--

"Профессионал в армии — это человек, управляющий насилием"

Виталий Шлыков и 9 других военных, которые не только умеют командовать, но и знают, что такое офицерская честь

Полковник ГРУ, член Общественного совета при Министерстве обороны РФ. Военный дипломат, историк и разведчик. Большая часть его биографии засекречена. С 1958 по 1990 год Шлыков занимал различные должности в Главном разведывательном управлении Генштаба ВС СССР. Один из ведущих отечественных специалистов в области строительства вооруженных сил и военной экономики. Еще в советские времена предупреждал руководство страны об опасностях экономики, построенной по мобилизационному принципу. «Я пытался по-своему предотвратить распад СССР. Военное планирование никуда не годилось. Вся советская стратегия основывалась на совершенно ложной, сильно завышенной оценке американской боеспособности. СССР задыхался, добывая невообразимые количества полезных ископаемых для удовлетворения военных нужд. Я писал наверх, но никто меня не слушал», — рассказывал он в одном из интервью. С 1992 года занимается общественной и научной деятельностью, активно работает в Общественном совете при Министерстве обороны России, и, похоже, в руководстве министерства к нему прислушиваются.

поделиться:
25 сентября 2010, №37 (165)
размер текста: aaa

Как формируется профессиональный авторитет в военной среде?

Первая основа профессионализма — это высшее академическое гуманитарное образование. Сначала офицер должен получить именно его. А не так, как в наших училищах, где офицер сначала учится водить танк, потом вырастает до командира взвода, роты, дивизии, потом до министра, но и там остается танкистом, только с еще более узкими интересами, чем когда он был молодым лейтенантом.

Прежде всего офицер должен быть аналитиком, образованным человеком, способным творчески мыслить, проявлять инициативу, не дожидаясь команды сверху.

Откуда пошел профессионализм? Он возник в Пруссии в 1806 году, когда прусская армия была разбита Наполеоном — гражданами в форме, призывниками. Тогда королю сказали: этих талантливых людей, молодых наполеоновских маршалов, мы победить старой школой не можем. Мы ответим на это учебой, дисциплиной и аналитикой.

Вот это и легло в основу германской армии, того офицерского корпуса, который так хорошо показал себя позже. Никакие другие данные, кроме учебы и подвига на поле боя, не могли отныне стать основанием для продвижения по службе.

Второй аспект — это корпоративность и военная традиция. Военные должны рассматривать себя как корпорацию, самоуправляющуюся организацию, продвигающую своих членов по карьерной лестнице в соответствии со своими внутренними требованиями.

И третье — это этика. Офицерская этика, как клятва Гиппократа у врачей, жестко диктует правила поведения. В семидесятые годы в американской военной академии «Вест-Пойнт» был случай, когда выявили курсантов, списывающих на тестах. Был жуткий скандал, сменили руководство, до сих пор про этот случай вспоминают. Этика должна запрещать поведение, выходящее за ее рамки.

Профессионализм вырабатывается либо длительной учебой, либо рождается во время войны благодаря естественному отбору. В 1941 году мы начали войну с очень плохим офицерским корпусом, но чудовищными потерями, битвами выковали великолепный офицерский корпус, не уступающий немецкому. А через несколько десятилетий это поколение ушло, и снова началась рутина.

И в современной российской армии рутина?

Профессионал в армии — это человек, управляющий насилием, то есть аналитик и человек с широким кругозором, обладающий набором этических принципов. У нас в таком — западном — понимании с профессионализмом плохо. Но то, что этому мешает, нынешняя армейская реформа пытается искоренять.

Например, то, что прекратили набор в военные вузы в этом году, — здравое решение. Просто объясняется оно односторонне: мол, и так слишком много офицеров. Но объяснение глубже: чтобы сменить образовательную модель, надо взять паузу, чтобы подготовить новую программу и начать готовить уже новых офицеров, а не просто продолжить то же самое образование с меньшим числом слушателей. Год дается на подготовку новой образовательной программы. Подчиненные Сердюкова сейчас активно ездят по разным странам, смотрят, где какой опыт в этом отношении.

Потом, сейчас вводят институт сержантов.Очень правильное решение. Потому что если не будет сержантов, не будет нормальных профессиональных офицеров. Сержант должен заменить офицера в казарме, освободить его от всех забот общения с солдатами. Офицер должен руководить и думать, расти над собой, ну, и на плацу иногда выступать, а не в казарме находиться. Что толку воспитывать профессиональных, думающих, образованных офицеров, если, попав в часть, им придется идти в казарму и бить морду непослушным солдатам? Которые и ответить могут, если нет ни сержантов, ни военной полиции, ни гауптвахты? Он через полгода с ума сойдет или забудет все, чему его учили. Мы — единственная армия в мире, первая со времен легионов Цезаря, которая пытается жить без сержантов.

А что происходит с авторитетом армии в глазах общества?

У нас армия перестала быть уважаемым в обществе институтом, потому что не демонстрирует тех качеств, которыми это уважение достигается. Офицер и коррупция — как это совместимо? А ведь все об армии судят по генералам, которые воруют в штабах. Хотя на самом деле в войсках у офицеров понятия чести не утрачены.

Если офицер идет в политику, как это отражается на его внутрикорпоративном авторитете?

Есть понимание, что офицер, идущий в политику, — это, ну, не очень. Когда Владимир Шаманов пошел в губернаторы, Геннадий Трошев сказал, что он предал дело. Но Шаманов потом вернулся, ушел из политики. То есть все-таки понимал, что это не то, инстинктивный внутренний профессионализм сработал.

А влияние военных на власть есть?

Вот говорят: «силовики». А разве военные — силовики? Они же отодвинуты в сторону в наших реалиях. Никто из них высоких постов не занимает. Разве что Анатолий Квашнин (бывший глава Генштаба, полпред президента в Сибирском федеральном округе. — «РР»). Да и то потому, что его туда убрали как заслуженного человека. Они отстранены от влияния на политику. ВПК отдан в ведение других министерств. В советское время военные тоже были оттеснены, но они хотя бы были очень привилегированными и очень хорошо оплачивались.

Читайте также интервью с Виталием Шлыковым "Проклятие мобилизации. Когда закончится сталинская модернизация?"

9 других военных

Владимир Бакин

Генерал армии, бывший командующий Московским военным округом и заместитель главкома Сухопутных войск РФ

В 2005 году, возглавив Московский военный округ (МВО), Бакин стал самым молодым среди всех командующих войсками военных округов России. Но это не вызвало большого удивления — ранее он побывал на командных должностях почти во всех округах за исключением Северо-Кавказского. Отсутствие боевого опыта изредка ставилось Владимиру Бакину в упрек, но его пример показывает, что авторитет в армии можно завоевать и в мирное время. Бывшие сослуживцы рассказывают, что он всегда выступал в защиту своих подчиненных. В феврале 2009 года министр Анатолий Сердюков решил, что армейская реформа в МВО реализуется недостаточно эффективно, и назначил новым командующим округом Валерия Герасимова, а Владимир Бакин стал заместителем главкома Сухопутных войск. Но на этой должности он прослужил недолго, уйдя в отставку по выслуге лет.

Владимир Болдырев

Генерал армии, бывший главком Сухопутных войск РФ

Его январская отставка стала подтверждением серьезного внутреннего конфликта в Министерстве обороны по вопросу идущей армейской реформы. Говорят, боевой генерал, руководивший в разное время Сибирским, Приволжско-Уральским и Северо-Кавказским военными округами, награжденный по итогам войны с Грузией орденом Святого Георгия II степени, не смог согласиться с тем, что его мнение при реформировании армии не учитывается. По имеющейся информации, впервые главком написал рапорт об отставке в августе 2008 года, когда после войны с Грузией министр Сердюков не очень лестно высказался о компетентности руководящего состава Сухопутных войск. Второй раз — когда не были услышаны возражения Болдырева относительно планов резкого сокращения соединений и частей Сухопутных войск, а также военных вузов. И на этот раз отставка была принята. Армейская среда сегодня так сильно разделена на два лагеря вопросом о необходимости и эффективности проводимых министром Сердюковым реформ, что любое, даже кулуарное, но четко проговоренное несогласие с ними влияет на авторитетность того или иного генерала. Особенно если он и до этого пользовался в войсках популярностью, как тот же Владимир Болдырев, возглавлявший оперативный штаб российских войск во время войны с Грузией.

Махмут Гареев

Генерал армии, президент Академии военных наук

«Самые плохие решения в политике — это непоследовательные, половинчатые решения. Если вы уже даже ошибку допустили и какой-то политический шаг предпринимаете, то он должен быть решительным, последовательным, осуществлен максимально сильными средствами, тогда и жертв меньше, и ошибки быстрее окупаются», — так в свое время Махмут Гареев формулировал свои претензии к решению советского правительства о вводе войск в Афганистан. Он знал, о чем говорил: с 1989 по 1991 год он был главным военным советником СССР в Афганистане (всего за его плечами пять войн, включая Великую Отечественную). После вывода советских войск он фактически принял на себя командование армией афганского президента. И хотя многие считали, что падение режима Наджибуллы — вопрос нескольких месяцев, Гареев воевал с моджахедами еще целых два года. Те объявили на него охоту и во время одного из покушений ранили в голову. Афганские события продемонстрировали, насколько Махмут Гареев верен долгу. Он воевал там до последнего, хотя позже публично признавал: «В целом ввод войск в Афганистан был нашей ошибкой». С 1995 года Махмут Гареев занимает должность президента Академии военных наук, является значительным военным историком, в частности автором большого труда о маршале Жукове. Главный оппонент идеологов пересмотра итогов Великой Отечественной войны. Безусловный моральный авторитет в среде офицерства вне зависимости от времени и политической ситуации.

 

Владимир Дворкин

Генерал-майор, ведущий научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН

Место Владимира Дворкина в нашем списке сложно подвергнуть сомнению. Трудно найти человека, который бы так много сделал сначала для развития стратегических ядерных сил нашей страны, а затем — когда вектор мировой политики поменялся — для проблемы нераспространения ядерного оружия. В 70–80-е годы при его участии разрабатывались основы государственных программ вооружения, боевого состава группировок стратегических ядерных сил, обоснования тактико-технических требований к ракетному вооружению, реализованных при создании нескольких поколений ракетных комплексов. Он автор более 350 научных работ на эти темы. В последующие десятилетия он участвовал в подготовке всех основных документов по ограничению и сокращению ядерного оружия, в том числе договоров СНВ-1, СНВ-2 и СНВ-3. При этом он никогда не скрывает своего мнения, даже если оно противоречит официальной позиции. Так, Владимир Дворкин считает серьезной угрозой иранскую ядерную программу и поддерживает международные санкции против Тегерана. И в то же время не видит серьезной угрозы российским интересам в размещении элементов системы американской ПРО в Европе, призывая к развитию общей ПРО. «Совершенно понятно, что если развивается общая ПРО, то взаимное ядерное сдерживание — это абсурд», — написал он по этому поводу в «Независимом военном обозрении».

Леонид Ивашов

Генерал-полковник, президент Академии геополитических проблем

Идеологический лидер «ястребов» в военной среде. С 1976 года занимал разные должности в Министерствах обороны СССР и России, в 1996–2001 годах — начальник Главного управления международного военного сотрудничества Министерства обороны. В 1999 году, после начала бомбардировок Югославии, Минобороны по предложению Ивашова заморозило контакты с НАТО. В Гаагском трибунале выступал свидетелем защиты Слободана Милошевича. Своим авторитетом в армии обязан прежде всего жесткой антизападнической позиции. Известный критик кадровой политики руководства Министерства обороны. «Горбачев, ГКЧП, Грачев, Иванов, Сердюков — все “чистили” армию, — объяснял он свою позицию “РР”. — Однако кого они в первую очередь вычищали? Профессионалов, людей чести. Каждый раз отправляли в отставку тех, кто не соглашался с дилетантским подходом, с вмешательством политиков в дела армии». Эта позиция находит отклик в офицерской среде.

Николай Макаров

Генерал армии, начальник Генерального штаба ВС РФ

«У этого генерала большое будущее», — сказал о Николае Макарове министр обороны Игорь Сергеев в 1999 году, отметив его службу в должности заместителя командующего Балтийским флотом. И правда, в сентябре того же года Макарова назначили первым заместителем командующего войсками Московского военного округа, а в 2002-м — командующим Сибирским военным округом (СВО). Он никогда не был ретроградом. Именно при нем в СВО были созданы родительские комитеты при воинских частях, а во время призывных кампаний он лично контролировал работу комиссариатов и даже завел сайт для жалоб на недобросовестную работу сотрудников военкоматов. Когда в 2008 году в отставку был отправлен глава Генштаба Юрий Балуевский, Николая Макарова посчитали подходящей кандидатурой на замену. Именно он сейчас является правой рукой Анатолия Сердюкова в проведении кардинальной армейской реформы. Большой авторитет, которым  Николай Макаров при этом пользуется, свидетельствует, что и сторонников реформы в армии достаточно.

Михаил Погосян

Генеральный директор авиационной холдинговой компании «Сухой» и российской самолетостроительной корпорации «МиГ»

Михаил Погосян — единственный человек в нашем списке, которой не является кадровым военным. Но тем не менее он пользуется большим авторитетом в армейской среде. Прежде всего из-за успехов в разработке новых видов вооружений. Самое последнее его достижение — начало полетных испытаний истребителя пятого поколения ПАК ФА, который большинство экспертов считают достойным ответом находящемуся на вооружении американской армии истребителю F-22 Raptor. ОКБ Сухого Михаил Погосян возглавил еще в 1995 году. Под его руководством создавались истребители Су-32, Су-33, семейство самолетов Су-30, проектировался и строился сверхзвуковой многофункциональныйсамолет Су-47 «Беркут». Во многом благодаря продукции «Сухого» Россия занимает хорошие позиции на мировом рынке вооружений и не потеряла научно-технологический задел.

 

Владимир Поповкин

Генерал армии, первый заместитель министра обороны РФ

Начав службу в 1979 году инженером на космодроме Байконур, в 2001-м он стал первым заместителем командующего Космическими войсками, а в 2004-м возглавил их. В июле 2008 года Владимир Поповкин был назначен начальником вооружения ВС РФ — заместителем министра обороны. Сфера ответственности Поповкина — налаживание новой системы управления закупками по гособоронзаказу. Его влияние и авторитет в министерстве подтверждаются постоянным ростом средств, выделяемых государством на закупки вооружений. Так, едва Владимир Поповкин в июне 2010-го стал первым заместителем министра обороны, ведомство заявило о планах почти вдвое увеличить ассигнования на финансирование государственной программы вооружений для российской армии на 2011–2020 годы — с 13 до 20 трлн рублей. 

Владимир Шаманов

Генерал-полковник, командующий Воздушно-десантными войсками

В первую чеченскую войну дослужился до командующего группировкой войск Минобороны РФ в Чечне. Во вторую — подавил восстание ваххабитов в Дагестане, а после в качестве командующего западным направлением Объединенной группировки войск возглавил наступление на чеченских сепаратистов. Широко применял в Чечне «работу артиллерии по площадям», стремился к достижению поставленной цели, игнорируя большие потери в личном составе и среди мирных жителей. В армии Шаманова уважают именно за жесткость, бескомпромиссность и успешный боевой опыт. В 2000 году ушел из армии в политику, став губернатором Ульяновской области. Но быстро понял, что это не его призвание. В октябре 2007 года Шаманов был назначен начальником Главного управления боевой подготовки и службы войск Вооруженных сил РФ, а в мае 2009-го — командующим ВДВ. Возвращение Шаманова в армию, судя по всему, было призвано поднять авторитет руководства министерства в глазах самих военных.

 

Фото: ФЕДОР САВИНЦЕВ ДЛЯ «РР»; ИТАР-ТАСС (3); PHOTOXPRESS (3); Андрей Лукин/Коммерсант; РИА НОВОСТИ

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Дмитриев Александр 13 декабря 2010
Во многом не согласен,особенно с присутствием генерала армии (кстати, бывшего) Поповкина. Почему? Об этом вам с удовольствием расскажут сотрудники насквозь коррумпированного аппарата вооружений. Да, и почему отсутствует Балуевский? Он присутствует в МО РФ и сейчас, авторитета тут гораздо больше чем у Макарова, Болдырева? А в общем, авторитет в ВС РФ надо искать среди полководцев прошлого и это будет правильно.
Рыбка Кирилл 12 декабря 2010
"Год дается на подготовку новой образовательной программы."
Обнадёживает, раньше про это не слышал.
Зубаков Сергей 11 октября 2010
Эта десятка - единственная и бесспорная в списках ЛУЧШИХ!
Ефимкин Михаил 29 сентября 2010
Как давно у нас не писали про институт офицерства! Спасибо
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение