--

Голодуха

Откуда берутся вампиры

Если и есть у нашего времени какой-то герой, то этот Печорин — с клыками. Из фантастических саг мы пригласили всенародного любимца в реальную жизнь, и он вошел и вписался весьма органично. Только, как все герои, в миру он не такой, как в кино и книгах. Корреспондент «РР» и автор рассказов-хорроров разыскала настоящих русских вампиров.

Анна Старобинец поделиться:
18 октября 2010, №41 (169)
размер текста: aaa

— Мои клыки не ломаются и жевать не мешают, — с достоинством отвечает Анге. — Я их наращивала в очень хорошей клинике, из металлокерамики.

Ей двадцать пять, она крашеная блондинка, на ней черные одежды, на ногах тяжелые ботинки, на шее крест; васильковые глаза густо подведены синим. Анге — вамп-гот. Клыки у нее скромные, видны, только если она широко улыбается.

— …Гроба у меня нет, хотя и хочется. Но я сейчас живу с мамой, и у меня маленький ребенок. Надеюсь, в будущем. А пока вот…

Анге извлекает из черной сумки черный смартфон и демонстрирует фотографию годовалого сына, обработанную в фотошопе: любознательный безволосый малыш высовывается из гроба на фоне готического собора.

— Готика — состояние души. Декаданс, грусть. Лайф из пэин, жизнь есть боль.

Мы сидим на лавочке на Чистопрудном бульваре, здесь традиционно собираются всевозможные неформалы и фрики. На соседней лавочке — ярко одетые во что-то зелено-резиновое подростки, через одну — спящие в объятиях друг друга существа неопределенного пола и возраста. Словом, мы с Анге — девушка с клыками и журналистка с блокнотом — далеко не самая эксцентричная пара. Тем не менее к нам стремительно кидаются двое юрких пацанов с телекамерой и микрофоном. Они похожи на веселых мартовских зайцев — суют микрофон в нездешнее лицо Анге:

— Девшк, а можн мы зададим вам пар вопросов для кабельн канала «Что-то-тэвэ», вот вы помните звук американск полицейск сирены, не могли бы вы его натурально воспроизвести прям здесь прям щас для наш программы?

— Нет, — спокойно говорит Анге. — Не хочу выглядеть смешной.

Она определенно мне нравится, несмотря на гробы и младенцев в них. Она держится спокойно и уверенно, на вопросы отвечает честно и без жеманства.

— Вы православная? — я киваю на крест.

— Да.

— А как же вампиры? Они разве не от лукавого? Не богомерзкие твари?

— А колобок не богомерзкая тварь? — парирует Анге. — Живая голова из теста. А дети любят…

Мальчики-зайчики куда-то страчиваются, но на их месте тут же возникает потрепанная девица с котомкой: Чистопрудный бульвар — как подмосковная электричка: кто-то всегда идет по вагону с предложением или просьбой.

— А пода-а-а-йте бедной автостопщице, если не жалко! — она протягивает нам шляпу.

Анге молча улыбается.

— Ой, а вы?.. — моргает автостопщица.

— Я просто человек красивый, — успокаивает ее Анге. — Вампиры нравятся мне чисто эстетически, — говорит она уже мне. — В реальной жизни я бы встретить их не хотела.

 

В реальной жизни… Давайте честно: в реальной жизни они уже появились. Они встречаются, как когда-то встречались ведьмы, а еще раньше кентавры и Пан. Главное — верить. Вампиры есть. Может, неполноценные, малость невсесильные, малость кургузые, но они есть, мы сами их создали «культурным и социальным контекстом».

«Мы» — это не фигура речи, а действительно мы. Это, например, мой добрый приятель, продюсер, полгода назад предлагавший мне поучаствовать в проекте, где «главный герой — юный красавец-вампир, обаятельный эгоистичный пижон». И другой продюсер, с которым я едва знакома и который неделю назад разъяснял мне по телефону, что «укус вампира — это, конечно же, метафора секса, и мы в нашей заявке должны это учитывать». Это безвестные украинские кинематографисты, спрашивавшие, не завалялось ли у меня что-нибудь про «силы зла — ну, вы понимаете». Это приятель моего приятеля, который ищет «крепкую вампирскую историю» для канала СТС: «Ну, типа русские “Сумерки”». Это и я сама, потому что был грех, действительно пыталась поучаствовать в истории с «юным пижоном-вампиром», но, к счастью, проект заглох.

Вампир литературный и кинематографический за истекший век здорово изменился. Отвратительный старый упырь в «Носферату», потом Дракула Бела Лугоши, уже вполне элегантный, на рубеже семидесятых-восьмидесятых он обрел сексуальную привлекательность молодого мужчины: Дэвид Боуи в «Голоде», Брэд Питт и Том Круз в «Интервью с вампиром». А сейчас он помолодел окончательно, он почти что тинейджер. Он продвинутый и пронырливый, он проник в мировую Сеть — беспокойное пограничье между вымыслом и офисом, — и теперь он реален.

 

Интернет-форум — зеркало общества, и я не думаю, что кривое. В нем отражаются одни анонимы, но именно потому оно самое честное, как зеркало в сортире, перед которым ты можешь гримасничать, стоя без штанов, потому что думаешь, что тебя никто не увидит: (для литредактуры и корректуры: сохраняем авторский текст и в цитатах ничего не правим)

http://otvety.google.ru

вопрос: Вампиры существуют?

Tatka09: я верю в существование вампиров и хочу стать одной из них!!! и не надо вот этого «насмотрелись, начитались, подростковый возраст», я взрослый человек и давно вышла из этого возраста!!!!!!!!!!!! НО ВСЕ РАВНО ХОЧУ СТАТЬ ВАМПИРОМ!!!!!!!!!

Pacu Pati: Вы глупцы,)))))))))))) вы не когда не увидете нас!

Неизвестный пользователь: обротите меня, плиз!!! стучити в асю …

http://beon.ru/discussion

Гость: ищу настоящего вампира это не спам, хочу общаться или стать вампирам, или стать пищей для вампира.

Будующая вампирша: знаете я то же хочу стать вампиром, но не из за силы, а из за жизни я больше всего люблю свободу, но живя как человек у меня ее нет, а значет нет и самой жизни. поэтому я хочу стать вампиром ведь у них есть хоть какаято свобода!!!!!!!!!!!!

(Орфография сохранена — у вампиров с орфографией нехорошо).

 

— Так почему вампиров сейчас так любят? — спрашиваю у Анге по дороге к метро.

Ответ мне нравится, и от синеглазой девушки с клыками я его не ждала:

— Я думаю, такие моды появляются, когда чего-то или кого-то обществу не хватает. Вот нашему обществу сейчас не хватает героя, защитника. У нас коррупция, повальное лицемерие. У нас, если случится беда, а ты беден, надеяться не на кого. Никто не заступится. А вампир — у него сила и власть, он будет держать в страхе, но защитит.

— Вот когда станешь магистром, тогда, б…дь, поговорим! — голосит один подросток другому, оба копошатся у подножия Грибоедова.

— Одни малыши, — меланхолично комментирует Анге. — Это все не тру.

Она тоже не тру.

 

Тру — истинных — я нахожу случайно, в Сети. Они называются VampireCommunity— Сообщество настоящих вампиров — и поначалу притворяются банальным фанатско-упырским сайтом из категории «силы зла». Кроваво-черная крылатая «V», обвитая тянущейся к своему хвосту змеистой «С» («наш символ»). «Вампиры, объединяйтесь! Сила — в единстве!» — это их девиз. «Я стар, как бла-бла-бла, а Жизнь и Смерть — мои дочери…» Однако, если копнуть (кликнуть?) глубже, обнаруживается подборка переводных статей («Что такое Голод?», «Управление Зверем или Жаждой Крови», «Как резать») и обширный глоссарий. Педантизм, с которым собран вампирский материал, подкупает. Вывешенное же на сайте «обращение к общественности» («Наша цель — создать такое место в Сети, где бы каждый настоящий вампир почувствовал, что он дома, среди своих… Мы всегда ЗА формирование разумного и твердого общественного мнения о нас… Но прошу вас не забывать, что это НАШ ДОМ») окончательно убеждает меня, что вампиров для интервью следует искать именно здесь.

Вдохновленная, прохожу ритуал регистрации, по необъяснимым причинам — Фрейд, наверное, разобрался бы — беру себе ник Beataи проникаю в «Дом». Уже в «прихожей» меня просят определиться с тем, кто я есть: на форум невозможно попасть, не указав свою «группу». Я либо «энерго», то есть питаюсь энергией людей, либо «сангвинар» — пью кровь, либо «гибрид» — употребляю и то и другое, либо просто «не вампир», но это как-то некруто, либо «автор» (понимай, как хочешь).

Я решаю понять буквально и честно признаю себя автором. Тогда остальные члены сообщества сразу как бы переходят в ранг «персонажей», и до определенного момента это кажется мне забавным. Пока до меня не доходит, что здешние вампиры совсем не из сказок. И очень не похожи на простых сетевых упыроманов.

Здесь нет никакой мистики, никаких тебе «госпади как я устал что жил тыщу лет» и «обротити меня очинь надо». Здесь все по-взрослому, здесь пишут почти без ошибок, и кому надо — давно уже обращены. Здесь не обсуждают клыки и линзы. Здесь обсуждают насущные вопросы: симптомы голода и режим кормлений, как долго санг способен продержаться без крови, как правильно заботиться о доноре («надрез требуется очистить, прежде чем положить пластырь-бабочку»).

Ой! А ведь они действительно пьют кровь. Мне становится сильно не по себе: я оказываюсь впечатлительным автором. Легкомысленный пост, который я разместила на форуме, не разобравшись, — что-то вроде «разыскивается адекватный и разговорчивый вампир для интервью, предполагается фотосессия» — начинает казаться мне не слишком уместным и действительно раздражает вампиров. Мне отвечают, что они не клоуны, что был у них уже один журналист, так ничего не понял и написал, что они насмотрелись «Сумерек», и что мое предложение им не интересно, и что они не любят представителей СМИ. Огромных усилий мне стоит как-то отмотать все назад. Я ссылаюсь на их же «обращение к общественности». Я обещаю им непредвзятость. Я признаюсь, что пишу не только статьи, но и книги, причем в жанре хоррор. Последний аргумент неожиданно действует. («Стокгольмский синдром», — шутит муж.) Истинные соглашаются на интервью в режиме онлайн. О фотографиях и личных встречах не может быть и речи.

 

Онлайн-конференция — интервью журналу «РР»

В каком возрасте, в какой ситуации вы поняли, что стали вампиром? Как восприняли свою новую «природу»?

CrackHack (Одесская обл., муж. пол, 16 лет, энерго): Более года назад. Мне было довольно плохо, и я начал «искать себя». Много чем занимался, но под конец понял, кто я. Мне чужды всякие предрассудки о вампирах, поэтому воспринял нормально.

Darkwolf (Белоруссия, 20 лет, санг): Полтора года назад. Я не сразу понял, что это именно оно. Просто появились некоторые изменения в организме, который будто говорил, что ему чего-то не хватает. А когда узнал, что же это все-таки такое, воспринял как данность, «кровь — значит, кровь».

DarkFess (основатель, Белгород, муж. пол, 33 года, санг): В восемнадцать. Тогда у меня был очень тяжелый момент в жизни. В это время так получилось, что я впервые попробовал кровь. Ею поделился со мной мой друг… Когда я начал догадываться, чего хочет мой организм (а именно, еще крови), я, конечно же, начал отрицать даже вероятность такого расклада событий. Я пытался найти всяческие заменители крови, даже начал делать разные упражнения, чтобы попросту удалить это желание, стереть его, забыть его, перепрограммировать себя. Все тщетно.

Twiggy (Пермь, жен. пол, 27 лет, санг): Я не приходила к такому пониманию и никем не становилась, я являюсь сейчас тем, кем появилась на свет. Я долгое время пила кровь, следуя своим желаниям, и не видела в этом ничего особенного. После того как осознала свою потребность, я испытывала и испытываю до сих пор страх, непонимание, в какой-то степени неверие в реальность этого, надежду, что когда-нибудь найду ответ на вопрос: «Почему?»

EnergoSanga (Пермь, жен. пол, 19 лет, гибрид): Лет в двенадцать, наверное. Это пришло постепенно, не было такого, чтобы я сразу сказала сама себе: «Опаньки, так я вампир!» Нет, это было примерно так: сегодня стало плохо под солнцем, через некоторое время жажда и т.д. Причем вампирами я не интересовалась. Уже потом, когда начала задумываться о том, что со мной происходит, потянулась ко всему «вампирскому». Восприняла нормально. Я была ребенком-фантазеркой, и все воспринималось мной как игра.

Sableezub (Н. Новгород, муж. пол, 26 лет, гибрид): Я не стал, я им был. Но процесс осознания растянулся на большой срок. Сначала я почувствовал к себе отвращение. Но потом нормально. Я взглянул на себя без предрассудков и понял, что ничего особенного в этом нет.

ArmagoAndante: (Москва, муж. пол, 21 год, энерго) Был всегда. Самосознание пришло где-то в 14–15 лет. Я испугался, долго метался в попытках осознать, понять, принять свою природу. Позднее, успокоившись, отнесся со всей ответственностью.

Alan Vice (20 лет, санг): Признаки сангвинариуса проявлялись у меня, можно сказать, с рождения. Разумеется, я считался просто болезненным мальчиком, а потом болезненным юношей. Я и сам думал, что это не более чем «проблемы со здоровьем», однако врачи не могли объяснить многих вещей, творившихся со мной. Постепенно начало приходить понимание того, кем и чем я являюсь. Я почувствовал, что наконец-то нашел себя.

В легендах вампиром тебя может сделать другой вампир. Эти легенды имеют какое-то отношение к действительности? В реальной жизни возможно «заражение»?

CrackHack: «Заразить» — слово крайне неподходящее. Есть такое понятие, как «симпатический вампиризм», но это на короткое время. Так что нет.

Darkwolf: Нет. Меня, например, никто не кусал. Вампиризмом заразить нельзя. Но через кровь можно заразиться и заразить донора другими неприятными штуками, поэтому мы тщательно выбираем донора и следим за собственным здоровьем.

DarkFess: Это фольклор, сказки, не более того. В реальной жизни можно заразиться чем угодно: ВИЧ/СПИД, сифилис, гепатит А-Б-С- D-E и куча прочей гадости… Но только не «вампиризмом».

Twiggy: Мое состояние не имеет никакого отношения к легендам о вампирах.

EnergoSanga: Легенды никакого отношения к действительности не имеют. Мы не вампиры из сказок, у нас все иначе.

ArmagoAndante: Нет, подобных вещей в своей практике не наблюдал.

Alan Vice: Я считаю, что легенды могут быть основаны на реальных событиях. В конце концов, я уверен, что мы долгое время соседствуем с людьми.

В соответствии с мифологией вампир — существо бессмертное. В профилях вашего сообщества указанный возраст редко превышает 25. Как у вас с бессмертием?

CrackHack: О бессмертии речи не идет. Вампиры — просто люди, у которых есть некоторая потребность в крови или энергии других.

Darkwolf: Мы все смертны, я вообще в бессмертие не верю.

DarkFess: Нет ничего бессмертного и вечного в этом мире.

Twiggy: Бессмертия не существует.

EnergoSanga: Честно — хотелось бы. Но, повторюсь, мы не сказочные.

Sableezub: Думаю, бессмертия нет.

Alan Vice: Я надеюсь, что проживу насыщенную жизнь. Но я не считаю себя бессмертным.

 

Мои вопросы еще активно обрастают ответами, когда появляется первый «перебежчик». Девушка-санг назначает мне свидание в магазине-кафе «Путь к себе», что на Новослободской. Она одна из самых активных участников комьюнити. Она просит сохранить ее имя и вампирский ник в тайне.

…Густой и липкий аромат курительных палочек, благовоний, эфирных масел, ароматических свечек и штучек заматывает посетителей душным эзотерическим шарфом. Моя собеседница берет чай пуэр, и в плотную воздушную вязь вплетается запах сырой земли.

Она красивая. В чем-то облегающе-черном. Длинные шоколадные волосы, длинные ноги, красные губы, матово-синие глаза.

— Линзы?

— Да. Солнцезащитные. Не люблю солнце.

Ей двадцать пять. Она трудится в фирме юристом.

— Итак, вы — вампир?

— Да. И в этом нет ничего плохого.

Голос у нее тихий, журчащий. Клыков не видать.

— Я пришла сюда тайком от сообщества. Но дело в том, что там 95% просто играют. Нас, реальных, всего несколько.

— И что отличает вас, реальных?

— В нас живет древняя душа. После смерти тела такая душа не разрушается и в общий физический поток не входит. Она выбирает себе — или ей предлагают — новое тело.

— Кто предлагает?

— Высшие сущности.

Я и вампир сидим за столиком на оживленном перекрестке тонких миров. Слева от нас кудрявая усталая тетка гадает клиентам на кофейной гуще. Справа двое специалистов фотографируют «астральные тела». Несколько фотографий вывешено для примера: «астральные тела» представляют собой, оказывается, пушистые комки розовой и голубой пакли вокруг головы.

— Древнюю душу всегда отличишь по глазам, — сообщает моя визави. — Еще мы, истинные, можем лечить. Берем негативную энергию и внутри себя трансформируем так…

Голос журчит, убаюкивая. Позитивная, негативная… Вегетарианское меню предлагает чаи, травяные сборы, полезные для тела и духа проростки бобов…

— Ну а кровь-то? Пьете?

— Конечно.

— Человеческую?

— Да. И только свежую. Пробовала замораживать — не то. На такой продержишься максимум сутки. Некоторые еще, например, покупают донорскую кровь, перебиваются. Но это тоже не то. Считай, мертвечина. Потому что кровь должна быть теплой, живой, только что взятой.

— А какой у вас график?

— Вообще я кровожадное существо. Я готова хоть каждый день, но зверя в себе нужно сдерживать. Нужно, чтобы усвоилась информация: кровь — это ведь в первую очередь информация, а не только питательный супчик из гормонов, железа и минералов. Это как ключ к человеку. И я не ограничиваюсь кем-то одним — скучно. Одинакового эффекта не бывает.

— И что это за эффект?

— Как фейерверк. Ты наполняешься жизнью. Как будто весь день просидел в тесном помещении, а потом вышел в сад. От крови мужчин взрыв происходит сразу — бумс! А от женщин пик бывает гораздо позже. Кстати, у нас самих, у истинных, с гендерной идентификацией сложно: есть что-то и от мужчины, и от женщины.

— Как у готов? — спрашиваю.

— При чем тут готы?

— Ну, готы, в особенности вамп, часто говорят о себе «он», даже если они женского пола, и стараются иметь андрогинный вид: считается, что этакая бесполость — вампирская черта.

— Может быть, — собеседница чуть брезгливо передергивает плечами. — У них такой лайфстайл. У нас дело в другом: просто сущность не имеет пола.

Она рассказывает мне о своих сверхспособностях. О том, как читает при одной свече. Как ориентируется ночью в Химкинском лесу. Как различает аромат крови через кожу. Про интуицию и пророческие сны, помогавшие сдавать сессию. Она рассказывает, что на серебро у нее аллергия: кожа чешется, и остаются темные пачкающие следы. Она рассказывает, что кровь человека, съевшего чеснок, становится невкусной и горькой. Она говорит, что мода на вампиров лично ее раздражает.

— Едешь утром на работу — там все с этими книжками про вампиров. Прямо какая-то пандемия. И так обидно: вот на Западе есть совершенно официальные собрания для таких, как мы, семинары, все так культурно. А у нас только лайфстайлеры ходят, крутые такие. И в Сети флудят. Не люблю флуд.

 

Онлайн-конференция — интервью журналу «РР» (продолжение)

Как, когда и чем питается вампир? Насколько необходима человеческая кровь? Используется ли кровь животных?

CrackHack: Лично я — энерговампир, питаюсь энергией других людей или природной энергией, если чувствую недостаток. Мне кровь не нужна, но вкус крови — человеческой — нравится, животной же не очень.

Darkwolf: Предпочитаю мясные блюда и сладкое. Кровь — сложно оценить, насколько. Не умираем, но состояние без нее ухудшается достаточно сильно. Кровь животных — да, но я лично ее не люблю.

DarkFess: Да обычной едой, как и все люди. Кровь — обычно это как «50 грамм в пятницу вечером». Кровь необходима. Обычная норма — где-то раз в неделю 20–40 мл крови. Конечно, можно прожить и без нее, но это надо уж очень не любить себя. Кровь животных лично я никогда не использовал и не использую. А все потому, что животных я люблю. А потеря даже несущественного количества крови обычно фатальна для бедного животного. А вот человеку, если у него взять ~30–50 мл крови, ничего не будет.

Twiggy: Лично у меня нет четкого графика. Желание очень сильное и часто приводит к кормлению и до того, как начинаешь испытывать потребность физически. Использую кровь добровольных доноров и кровь животных.

EnergoSanga: Люблю пельмешки, котлеты, салатики, рыбу, горячий чай. А кровь — в зависимости от жажды — раз в несколько месяцев, наверное. Держусь на энергии, ибо гибрид. Кровь животных не пробовала никогда и не буду, представить себе не могу, что придется резать беззащитную кошечку, или собачку, или какое другое существо.

Sableezub: Лично я питаюсь самой обыкновенной пищей. Обожаю жареную свинину, ем ее почти каждый день. Куриные грудки с макарошками ем каждый день. Обычно жарил, но сейчас стал варить. Бульончик хороший. Кровь животных и человека — лично я не вижу разницы. Ну, разве что вкус несколько отличается. Я уже очень давно перешел на куриную кровь, она мне очень нравится.

ArmagoAndante: Если про обычную еду, ем я мало и редко. Чувство физического голода у меня слабо выражено. Обожаю кофе, чаи, молоко, фисташковое мороженое. Энергии же — когда возникает потребность. Стараюсь делать это максимально «безболезненно» для окружающих.

Alan Vice: Я стараюсь есть два раза в день, употребляю овощи и не употребляю майонез. Я не использую кровь животных из эстетических и гастрономических соображений. Настоящая человеческая кровь мне необходима настолько же, насколько и большинству сангвинаров. То есть регулярно.

Как вы находите доноров?

CrackHack: Доноры энергии — окружающие люди или даже те, которые далеко.

Darkwolf: Само собой получилось — рассказал подруге, предложила пить ее, так и живем теперь. Но тут методов уйма, от интернета до БДСМ-клубов.

DarkFess: Донорами почти всегда мне были девушки, с которыми я встречался. На одной из них я женился.

EnergoSanga: Так же, как и настоящих друзей. С трудом.

Sableezub: Я их не ищу. Раньше была девушка, которая позволяла мне пробовать ее кровь. Это была своего рода сексуальная игра. После того как мы расстались, я никогда не искал больше подобных отношений. А зачем? Кровь животных меня вполне устраивает, к тому же ее легче достать.

ArmagoAndante: Ими становятся близкие мне люди, понимающие мою... м-м-м... проблему и старающиеся помочь.

Alan Vice: С трудом. Мой настоящий донор — это моя любимая девушка.

Всегда ли донорство добровольно?

CrackHack:Так как я — энерго, мои доноры даже не знают, что они, собственно, доноры. Так что нет.

Darkwolf: Нет, но насильственный забор крови у нас не приветствуется.

DarkFess: Конечно да. Если же нет, то это преступление, за которым следует криминальная ответственность.

Twiggy: Да.

Sableezub: Да, конечно. Насилие — это не наш метод.

ArmagoAndante: В моем случае всегда. Я не могу позволить себе забирать что-то у человека, который не хочет отдавать. Виной тому, видимо, моя исключительная вежливость в подобных вопросах.

Alan Vice: Да, это один из нерушимых устоев сообщества и моей личной морали. Донор должен быть: а) добровольцем; б) совершеннолетним; в) четко осознавать, на что идет.

Как технически берется кровь у донора?

Darkwolf: Режу лезвием. Небольшие порезы на плече. Хотим перейти на иглы, следов меньше и удобнее.

DarkFess: Лично я раньше использовал шприцы или вакутейнеры. Но мой нынешний донор боится уколов, поэтому я использую специальную бритву. Пара аккуратных крестообразных порезов в районе плеч или бедер — и порядок.

Twiggy: По-разному, все зависит от предпочтений самого донора. Использую порезы, проколы, системы для переливания крови.

Sableezub: Достаточно просто слегка надрезать кожу новым лезвием. Несколько таких порезов дадут достаточное количество крови и не нанесут никакого вреда партнеру.

Alan Vice: Режу, использую бритву и технику «одного короткого надреза».

Где граница, отделяющая вампира от маньяка?

Darkwolf: Граница там, где у человека заложены моральные принципы. Тот, кто их переходит, опасен для других, независимо от того, пьет он кровь или нет.

Twiggy: Если ты испытываешь необходимость в употреблении крови, неважно, в каком количестве, ты сангвинар. Если же ты, утоляя свой голод, идешь на насилие и убийство, то по закону становишься маньяком. И никто не говорил, что ты перестаешь при этом быть сангом.

EnergoSanga: По-моему, маньяк — это когда ходит по улицам и режет народ, чтобы достать кровь. Я знаю одну девушку, у нее жажда практически постоянно, и девушке приходится пить кровь по пол-литра в две недели (это много для нас), но, тем не менее, это очень добрый, чувствительный и адекватный человек.

Alan Vice: Разница в умении держать себя в руках. От голода не уйти, но его можно обуздать. Это одна из причин основания сообщества, кстати.

 

Второй вампир, пожелавший выйти из сетевого сумрака, назначает мне встречу в кафе «Шоколадница» на Маросейке. Условия: никаких фото и вымышленное имя («допустим, я Аня»). Беру быка за рога:

— Вы — вампир?

«Аня» смущенно озирается и шепчет:

— Нас может услышать официант.

— Уверена, ему все равно… Так кто вы?

— Я — странное сочетание, — осмелев, сообщает моя «тезка». — Энерго и донор. То есть я питаюсь энергией и угощаю своей кровью другого. Этот другой — мой молодой человек, он санг.

Аня — натуральная блондинка с бледной и розоватой, чуть воспаленной кожей. Пьет зеленый чай (как и предыдущий вампир, она не употребляет ни кофе, ни алкоголь, ни никотин). У нее светлые, пристальные, со стальным отливом глаза. Она рисует картинки и делает фотоколлажи в «темной» готичной манере. Ей двадцать с чем-то, она заканчивает журфак МГУ.

— А как — чисто технически — вы питаетесь энергией?

— Подключаюсь к человеку. Умею делать это незаметно. Человек сначала не чувствует. Просто потом выходит после общения со мной усталым.

— Я выйду отсюда усталой?

— Вы нет. Обещаю. Я не ем всех подряд.

— Почему вы не захотели произнести вслух: «Я — вампир»?

— Это слово в нашем сообществе не все любят. Могут возникнуть неправильные ассоциации: страшное существо, которое прожило три тысячи лет, спит в гробу и кусает всех подряд. Это все не про нас. На стенку мы не залазим и вверх ногами не спим. Важно для нас только одно — потребление. Мы не позеры. Просто люди с потребностью.

На самом деле бывают такие люди — с потребностью. У них болезнь порфирия, неприятная штука. Им действительно, чисто биохимически нужна кровь (об энергии и прочих тонких материях речь не идет), и их недуг всегда проявляется внешне: бледная изъязвленная кожа, сверхчувствительная к свету, дряблые десны с длинными шатающимися зубами. В старину человека с такими симптомами и правда могли счесть упырем. Но если кто-то из «настоящих вампиров» и страдает порфирией, их единицы. И бойфренд моей собеседницы в этом смысле наверняка здоров.

— А ваш молодой человек не пробовал обращаться к врачу?

— Пробовал. Ему было двадцать, когда он себя осознал. Врач сказал, что у него нервный стресс. Нужно успокоиться, полечиться, попить таблетки. Спрашивал, не было ли в семье маньяков-убийц и прочую ерунду.

— И что, попил таблетки? Не помогло?

— Конечно, не помогло! От чего таблетки могли помочь?! Они же не могли удовлетворить его потребность в крови, его голод!

— А если не удовлетворить голод, что будет?

— Санг не умрет в корчах. Он впадет в меланхолию. У него все будет болеть. Когда он рассказал про свою потребность, я сама предложила пить меня.

На ее руке — на одной — черная перчатка по локоть.

— И это вот… как раз… э-э… — мычу я на перчатку.

— Да, — кивает она. — Затягивается долго.

— А бывают православные энерги и санги?

— Сколько угодно. Например, я. Вот у меня тут, — энерго-вампир извлекает из-за пазухи груду висюлек на цепочке, — святая вода, святая земля из храма святого Николая, крестик…

— И как же вы это сочетаете с вашей «потребностью»?!

— А я что, должна шипеть на кресты? Это все стереотипы.

— Вы и на исповедь ходите?

— Конечно.

— И как батюшка относится к тому, что вы рассказываете?

— Ну, я же ему не говорю: «Знаете, я пью человеческую энергию».

— Почему не говорите? Исповедь разве не предполагает абсолютную искренность?

— Вот я и рассказываю абсолютно искренне, что я, например, соврала кому-то. А исповедоваться на предмет энергии трудно, это же нужно сначала объяснить, что ты не псих.

— Так все-таки, ну, на ваш взгляд, это грех или нет?

— Нет. Для себя я решаю морально-этическую проблему так: беру у человека энергию только с его согласия. Единственное место, где можно брать без спросу и ничего тебе за это не будет, — это метро. Зашел в вагон, прошел мимо людей, взял у каждого по чуть-чуть — и им не вредно, и тебе хорошо. В метро все равно все друг друга едят.

Она рассказывает про одного знакомого, который купил себе гроб, и про другого, который на кладбище спит. Она рассказывает, как люди капают себе в глаза сахар, чтобы они стали красными, и как люди спиливают себе зубы до пульпы, чтобы у них были клыки. Она рассказывает, что по молодости была готом и общалась с такими вот позерами, но потом у нее это прошло. Она полна презрения и сочувствия. Эти позеры, желающие быть вампирами, — это же целое потерянное поколение!

Где-то между повальным каннибализмом в метро и спиленными до пульпы зубами я вдруг осознаю, что мне нехорошо. Болит голова, мутит и хочется выйти на воздух. То ли энерго не сдержала свое обещание, то ли я слишком впечатлительный интервьюер, то ли в «Шоколаднице» отравленный кофе… Я скоропостижно прошу счет. Поднявшись из-за стола, лже-Аня вешает себе на плечо длинный черный чехол с неведомым музыкальным инструментом внутри. Светски интересуюсь, на чем играют энерго-вампиры.

— Могу показать, — она расстегивает чехол.

Внутри большая, чуть не в половину человеческого роста, шарнирная кукла. Кукла-вампир.

— Его зовут Вайс, — говорит «Аня». — Я сама ему шью одежду.

Viceв переводе с английского означает «порок». Вайс облачен в черное, он юн, андрогинен, с длинными седыми волосами. У Вайса клыки, а на шее крест, от креста «ожог». На полиуретановом теле шрамы.

— Если будет следить глазами — значит, понравились ему, — предупреждает «Аня».

Вайс, натурально, следит за мной глазами. Его хозяйка тоже.

— Зачем же вам этот Вайс?! Он же как раз позер! Лайфстайлер!

— Ну и что? Раз настоящих вампиров не существует, пусть хоть он будет… Он у меня даже не ест никого, потому что он верующий, да, Вайс?.. — она тихо воркует с куклой и впервые за нашу встречу становится похожа на сумасшедшую. — Вот у него религия сталкивается с тем, что он вампир… Он у меня молится... А шрамы — это он сам себя, чтобы не есть никого…

Вампир «Аня» засовывает вампира Вайса в чехол и уходит. После этого кукольного театра мне становится совсем кисло. «Если исповедуешь какую-нибудь религию, сходи в соответствующую церковь», — рекомендует по телефону коллега. — «Нет, я агностик». — «Тогда пей гранатовый сок».

 

Онлайн-конференция — интервью журналу «РР» (окончание)

Что вы лично думаете о творчестве Энн Райс и «Сумерках»?

Darkwolf: Сумерки — ширпотреб.

DarkFess: Райс и «Сумерки» — мусор.

Twiggy: Красивые сказки про супергероев для подростков.

EnergoSanga: Энн Райс мне более-менее нравится, но последняя ее книга, которую я читала, — «Вампир Арман» — попала ко мне в жутком переводе, так что я чуть не плакала, когда читала.

ArmagoAndante: Почитал пару книг Энн Райс, немного Поппи Брайт и глянул первые 15 минут «Сумерек». Тошнило долго. Тошнило страшно. Несодержательная гадость для слабоумных (простите за столь грубый ответ, наболело). Уж лучше классика.

Alan Vice: Я не испытываю отвращения к этому произведению или к Энн Райс лично, но мне не нравится волна современной «всеобщей вампиромании», которую спровоцировала эта работа и ее экранизация.

Ну вот, вы вампир. Для вас важна «просто кровь»? Или все-таки есть некая идеология помимо чистой физиологии?

Darkwolf: Какая идеология? Мы все разные, нас объединяет именно наша особенность.

DarkFess: Нет никакой общепринятой идеологии.

Twiggy: Нужна только кровь, никакой идеологии.

EnergoSanga: Кровь. И энергия.

Sableezub: Просто кровь.

ArmagoAndante: Мне важна энергия.

 

Добираюсь до дома, дочитываю ответы онлайн, голова раскалывается. В припадке паранойи действительно приобретаю гранатовый сок. Не помогает. Пробую вариант «крепкий кофе с коньяком»: вампир такое пить бы не стал, зато мне в самый раз. В голове проясняется.

Современных русских вампиров, с ясной головой рассуждаю я, можно поделить на три категории. Первая — вампиры-романтики: всяческие вамп-готы, одетые по средневековой моде лайфстайлеры-декаденты, которым нравится играть в такую «эстетику», но которым хватает ума не уверовать в суть. Вторую категорию я условно называю «тапирами». Вампиры-«тапиры» — это по большей части тинейджеры, они в зависимости от степени невменяемости либо стачивают себе клыки, либо нет, либо спят на кладбищах, либо нет, но все поголовно мечтают, чтобы их «абротили», и ждут пришествия какого-нибудь кровососущего машиаха. Ну и, наконец, третья категория — вампиры-потребители. Последние тревожат меня больше всего.

Вампир-потребитель не уважает кофеин, никотин и алкоголь, он бережет здоровье, свое и донора, он использует дезинфицирующие салфетки и пластырь-бабочку. Он одевается в кэжуал. У него есть работа. У него есть режим питания. Он прагматик. Он ненавидит нарядного романтика. Он пьет кровь. Он сумасшедший, маньяк, садист? Ну, может быть, кто-нибудь, а в принципе нет. Он болен порфирией? Нет. Ему просто не хватает гемоглобина? Ну и ел бы гематоген… Так откуда он и почему?

Кто-то — заматеревший и вышедший на новый уровень развития «тапир», который когда-то рыскал по Сети с воплями «Вампиры, откликнитесь!», а потом обнаружил сообщество «настоящих», подпал под его суровое каннибальское обаяние, выбросил акриловые клыки и подсел на сангву. Кто-то «пробудился», счастливо минуя «тапирскую» фазу…

За всех прагматиков не скажу, но большинство — парадокс! — перверсивное порождение того самого «темного», романтического вампирского контекста, который они так презирают. Романтические «уши» вылезают то тут, то там: кровавой рептилией и пафосной мантрой про «летопись нового мира» на сайте сообщества, дурным мистицизмом «древней души», кукольными ожогами седовласого Вайса. Потребитель-прагматик потому так отчаянно презирает романтика, что он с ним в одной связке. Он не хочет на него походить, как не хочет подросший ребенок походить на родителя. Но система координат та же, и любимая кукла подарена мамой.

Эта система координат, в которой вампир сделался не только культурным героем, но и членом реального общества, безусловно, симптом. Можно много рассуждать о том, что вампир популярен, так как воплощает собой пубертатную сексуальность и вечную молодость, только вот воплощать он мог бы и раньше, а объектом культа сделался только сейчас.

И тут невольно вспоминаются слова романтика Анге: «Такое бывает, когда чего-то обществу не хватает». Либеральная/христианская общественная модель, подобно мэру Лужкову, претерпела «утрату доверия». Ни государство, ни церковь, похоже, не в состоянии больше предоставить взрослеющему человеку внятный и однозначный морально-этический кодекс, Абсолютный Свод Правил, четкие критерии зла и добра. Конституция и библейские заповеди — они, конечно, все еще вот они, но сочетаются теперь с каким-нибудь «Вампирским кодексом чести» как равновеликие.

Личное пространство (у многих ничем особенно не заполненное) поглотило ту часть человеческого существа, которая раньше была отведена под идеологию. «Мне было довольно плохо», «я начал искать себя», «металась в попытках себя осознать». Утрата координат. Пустота там, где раньше был крестовый поход, восстание декабристов, отмена рабства, ядерная угроза, холодная война, монастырь, на худой конец комсомол... Но свято место, как известно, долго никогда не пустует. И педантичный упырь — это еще не худшая тварь, способная занять душевную полость.

Питерское метро. Набитый вагон. Прислонившись к дверям, с нами едет молодой пассажир неопределенного пола в черном плаще. У него длинные белые ногти, фиолетовая прядь в волосах и гладкое лицо куклы Вайса. «Это мальчик? Или девочка? — хихикают с сиденья напротив простодушные мешковатые тетки. — И куда оно едет? В цирк?..» Я знаю, куда оно едет.

На готическую «темную» вечеринку в гостиницу-замок, лимузин подадут к метро «Фрунзенская». Туда же едем и мы с фотографом: оно будет там веселиться, а мы наблюдать и снимать. Оно мирное, оно нас не тронет ни по дороге, ни в замке. Оно даже не настоящее.

Оно все еще ищет себя.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Морозова Альмира 8 ноября 2010
Мне статья понравилась. Всё очень чётко и главное - точно. Особенно правильно про то, что весь этот вампиризм рождается на пустующем поле души человеческой. И поле-то можно бы и чем-то другим заполнить, нежели приданием философского налета процессу резанья вен другу/подружке... Но такова уж природа человеческая, что большинство выбирает дорожку попроще. Гораздо легче рассуждать в интернете о своей "инаковости", чем тренироваться в спортзале до седьмого пота или учиться рисовать пейзажи маслом.
Какое там восстание декабристов? Какая холодная война? Современный вампир - это существо нежное, комнатное, даже, я бы сказала, оранжерейное. Ему противопоказан вольный воздух свершений, находок и побед. От переизбытка оных он может превратиться в человека - такого, как вот мы с вами. :)
Alex Volkovich 29 октября 2010
Кусок конференции вырезан, интервью в реале-скорее всего, выдуманные. Как мы и ожидали, журналисты такие журналисты))

А еще она так долго удивлялась, почему в сообществе избегают слова "вампир"
обсуждение здесь
http://vampirecommunity.forumbb.ru/viewtopic.php?id=657
полная версия конференции здесь
http://vampirecommunity.forumbb.ru/viewtopic.php?id=660#p14921

(для просмотра нужно зарегистрироваться и получить группу)

Устинов Артем 28 октября 2010
Спасибо за статью, многие типажи узнаются, встречал. Являясь ценителем специфической музыки, время от времени пересекаюсь с представителями данных субкультур. Трезвомыслящих людей мало.
Еще бы отметил, что увлечение вампиризмом не является сиюминутной модой, это достаточно давнее явление (с момента романтизации вампиризма в готической литературе). З.Ы. Интересный факт: американская компания WhiteWolf занимается производством литературы по настольным ролевым играм, самой первой и популярной является вселенная Vampire: The Masquerade. Данная РИ разработала максимально реалистичный образ вампира в современном обществе. Почти 20 летняя история компании и огромное число поклонников - тому подтверждение.
Махов Павел 28 октября 2010
На мой взгляд, выводы в статье чрезмерно глубокие. Автор забралась в какие-то неведомые дали, когда все намного проще. Все собеседники делятся на две категории: школьники и прочие подростки (по сути, несформировавшиеся личности, впрочем, небезнадежные) и недоигранные ТЮЗовцы. И те, и другие – заложники образа. Только последние, называющие себя «истинными», вжились в него настолько, что окончательно утратили чувство реальности. Точно так же, как всякие «гоблины», «гномы» и «эльфы», которых, согласно переписи 2002 года, в России проживает не меньше тысячи. А то и больше. Удивительно, но некоторые из них порой производят впечатление вполне нормальных, адекватных людей. Не исключено, однако, что подобные случаи в психиатрии уже давно описаны.
В целом же материал, как мне кажется, стоило бы отнести к жанру «интервью с идиотом». Прости, Боже…
Pupitskin Vanja 27 октября 2010
http://lviv.fm/
Белых Антон 27 октября 2010
Лучше бы они объединялись в опозиционные сообщества и пили кровь властей. Тогда, может, жизнь пошла бы на лад, а там глядишь уже повода для дипрессий, кровавого BDSM и псевдовампирской реальности не понадобилось.
Волжский Михаил 26 октября 2010
Кажется, автор сначала вывод статьи сочинила, а затем уже пошла с персонажами встречаться. Иначе как объяснить полное противоречие вывода (вампиризм как нехватка идеологии) основному содержанию статьи (вампиризм с идеологией не связан)? Разве что традиционным "чукча-не читатель и не слушатель собеседников, чукча-писатель":)
Однако ждём продолжения банкета. Неохваченными остались граждане, употребляющие в пищу мочу. Уринотерапия или как она там...
pash lara 25 октября 2010
Прочитала только что статью про вампиризм. Люблю вас, рус.реп, но е мое, как же так? Кто ж такого автора-то на страницы та пустил? Кто ж всякое омно формуное цитирует? Враки ж все. Сама знаю, ибо подружака моя готствуетда гадсвует по сему поводу. А ежели и в стольном граде ( что уж о нс, провициялах) грить, не знают шо а диво-дивное кухла BJD и для чего коу надобна — то зачем такую срамоту на страницы моего издания любимого пускать? Яка нечисть! У меня на деревне ученица, Сашунька, и то лучше пишет, а ей всяго осямндцать годков, она уже и порфирия тож знает. И Стокера читала. А коли не знаешь, для чего таки барышни на интервью ходют — зачем интрвьюировать?
Ну и напоследок, любимый рус.реп, не напечатаешь небося, но все ж...
Кровь она не невкусная от чесноков. Она соленая. А когда засохнет, она хрустит., во рту распадается на сотки хрустящих микроскопических шариков. С пивом бы ее... да столько не доставала! Если есть ее, сдирая с чуть затянувшихся царапин — она желируется на языке, потом склеивает зубки. Но вкуснее всего она либо когда день как на ране высохла, либо сразу. Не вампир. Игры люблю. Всякие там, ну и пришлось вот пробовать. А когда бахнешь грамм 50 — то адреналин фигацит. Не не от неё, а от осознания — что ты выпил. И еще. Коли пишешь — окунайся в атмосферу, а не по форумам сиди.
С уважением, 33, замужем, журналист. А за ошибки — звиняйте. На деревни журналисты акромя кукол BJD и как кровищу хлестать ни черта то и не знаютььь)
Малахова Светлана 25 октября 2010
Меня больше всего удивляет искренняя вера людей в то, что они самые настоящие вампиры, что им хочется крови, именно КРОВИ, а не воды или лимонада, да даже жажда пива мне более ясна! Сколько они могут выпить крови донора? Ведь от большого количества выпитой крови человека начинает попросту тошнить! Деление на сангов, гибридов и энерго напоминает правила некой ролевой игры, где нужно обязательно относиться к определенной группе (виду), прятаться от солнца и ругать "Сумерки". Возраст "вампиров" ниже среднего, так же как и возраст фанатов Энн Райс. И со стороны все это кажется мне уже подзабытым спором "Кто круче: Человек-Паук или Супермен?"
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение