--

Война девальваций

Как борьба с кризисом приводит к его новому витку

Мировую экономику накрывает волна искусственных девальваций валют. То, чего большинство россиян боится как огня, многими правительствами воспринимается как последнее средство спасти свою экономику и производителей. А спровоцировали нынешнюю войну США, попытавшиеся решить свои экономические проблемы за счет обесценивания доллара

Александр Шибанов поделиться:
19 октября 2010, №41 (169)
размер текста: aaa

Сколько времени нужно для того, чтобы забыть о договоренностях на уровне лидеров государств «Большой восьмерки»? Иногда совсем немного. В июле прошлого года на саммите в полуразрушенном землетрясением итальянском городке Аквила лидеры G8 и еще пяти развивающихся стран договорились избегать «конкурентной девальвации валют» — обесценивания национальных денег в пользу собственных производителей. А на днях министр финансов Бразилии Гвидо Мантега констатировал, что в развалины превратились уже сами договоренности:

— Мы находимся в состоянии международной валютной войны, — так назвал он попытки многих стран ослабить собственные валюты.

И Бразилия, участница тех самых договоренностей в Аквиле, не осталась в стороне. Правительство страны заявило, что  будет покупать все «избыточные доллары» на рынке, чтобы обуздать рост реала. Где слово, там и дело: в начале октября Банк Бразилии увеличил ежедневные объемы покупки долларов в пять раз, до одного миллиарда.

Надо сказать, примеров для подражания у Бразилии было достаточно. За последний месяц японская иена, например, пережила две валютные интервенции. Национальный банк, пытаясь остановить укрепление своей валюты, продал в сентябре 2,1 трлн иен ($25 млрд). Такого не было уже шесть лет. Южная Корея, Индонезия, Малайзия, Таиланд и Тайвань только за первые две недели октября общими усилиями потратили на скупку американкой валюты и девальвацию своих почти $30 млрд. И тоже понятно почему: в сентябре тот же южнокорейский вон подорожал по отношению к доллару на 5,4%, тайский бат — на 4,3%. Местные производители, особенно ориентированные на экспорт, банкротятся, безработица растет. Впрочем, несмотря на интервенции, все эти валюты продолжают укрепляться (см. графики на стр.       ).

В валютных войнах нет ничего необычного, особенно в период, когда страны пытаются выйти из экономического кризиса. По сути, это такая же протекционистская мера по отношению к местным производителям, как, например, увеличение таможенных пошлин на импортные товары или их квотирование.

Но это не имеет никакого отношения к согласованной борьбе с кризисом. Искусственная девальвация — это спасение своей национальной экономики за счет других, это экспорт кризиса, падения производства, безработицы в другие страны. Что же заставило правительства многих стран заниматься столь неблаговидным делом?

Кто виноват?

Зачастую поиск ответа на этот вопрос сложен. Но не в нашем случае. «США ищут возможность навязать свою волю другим странам за счет печатного станка. Задача состоит в том, чтобы добиться распространения инфляции на мировую экономику», — сформулировала на днях этот ответ Financial Times. То есть конкурентная девальвация становится прямым ответом на эмиссию долларов. При этом понятна и логика США: их внешний долг номинирован в долларах, и чем сильнее обесценится валюта, тем сильнее обесценится и сам долг. В придачу американские товары получат конкурентное преимущество.

Судя по развитию событий, победу в валютной войне за явным преимуществом можно было бы уже и сейчас присудить США, если бы не существовало Китая. Это, по сути, единственный игрок, который активно сопротивляется американской политике. Вашингтон давно обвиняет Пекин в недостаточно крепком юане и настаивает на том, что он должен подешеветь на 20–40%. Недавно к этим нападкам присоединился и Евросоюз. Понять США и ЕС можно: дефицит в торговле с Китаем в Европе по итогам прошлого года составил 133 млрд евро, а в Соединенных Штатах и вовсе превысил 200 млрд (см. справка        ).

Ответ премьер-министр Китая Вэнь Цзябао дал на прошедшем недавно в Брюсселе саммите ЕС — Китай.

— Курсом своей валюты правительство не манипулирует, а низкая конкурентоспособность дорогих европейских и американских товаров по сравнению с дешевыми китайскими — это не проблема КНР, — заявил он. И напомнил, что в июне Китай и так пошел на уступки США, начав ревальвацию юаня: он укрепился более чем на 2%. — Больше уступок не будет, — продолжил Вэнь Цзябао. — Мы будем сохранять стабильность юаня, так как резкое повышение курса нашей валюты вызовет банкротство предприятий и рост безработицы, что приведет к серьезным социальным последствиям.

А что Россия?

Между тем в России эту войну замечать не спешат.

— На сегодняшний день войны валют еще нет, — поделился своим видением ситуации глава Минфина Алексей Кудрин 11 октября. По его мнению, есть разве что «ожидание, что когда-то валютный курс станет играть роль в конкурентной борьбе».

Впрочем, спустя два дня рубль пустился в свободное плавание: в минувшую среду Центробанк объявил об изменении параметров валютного коридора на 50 копеек в обе стороны, давая рынку чуть больше свободы. Таким образом финансисты решили перестраховаться. При необходимости рубль может быть подтянут или опущен в нужном направлении.

Первый зампред ЦБ Алексей Улюкаев считает, что никакой нужды ронять рубль сегодня нет.

— Отличие нашей экономики от других развивающихся рынков заключается в том, что мы боимся не укрепления, а ослабления рубля, — отметил он. — В то время как Бразилия и Корея страдают от избыточного притока капитала, до России он пока не дошел. Сегодня есть вероятность, что часть тех инвесторов, которых гонят из других стран, обязательно придет в Россию, и после этого у нас будет достаточно иностранной валюты для поддержания национальной.

Чем закончится война

Первое и главное последствие валютных войн — рост инфляции. Здесь действует простой механизм. Сначала печатный станок включают США. Другие валюты дорожают. Местные производители давят на правительство, и оно начинает скупать доллары, чтобы удешевить свою валюту. Но на что скупать? На свеженапечатанные деньги. То есть другие правительства вслед за американским тоже включают свои станки. Курс в итоге может остаться и прежним, но денег-то в экономике уже больше. Инфляция разгоняется, сбережения обесцениваются.

Провоцируются торговые войны. На прошлой неделе палата представителей американского конгресса уже проголосовала за проект закона, предусматривающего штрафные пошлины на товары из тех стран, которые поддерживают искусственно низкий уровень собственной валюты. Толще намека не бывает. Китай это понял и ответил симметрично — более чем в два раза повысив пошлины на американскую курятину. На очереди конфликты Китая и ЕС, да и в отношениях между европейцами и американцами не все гладко.

Торговые войны бьют по объемам мировой торговли. А экспорт кризиса с помощью искусственной девальвации делит мир на победивших и проигравших в этой войне. В итоге, даже если какие-то страны демонстрируют экономический рост, в целом валютные войны консервируют состояние рецессии мировой экономики или даже подталкивают ее к новому кризису.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение