А авторитетный деятель культуры сегодня способен на что-то влиять, что-то менять — в культуре и в жизни общества?

В нашем времени нет монбланов. Шестидесятникам было хорошо: у них были люди по ту сторону баррикады, были «наши» и были «враги». Сейчас общество раздробленное, в каждом монастыре свой устав. И это более нормальное время, чем время титанов.

Значит, нет общей системы координат и общих авторитетов?

Ну и что. Зато появился новый тип авторитета — негативный. Талантливый человек делает то, что я считаю ужасным. Тогда я в ответ ему делаю свою вещь. В результате благодаря этому уроду я сделал свою вещь. Так работает авторитет от противного.

А есть сегодня еще такой тип авторитетов — молчальники. Он молчит, но ты знаешь, что он существует. Вот Валентин Распутин когда-то был хороший писатель, а больше ничего не сказал. Или вот есть Марлен Хуциев, и он влияет на современную жизнь своим существованием, старыми фильмами, учениками…

И есть мертвые авторитеты. Цвейг или Чехов не виноваты в том, что люди до сих пор находятся в старых культурных кодах и манипулируют их именами. Советская интеллигенция до смерти любила Чехова в пику советской власти — и была права. Но сейчас другая история. Вот у меня в юности главный авторитет был Набоков. Я писал как Набоков. Я даже карточки себе завел! Закончилось это полной ненавистью к нему. Кортасар! Меня тошнит при одной фамилии. А вот Петрушевская как поразила меня в первый раз, так и осталась. Помню, в библиотечке худсамодеятельности в Кирове я в шкафу нашел ее книжечку и стырил, и до сих пор она у меня сохранилась.

Если бы вы собственным авторитетом могли изменить существующее положение дел в культуре, что бы вы убрали?

Выслугу лет. Ты 60 лет отработал — и ты народный артист только потому, что жопой сидел на стуле! Дедовщину бы отменил художественную: она ни на что не влияет, иногда старики глупее молодых. И еще искоренил бы лояльность власти в культуре, потому что творчество по природе своей манифестно и конфликтно, а лояльность ослабляет позицию художника.

 

9 других деятелей культуры

Василий Сигарев

Кинорежиссер

Один из участников российской новой драмы, Василий Сигарев дебютировал в кино с картиной «Волчок» (2009) — историей о любви маленькой девочки к своей матери, любви, которая сильнее материнской ненависти и жестокости. «Волчок» стал триумфатором прошлогоднего «Кинотавра», получив чуть ли не все возможные призы — за лучший фильм, лучший сценарий и лучшую женскую роль (ее сыграла жена Сигарева Яна Троянова). Пока новая драма разбиралась с социальными конфликтами, Сигарев одним из первых решил разобраться в себе и снял самый личный фильм минувшего десятилетия. Именно ориентация на собственный голос, каким бы странным и дисгармоничным он ни был, определила интонацию «новой волны» российского кино — поколения режиссеров, которых уже не так волнует социальная несправедливость, потому что их внутренний мир куда важнее, сложнее и драматичнее.

Петр Мамонов

Музыкант и актер

Главный отечественный юродивый рубежа XXи XXIвеков, Петр Мамонов на протяжении всей постперестроечной эпохи олицетворял образ свободного человека, способного обойтись без политики, денег, славы и даже без искусства. А сыграв монаха, юродивого и мученика в «Острове» (2006) Павла Лунгина, Мамонов и вовсе стал чуть ли не «совестью нации» — гуру, призывающим нас к вере, молитве и покаянию. Своеобразной инверсией этой роли стал его Иван Грозный в «Царе» (2009) того же Лунгина, где Мамонов столь же назидательно продемонстрировал, к чему на Руси приводит беззаконие, самодурство и злоупотребление властью. Эти две роли — милосердный отец Анатолий и погрязший в убийствах царь Иван — как две стороны русского характера, одновременно всепрощающего и беспощадного. А Мамонов — едва ли не единственный современный актер, который воплощает их с пугающей точностью.

Юрий Норштейн

Мультипликатор

Классик мировой анимации и любимый режиссер Миядзаки, Юрий Норштейн закончил свой последний мультфильм — «Зимние дни» — семь лет назад. Другая его работа — экранизация «Шинели» Гоголя, начатая еще в 1981 году, — так и не завершена по финансовым причинам. Верность себе и своему искусству, которое переживет любые рыночные отношения, давно превратила Норштейна в один из столпов творческой интеллигенции. Авторитет его столь велик, что поклонники его мультфильмов решили сами собрать деньги на «Шинель»: в блогах бросили клич о материальной помощи мастеру. Но, как истинный интеллигент, Норштейн от этой помощи отказался, взамен предложив устроить аукцион по продаже своих рисунков, выручка с которого и пойдет на завершение проекта.

Юрий Шевчук

Музыкант

Символ вечно живого русского рока. «Я выделяю внутреннюю свободу Юрия Шевчука, задавшего несколько честных вопросов Путину» — так объяснил свой выбор в нашем проекте социолог Даниил Дондурей. Представившись на встрече премьера с деятелями культуры как «Юра Шевчук, музыкант», он фактически допустил саму возможность диалога власти и общества, разговора двоих равных — музыканта Юры и премьера Володи. А до этого, в марте, на церемонии вручения премии «Чартова дюжина» в «Олимпийском» Шевчук произнес пламенную речь о «тотальной коррупции», о «сволочи, кормящейся у власти, в погонах, с мигалками в башке». Музыкантов он призвал вернуть року политическую составляющую: «Я не политик, но рок — это не тогда, когда все хорошо, а когда что-то плохо, и об этом надо петь и говорить».

Иван Алексеев (NoiseMC)

Рэпер

25 февраля 2010 года рэпер NoizeMC(Иван Алексеев) отреагировал на аварию с участием вице-президента «Лукойла» Анатолия Баркова, в результате которой погибли две женщины (одна из них — знакомая музыканта). Барков не сделал никакого заявления; зато на следующий день после аварии в интернете появился клип NoizeMC«Мерседес 666 — Дорогу колеснице», его посмотрели около 750 тысяч человек. А 31 августа Ивана Алексеева задержали после концерта в Волгограде, на котором он назвал милиционеров «животными», и посадили на десять суток «за мелкое хулиганство». Сразу после его освобождения в Сети был размещен клип на песню «10 суток», в которой NoizeMCрассказал, как он провел время в заключении. Его посмотрели почти миллион пользователей. В современной культуре NoizeMCфактически выполняет роль народного телевидения, которое в доступной форме рассказывает о происходящем вокруг и дает этому собственную оценку.

 

Людмила Петрушевская

Писательница

С годами Людмила Стефановна Петрушевская становится все более мультимедийной. Завоевав себе репутацию оригинального и блестящего драматурга, написав ряд сценариев к мультфильмам, включая знаменитую анимационную ленту «Сказка сказок», покорив читателей своей прозой, как детской, так и взрослой, она в последние годы с успехом попробовала себя в качестве художника, а также уже несколько лет поет песни и выступает с собственным кабаре. Но все-таки в первую очередь Петрушевская остается писательницей, чья книга «Время ночь», вышедшая в начале 90-х, во многом предопределила путь развития русскоязычной литературы.

Владимир Сорокин

Писатель

За 2000-е годы Сорокин из главного анфан террибль России, кумира интеллектуалов и врага номер один для консерваторов и традиционалистов всех мастей превратился в живого классика, чьи значимость и авторитет не подвергаются сомнению даже его идеологическими противниками. Он переписывает нашу реальность, рассказывая то о прошлом, то о будущем, то о некоем параллельном пространстве, но всякий раз этот рассказ получается точным портретом нас и нашего времени. Портрет этот не слишком лестный: так называемый «Мир опричника», куда входят романы «День опричника» и «Сахарный Кремль», а также «Метель» — злая пародия на нынешнее российское общество, где подчеркнуты и доведены до предела все ныне существующие социальные тренды.

 

Виктор Пелевин

Писатель

В 90-е Пелевин, по сути, придумал и мифологизировал Россию, которой еще не было, но которую мы довольно скоро увидели воочию. Слово «пелевинщина» вошло в обиход как обозначение абсурдной социальной реальности «новых русских». Фиксируя эту реальность и находя ей самые фантастические разъяснения, Пелевин заработал звание главного летописца и толкователя современности. Наша эпоха непубличной политики особенно нуждается в таких толкователях. Фактически книги Пелевина — это мифы народов России конца ХХ — начала ХХIвека, частью созданные, частью собранные и спародированные писателем. Он не просто занимается трактовкой нашей жизни с самых фантастических позиций, он создал алгоритм такого отношения к жизни и к литературе и породил целое поколение литераторов, «ушибленных Пелевиным».

Марат Гельман

Галерист, директор Пермского музея современного искусства

За последние два года Марат Гельман стал символом успешной культурной политики в регионах России. В 2009 году он создал Пермский музей современного искусства, вокруг которого постепенно развернулась бурная культурная жизнь: в Перми под эгидой Гельмана и его яростных противников (например, писателя Алексея Иванова) проходили фестивали, выставки, кино- и театральные эксперименты и скандалы. «Общественной деятельности в культурной среде становится все больше, — заметил куратор выставок и искусствовед Андрей Ерофеев, назвавший Гельмана в числе авторитетных деятелей культуры. — За год это движение заметно усилилось, поднявшись практически с нулевой точки. Например, активность Марата Гельмана, его желание стать альтернативным министром культуры показательна: если бы среда не подпитывала его энергией, не давала бы ему импульсов, то он бы не участвовал ни в чем».

 

Фото: АЛЕКСЕЙ МАЙШЕВ ДЛЯ «РР»; ИТАР-ТАСС (3); ДМИТРИЙ ЛЕКАЙ/КОММЕРСАНТ; OPALE/FOTOLINK (2); PHOTOXPRESS; ДМИТРИЙ БЕЛЯКОВ ДЛЯ «РР»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Москвичёв Россаль 24 августа 2012
Мамонов мужик странный, но интересный. Норштейну в этом списке просто не место, ибо он выше всей нашей интеллигенции на четыре головы.

Все остальные... извините, в сортах говна не разбираюсь, воспитание не то.

И это "люди", "которые не просто создают новое, но и живут этим"? Цвет нации что ли?

Народ, а вам не кажется что вас жёстко наё...вают?
Зубаков Сергей 11 октября 2010
Иван Алексеев, конечно же, имеет неоспоримые заслуги перед отечеством в деле развития нашей культуры, а - И.Кобзон?
Дмитриев Александр 13 декабря 2010
Зубаков Сергей: А И.Кобзон это памятник, кто ж его посадит.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение