--

Дикие крики милиции

Что не нравится правоохранителям в инициативах президента

Из Уголовного кодекса скоро исключат 106 экономических преступлений. А те статьи, что останутся, перепишут максимально четко. Столь радикальные решения необходимы, потому что полумеры не помогли: принятые недавно послабления по экономическим преступлениям не действуют — они игнорируются и следователями, и судами.   Фото: PHOTOXPRESS

Илья Азар поделиться:
25 сентября 2010, №37 (165)
размер текста: aaa

— Закон не действует, все осталось на бумаге! — возмущался на слушаниях в Госдуме депутат от «Единой России» Андрей Назаров. Он говорил о принятых в апреле поправках в Уголовно-процессуальный кодекс, запретивших аресты предпринимателей при расследовании 29 экономических преступлений. Практически не применяется и закон, разрешивший заменять содержание в СИЗО домашним арестом или даже выпускать подсудимого под залог.

Теперь власти подготовили еще более радикальные изменения. Депутаты Госдумы поддержали разработанную Центром правовых и экономических исследований концепцию модернизации уголовного законодательства в экономической сфере. Те самые 106 составов экономических преступлений планируется перевести из Уголовного кодекса в Административный, а максимальным наказанием для предпринимателей по ним сделать штраф. Участвовавший в разработке документа экономист Евгений Гонтмахер особо отметил предложение исключить из Уголовного кодекса понятие «незаконное предпринимательство». Сейчас под это определение при желании подводятся любые действия, не прописанные в УК.

Другие статьи предполагается переписать, чтобы избавиться от абстрактных формулировок, пользуясь которыми следователи сажают предпринимателей за решетку.

Присутствовавшая на парламентских слушаниях председатель общественной организации «Бизнес-солидарность» Яна Яковлева рассказывает, что у правоохранителей и сама концепция, и ее поддержка депутатами вызвала «дикий крик».

— Их логика такая: «Как же так! У нас все предприниматели нарушают закон, так что, они теперь останутся на свободе?!» — объясняет Яковлева. — Представитель Генпрокуратуры прямо-таки возмутился: «Как мы будем пополнять бюджет, если вы собираетесь декриминализировать предпринимательскую деятельность?»

Силовые структуры к либерализации УК действительно не готовы, хотя глава Следственного комитета при Генпрокуратуре Александр Бастрыкин в своем блоге и выступил за «декриминализацию деяний, которые… перестали представлять общественную опасность». Но пока Бастрыкин обнаружил лишь одно такое деяние, а именно невыплату работодателем заработной платы, пенсии или стипендии. СКП уже посоветовал президенту Медведеву изменить статью 145 часть 1 УК так, чтобы криминалом считалась только выплата менее половины зарплаты.

Остальные меры, предложенные главой СКП, предполагают, наоборот, расширение УК — за счет тех видов экономической деятельности, которые появились после 1996 года, когда был принят нынешний УК. Это преступления, связанные с фондовым рынком, использованием инсайдерской информации, регистрацией офшоров. Отдельно Бастрыкин намерен детализировать статью 159 УК, где речь идет о мошенничестве.

— Посыл у него правильный: 159-я статья вообще резиновая и позволяет весь бизнес туда вписать. Но когда Бастрыкин детализируют статью, у него снова получается «автомат Калашникова», — негодует Яна Яковлева.

Впрочем, законодателям надо следить не только за Уголовным кодексом, уверены представители бизнеса.

— Работал такой предприниматель — Николай Куделко: торговал чаем и кофе, — рассказывает Яковлева. — В 2007 году у него конфисковали 30 грузовиков будто бы поддельного кофе, потребовали взятку, а когда не получили, арестовали. Три года он провел в СИЗО, кофе якобы уничтожили — на самом деле распродали. Изымали товар на основе закона «О милиции», позволяющего делать это при одном лишь подозрении в совершении преступления. Эту статью Госдума недавно отменила по инициативе Медведева. Но в новом проекте закона «О полиции» она появилась снова, то есть понятно, кто этот проект писал.

После таких историй понимаешь, что просто так силовые структуры свои позиции не сдадут. Проигрывая в одном, они попытаются компенсировать свои потери на каком-то другом направлении. И если не проявлять жесткости и последовательности, все попытки гуманизации уголовного законодательства так и останутся половинчатыми.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Денисов Денис 7 октября 2010
Не понял, откуда взялось 106 экономических составов? В кодексе их всего чуть больше 260... Считаем весь 8 раздел "Преступления против экономики" - ст.ст.158-204, плюсуем должностные преступления со ст. 285 по ст. 293,с натяжкой добавим несколько составов из преступлений против правосудия, порядка управления, в общем-то и все... Автор утверждает, что исключив 106 экономических преступлений, еще что-то останется для того, чтобы их переписать, избавиться от абстрактных формулировок :-/ так сколько всего, считает автор, у нас "экономических" статей в кодексе?
Google avdeevmg@gmail.com 29 сентября 2010
Крутой) правда сразу заметна смена формата у тебя после Г.ру
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение