--

Атака красных хвостов

Венгрию затопило химическими отходами

В Венгрии прорыв хранилища жидких отходов алюминиевого производства вызвал крупнейшую экологическую катастрофу. Семь человек погибли, полторы сотни получили химические ожоги, тысячи эвакуированы, заражены притоки Дуная. В России с ее мощностями по производству глинозема и алюминия подобная катастрофа могла бы вызвать куда более страшные последствия.

Павел Бурмистров поделиться:
12 октября 2010, №40 (168)
размер текста: aaa

Напор прорвавшихся отходов был такой силы, что из окружающих хранилище огромных бетонных валов выворотило куски в несколько раз больше растущих на дамбе деревьев. Даже пройдя километр до близлежащего поселка Колонтар, волна красного шлама все еще достигала двух метров в высоту и сметала на своем пути автомобили и деревья.

— Ущерб от случившегося чудовищен. Мы теряем жизни наших граждан, а этот регион практически вымер, — сказал премьер-министр Венгрии Виктор Орбан. Ситуация усугубляется тем, что всего 30 километров отделяют место аварии от знаменитого Балатона, крупнейшего озера Центральной Европы и главного венгерского курорта. И хотя химикаты пошли в другую сторону — по рекам в сторону Дуная, очевидно, что правительству придется не только тратиться на ликвидацию последствий аварии, но и иметь в виду потери бюджета от сокращения потока туристов.

Авария произошла в хранилище алюминиевого завода компании Ajkai Timfoldgyar Zrt. Из прорыва в защитной дамбе вытекло более миллиона кубометров красного шлама. Это главный побочный продукт (на языке металлургов «хвост») при производстве глинозема и алюминия. Он практически не поддается утилизации, именно поэтому во всем мире его десятилетиями хранят в открытых бетонных резервуарах — «хвостохранилищах».

Красный шлам большей частью состоит из окисленного железа — отсюда красный цвет, но полно в нем и других вредных веществ вроде мышьяка, ртути и хрома. В реки для борьбы с ним сыплют гипс, но это помогает лишь снизить подскочившую щелочность, а не удалить из воды сами отходы. На суше же придется полностью снимать верхний слой почвы. Если не сделать это вовремя, шлам, смешавшись с землей, превратится в пыль, попадет в атмосферу, и тогда ветер разнесет его куда эффективнее, чем Дунай. Министр по делам окружающей среды Золтан Иллеш назвал случившееся крупнейшей аварией на химическом производстве за всю историю страны.

Более того, через несколько дней после катастрофы появились опасения, что дамбу прорвет еще в одном месте, и тогда в реки может вытечь еще миллион тонн токсичных веществ. И если пока, по заявлениям венгерских властей, им удалось не допустить попадания химикатов в Дунай, «вторая попытка» может оказаться более успешной.

Дамба, вероятно, пошла трещинами под воздействием аномальной летней жары. Ясно, что трагедию удалось бы предотвратить, следи предприятие за ее состоянием и принимай своевременно меры к ее укреплению: жара спала давно, на дворе уже октябрь.

Есть повод задуматься о состоянии подобных хранилищ в России. Резервуары с вредными отходами разбросаны у нас по всей стране, а учитывая размеры отдельных металлургических и химических предприятий, они зачастую гораздо внушительнее того, что стало причиной венгерской катастрофы. В небезызвестном Пикалеве «хвостохранилище» красного шлама втрое больше, чем разрушенное в Венгрии, и находится прямо в черте города. В Краснотурьинске шламонакопитель Богословского алюминиевого завода в десять раз больше венгерского и находится рядом с 60-тысячным городом. В Красноярске подобный резервуар стоит всего в полутора километрах от Енисея, а в Ачинске — вообще в 500 метрах от реки Чулым, крупнейшего правого притока Оби. В Каменске-Уральском целых три шламохранилища, и каждое в несколько раз больше венгерского.

Всего же по стране в таких резервуарах хранятся миллиарды тонн химических отходов. Один из способов системного предотвращения подобных катастроф — строительство хранилищ по технологии сухого складирования шлама. «РУСАЛ» несколько лет назад построил такое для Николаевского глиноземного завода на Украине. За старыми же остается лишь тщательно следить. В том же Николаеве огромное красное зеркало старого шламохранилища отделяет от вод Бугского лимана лишь узенькая полоска — меньше ста метров шириной.

Что может случиться с «хвостохранилищами», за которыми плохо следят, показали события, которые произошли в Магаданской области в августе прошлого года. Там ливневые дожди размыли отстойник брошенного полтора десятка лет назад золотодобывающего предприятия у поселка Карамкен. В реку попали токсичные отходы, один человек погиб. Худших последствий удалось избежать только потому, что люди из ближайших поселков в последние годы разъехались — как раз из-за закрытия предприятия.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Yandex dzjeka 16 октября 2010
На карте р. Дунай не правильно расположена. Она течет ровно по границе между Румынией и Болгарией
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение