--

Православный детектив

Воспитанники Свято-Боголюбского монастыря стали орудием внутрицерковной борьбы

Во Владимирской области разгорается скандал вокруг одного из крупнейших российских монастырей, воспитанницы которого, сбежав из церковного приюта, написали заявления в прокуратуру о жестоком обращении со стороны монахинь. Необычность ситуации в том, что действия детей поддерживает глава местного благочиния. Корреспондент «РР», побывав на месте событий, пришел к выводу, что корни конфликта гораздо глубже, чем кажется: дети оказались заложниками обостряющейся борьбы между либеральным и консервативным крылом РПЦ.

Владимир Антипин поделиться:
2 ноября 2010, №43 (171)
размер текста: aaa

— Мы вас боимся! — настоятельница монастыря мать Георгия привычным маршрутом убегает от осаждающих обитель журналистов. Последние две недели обитель стала объектом пристального внимания российских и иностранных СМИ. Прокуратура подозревает монахинь в жестоком обращении с воспитанницами местного приюта. По заявлениям детей уже возбуждены уголовные дела по статьям «Незаконное лишение свободы» и «Истязания».

«Воспитательница сестра Анастасия била детей своей обувью по голове, таскала их за волосы, выкручивала уши, катала их ногами по полу, вытирая о них ноги…»

«Нас заперли в неотапливаемом помещении, поставили стул для чтения Псалтири и отхожее ведро…»

После чтения заявлений потерпевших ожидаешь увидеть в Боголюбове как минимум детский концлагерь с решетками на окнах и охраной по периметру, но реальность разочаровывает. Храмовый комплекс, как и большинство церквей у нас в стране, конечно, требует основательного ремонта, но комнаты воспитанниц выглядят вполне прилично. Правда, в главном храме обители немного настораживает повышенный градус религиозной жизни и обилие прихожан призывного возраста в камуфляже, но эти обстоятельства к делу не пришьешь.

Территория монастыря большую часть дня открыта для посетителей, так что сбежать отсюда любой желающий может без особого труда. Тем не менее массовые побеги из приюта начались всего пару месяцев назад. Хотя впервые об издевательствах, якобы чинимых в монастыре, стало известно еще в прошлом году.

Осенью 2009-го одна из воспитанниц приюта — Валя Перова обратилась к президенту с открытым письмом, в котором рассказала об ужасах Боголюбова. В течение года обитель несколько раз проверяли различные комиссии, но подтверждения фактам, изложенным Перовой, найти так и не удалось.

— Нас проверяли все, — рассказывает мать Антония, бывший делопроизводитель Свято-Боголюбского приюта. — Ничего не нашли. Мы вообще считаем, что вся история с издевательствами — всего лишь результат обиды конкретного ребенка на конкретного воспитателя. Вот скажи, Настя, тебя сестры били или ругали?

Восьмилетняя Настя, год прожившая в приюте, без запинки отвечает:

— Нет. В наказание только лишали сладкого и могли дать пять или десять земных поклонов.

Девочка задумывается и добавляет:

— Ну, или сорок-пятьдесят.

Почти целый год после скандала с письмом Вали Перовой из монастыря никто не сбегал и на воспитателей не жаловался. Все изменилось пару месяцев назад.

— Я в ужас пришел, когда услышал от детей, что им пришлось пережить в Боголюбском приюте, — говорит благочинный Суздальского округа Владимирской епархии отец Виталий Рысев. Именно с его подачи страна вновь заговорила об ужасах приютского воспитания. — Там вообще непонятно что творится. Они живут без паспортов, считая их бесовщиной, не участвуют в переписи, готовятся к какой-то непонятной гражданской войне, кругом портреты Сталина.

Сейчас отец Виталий считается главным защитником пострадавших детей. Об их местонахождении он предпочитает не распространяться. Говорит, что на воспитанников, написавших заявления в прокуратуру, давят недоброжелатели, поэтому они вынуждены скрываться.

Бывший педагог, отец Виталий служит в селе Михали в сорока километрах от Боголюбова. Там отремонтированные храмы, идеальные каменные дорожки, высокий забор по периметру. К прошлогоднему визиту Дмитрия Медведева местные власти даже дорогу к церкви подновили. Правда, хватило ее ненадолго, сегодня здесь снова колдобина на колдобине.

— С образованием у них там тоже были серьезные проблемы, — продолжает отец Виталий. — Наша школа-пансионат соответствует федеральному образовательному стандарту, а они там большую часть времени уделяли церковным предметам.

Благочинный понижает голос и добавляет:

— Я вам вообще скажу: в Боголюбском монастыре ГКЧП-2 готовилось. Их духовник, архимандрит Петр (в миру Петр Петрович Кучер. — «РР»), — ярый сторонник возвращения России в тоталитаризм. Причем его поддерживают силовики на очень высоком уровне. Детей они там учили боевым искусствам и готовили к реальным боевым действиям. Слава Богу, к их деятельности удалось привлечь внимание.

— Да, мальчики у нас учились основам рукопашного боя, — заочно парирует мать Антония. — Да, в келье отца Петра есть портрет Сталина, но отец Петр — ветеран войны, и он имеет право уважать человека, под командованием которого воевал. Да, у многих наших сестер нет паспортов и ИНН. Да, мы не участвовали в переписи. Так это же личное право каждого человека.

Чем больше общаешься со сторонами этого конфликта, тем больше выслушиваешь взаимных обвинений — сначала канонического, потом педагогического и наконец уголовного характера. На самом деле Свято-Боголюбский приют стал ареной жесткого противостояния двух течений в российском православии: ортодоксального и либерального. Символом первого является Свято-Боголюбский монастырь с его аскетизмом, рукопашным боем и минимальными контактами со светской властью. Символом второго — приход отца Виталия, сторонники которого считают, что церковь не может развиваться вне исторического времени и политического пространства. И этот намечающийся раскол, к сожалению, затрагивает не только Владимирскую епархию.

Многие воспитанники Свято-Боголюбского приюта свой выбор сделали: летом их временно перевели из Боголюбова в пансионат отца Виталия, когда же пришло время возвращаться в монастырь, начались массовые жалобы в прокуратуру. Дети, которые увидели, что в церковном приюте можно ходить в светской одежде, не вставать на ночные молитвы, не бить в наказание по пятьдесят земных поклонов и спокойно есть в скоромные дни мясо, просто не захотели возвращаться назад. До этого им даже в голову не приходило, что многие атрибуты взрослой монашеской жизни по отношению к ним можно расценивать как истязания, а запрет на прогулки за пределами монастыря — как незаконное лишение свободы.

В неофициальной беседе работники Владимирской прокуратуры говорят, что давно запутались в противоречивых показаниях потерпевших. Многие из них уже не раз отказались от своих слов, и, наоборот, те, кто первоначально говорил, что в приюте все было замечательно, неожиданно вспомнили об издевательствах.

Сейчас приют в Свято-Боголюбском монастыре закрыт, хотя официально он никогда и не открывался: все десять лет обитель работала с детьми без какой-либо разрешительной документации. Пока прокуратура разбирается с Боголюбовом, отец Виталий уже готовится добровольно покинуть свой пост благочинного. Говорит, что в России отставка — это судьба любого человека, вынесшего сор из корпоративной избы. Пока же во всей этой истории не вызывает сомнений лишь то, что пострадавшей смело можно считать саму Русскую православную церковь, чьей репутации нанесен серьезный урон. Извлекать уроки из этого конфликта — дело внутрицерковное, но если разделение на «левых» и «правых» православных будет усиливаться, скандал в Боголюбове будет далеко не последним.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Ольшанская Анна 14 ноября 2010
Свято-Боголюбский приют стал ареной жесткого противостояния двух течений в российском православии: ортодоксального и либерального.//

Из чего автор делает подобный вывод? Из личного впечатления. Для начала стоит разобраться, что может называться ортодоксией, и что - либерализмом. В случае с Боголюбовским монастырем мы имеем дело не с ортодоксией (которая следует завещаниям Святых Отцов Церкви, а не местных старцев), а с умело не выходящем за рамки канона разномыслием. На ортодоксию их взгляды явно не тянут. Про либерализм говорить излишне - Боголюбово слишком давно агрессивно о себе заявляет, чтобы списать все на либералов. Там и простые туристы в ужас приходили, и уж тем более - верующие, которым в церковной лавке монастыря предлагали самочинно составленные и невероятные по смыслу "чины покаяния за убиение Царя".

Автор, сожалею.
павл ол 12 ноября 2010
http://www.mugs.com.ua/
Волжский Михаил 9 ноября 2010
Плюрализм по вопросам, не входящим в сферу догматики, может и должен быть. И разделение взглядов на консервативные и либеральные - явление нормальное. Лишь бы не было войны.

Но в данном случае открытая война на уничтожение началась, причём интересно, что развязали её либералы в лице Рысина при мощной артиллерийской поддержке Кураева и "Интерфакс-Религии".

А впрочем ничего удивительного - у нас не только в религиозной, но и в любой другой области либералы оказываются гораздо нетерпимее к инакомыслию, чем консерваторы. Российская специфика, блин.

Вот только зачем детей-то использовать в качестве пушечного мяса?
Google sashkara@gmail.com 7 ноября 2010
Мне кажется более верным назвать этот монастырь символом не ортодоксального православия,а псевдо-православного сектантства.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение