Чудо африканца Бориса

Культурная жизнь столицы не оставляет свободного места в жизни моей подруги Гусевой. Иногда мы посещаем культурные мероприятия вместе. Иногда порознь. Но даже тогда, когда мы впитываем искусство и жизнь по отдельности, в истории наших несостоявшихся походов есть общий сюжет. Иллюстрация: Варвара Аляй   Иллюстрация: Варвара Аляй

Саша Денисова поделиться:
9 ноября 2010, №44 (172)
размер текста: aaa

— Ты теряешь друга! — горячо говорила Гусева в трубку. — Я тебя и туда зову, и сюда. Идем в кино. Отвлечешься от своего театра. Там такой хороший фильм — «Ешь, пей и молись»— про женщину, которая бросила и мужа, и любовника и поехала искать себя. Тебе должно быть близко.

Я ответила:

— Гусева, некогда! А муж сам уже близок к тому, чтобы бросить меня, оставить наедине с компьютером и театром.

Гусева, подумав, заключила:

— Ну, ясно. Ты помешалась на работе. А со мной никто гулять не хочет. Позавчера X гулял, вчера Y. Еще два дня назад с Z ездила на одну выставку. В клуб ходила ночной, там с обозревателем одним познакомилась. Такое вообще одиночество! Ладно, мне тут X звонит, пойду — может, его в кино затащу.

На самом деле Гусевой надо было в поликлинику. Так мы с ней не пошли в кино.

Однажды, наоборот, уже я предложила:

— Идем в кино на «Аватар»?

— Бесплатно? — поинтересовалась Гусева.

— Платно, — ответила я. — Кто ж тебя так пустит?

На Гусеву напала жадность:

— Там билет стоит пятьсот рублей.

Я сказала:

— Ты зарплату получила.

Гусева задумалась и изрекла:

— Я, конечно, завтра соглашусь и с тобой пойду, но сейчас мне нужно подумать. А вообще, нет, вот на «Шерлока Холмса» хочу, а на «Аватар» — нет. Противные они там, синие.

— Сама ты синяя! — в сердцах ответила я. — Это чувственное удовольствие, аттракцион!

— У меня более рациональный мозг, я отдаю должное визуальным эффектам, но они не главное! — торжественно произнесла Гусева и добавила: — Если дороже 250 рублей, не пойду принципиально!

Так мы с Гусевой не пошли в кино второй раз.

Однажды после театрального фестиваля мы с Гусевой зашли в винно-водочный магазин. Настроение было сложное: пьесы не принесли мне катарсиса, а Гусева переживала личную драму.

Мы стояли перед прилавком в безвольной апатии. Вокруг были люди, они уже дышали чем-то алкогольным и брали еще. Гусева всмотрелась в вина и сказала вяло:

— Только надо такое, чтоб без штопора открыть.

Это уже был компромисс, начало упадка. Я сказала:

— Я так устала... Может, просто ко мне поедем и — жареного карпа?..

Мы стояли перед прилавком. Ожесточенно работали кассы. Люди входили и уходили непустыми.

— Я не хочу пить, не хочу карпа, не хочу в гости. — В Гусевой проснулась какая-то есенинщина. — Я хочу сегодня идти в Москву, идти к людям, только бы не домой!

Личная драма цепко держала Гусеву в тисках уныния.

— Нет, что-то я даже пить не хочу, — сказала я, найдя глазами любимое вино.

— Тогда по домам и спать, — подытожила Гусева.

Так мы не пошли ко мне в гости.

Однажды Гусева вернулась из командировки. Мы давно не виделись и засели в грузинском кабачке. Гусева оглядела помещение и сказала:

— Как-то здесь неуютно. Какая-то атмосфера кабацкая. А поехали ко мне?

Я уже было собралась ехать, как Гусева добавила:

— Вчера домой прихожу, а у меня там африканец Борис спит. Оля привезла.

Оля — это подруга Гусевой, занимающаяся правозащитной деятельностью. А африканец Борис — неизвестное лицо, встреча с которым не показалась мне лучшим финалом тяжелого рабочего дня. Я представила, как посреди гусевской квартиры сидит уроженец Берега Слоновой Кости, он почему-то в бусах и бьет в бубен, а Гусева аккомпанирует ему на расстроенном пианино. Царит правозащитная гармония.

— А может, Оля даже уехала в поход и Бориса с собой увезла, — попыталась дать задний ход Гусева.

Но я наотрез отказывалась. Тогда Гусева позвонила молодому человеку Саше.

— Приезжай на пирог с малиной, у меня там, правда, африканец Борис живет… Ну, я по голосу уже слышу, что ты не приедешь, — грустно закончила разговор Гусева.

Так мы не поехали к Гусевой есть малиновый пирог.

Наша жизнь битком набита делами, обязательствами и событиями, поэтому мы очень часто не идем туда, куда вроде бы хотим. Но все равно хочется объяснять свою занятость и неспособность погулять, выпить или просто сходить в кино не скучной нехваткой времени, а каким-нибудь чудом или парадоксом. Африканцем Борисом, например, или слишком синими аватарами.

…Однажды Гусева сидела в кафе и смотрела на осенние сумерки за окном. Погода была ужасная.

— А пойдемте гулять? — вдруг сказала она воодушевленно. — С заходом солнца обычно теплеет!

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение