--

«Атмосфера становилась открыто враждебной»

Материалы по соглашению Саркози-Медведева 2008 года

поделиться:
30 ноября 2010
размер текста: aaa

Секретно СЕКЦИЯ 01 из 04 Москва 002701

NOFORN SIPDIS E.O. 12958: DECL: 09/08/2018

Метки: PREL, PGOV, GG, RS

ТЕМА: НОВОЕ СОГЛАШЕНИЕ САРКОЗИ-МЕДВЕДЕВА: ОСТАВЛЯЕТ ВОПРОСЫ

Засекречено: Political Minister Counselor Элис Г. Уэллс согласно 1.4(b) и (d) 1. (S/NF)

Резюме: Несмотря на то, что удалось добиться от России ряда ключевых уступок относительно дальнейших шагов в конфликте с Грузией, соглашение Саркози-Медведева от 8 сентября всё ещё оставляет ряд вопросов о характере и численности российских войск, роли наблюдателей от Евросоюза и формате октябрьских переговоров по безопасности. После напряжённых переговоров, продолжавшихся четыре часа, стороны достигли соглашения относительно времени вывода российских военных сил из Грузии, обустройства системы международного наблюдения и созыва международной конференции по безопасности и делам беженцев 15 октября в Женеве. Министр иностранных дел Лавров потребовал, чтобы Южная Осетия и Абхазия также участвовали в переговорах и заявил, что российские войска останутся в этих регионах. Медведев ясно дал понять, что Россия не намерена отказываться от признания независимости Абзахии и Северной Осетии. Медведев и особенно Путин оставались демонстративно вызывающими в отношении США, а заместитель начальника Генштаба генерал Наговицын приписал С.Ш.А. «соучастие» в вооружённом конфликте. Эксперты заявляют, что визит Саркози 8 сентября — это победа России, а последовавшее соглашение c Саркози, по всей видимости, может привести к решению проблемы по кипрскому сценарию, чем российская сторона вполне удовлетворена. Конец резюме---- Напряжённые переговоры---------- 2 (U) На встрече 8 сентября президенты Саркози и Медведев обсудили заключённое 12 августа соглашение о приостановлении огня и пришли к соглашению относительно добавочных пунктов в трёх областях.

Вывод войск. В течение семи дней Россия выведет свои войска с наблюдательных пунктов между Поти и Сенаки, в то же время Россия в течение 10 дней, следующих за передислокацией «международных механизмов», выведет своих миротворцев из зон, примыкающих к Южной Осетии и Абхазии, на довоенные позиции. Документ также требует полного возвращения грузинских вооружённых сил на свои базы к 1 октября 2008 года.

Механизмы международного наблюдения. Обе существующие на данный момент миссии наблюдателей — ООН и ОБСЕ — остаются в силе несмотря на то, что "по меньшей мере 200" наблюдателей ООН будут передисдлоцированы к 1 октября 2008 года в зоны, граничащие с Южной Осетией и Абхазией. -- Международные обсуждения. Международная конференция по безопасности на Кавказе начнётся 15 октяря 2008 года в Женеве и будет посвящена главным образом безопасности, беженцам и временно перемещённым лицам. Правительство России полагает, что эта конвенция удовлетворяет требования шестого пункта плана Медведева-Саркози от 12 Августа 2008 года, который требует международного обсуждения мероприятий по достижению безопасности и стабильности. 3. (S/NF) Заместитель французского посла Филипп Лефорт (бывший посол Франции в Грузии – необходима защита) заявил, что атмосфера на протяжении переговоров была довольно наэлектризованной и временами становилась открыто враждебной. Так, Саркози один раз схватил министра Лаврова за лацканы пиджака и назвал его лжецом в довольно резких выражениях. Это стало реакцией на то, что Лавров отрицал, что Россия не смогла сдержать данные ранее обязательства по выводу войск. По словам Лефорта, Саркози начал переговоры в настроении "«либо да, либо нет», очень американским по стилю и очень конфронтационным", а россияне отвечали холодно. Левитт играл центральную роль в обсуждении текста с Приходько, который, по-видимому, находился под большим давлением и, следовательно, в дурном настроении. 4. (S/NF) В итоге французская сторона убеждена, что добилась максимума из того, чего можно было ожидать. Лефорт заявляет, что они приписывают свой успех в первую очередь тому, что русские были готовы к такому соглашению – и вообще-то очень хотели его заключить, чтобы иметь повод вывести войска. Сплоченность Евросоюза и гармония между ним и США также сыграли свою роль. Лефорт видел, что русские чётко понимали: они имеют дело со сплоченным фронтом. Есть сведения, что Саркози предупредил Медведева о том, что репутация России как "серьёзной силы" сильно пострадала, и если Россия не выполнит обязательства, которые она взяла на себя в рамках данного соглашения, это может нанести ей большой вред в будущем. 5. (S/NF) Лефорт добавил, что русские жёстко обошлись с Баррозо, держались с ним свысока и попытались исключить его из числа присутствующих на многих встречах. Француз приписал это русскому взгляду на Баррозо как на «международного госслужащего-выскочку», который "не стоит того, чтобы находиться там же, где и царь". Лефорт подтвердил, что Путина во время визита никто не видел. MOSCOW 00002701 002 OF 004 6. (SBU)

На совместной пресс-конференции после переговоров Медведев особо отметил роль Евросоюза и Соединённых Штатов, назвав Евросоюз "нашим естественным, нашим ключевым партнёром" и приветствовал подход Евросоюза как "сбалансированный", противопоставив его "экзотическим или экстремистским" позициям тех, кто призывал к санкциям. Он также обвинил Америку в том, что она поддержала желание Грузии применить в конфликте силу вне зависимости от того, было ли это "прямым приказом или молчаливым согласием", и использовал означенное поведение США как аргумент к установлению нового мирового порядка. Медведев ясно показал, что Россия не откажется от признания независимости Абхазии и Южной Осетии. 7. (SBU) Саркози в свою очередь вновь указал на отказ Евросоюза признавать российское признание независимости Южной Осетии и Абхазии. Иногда казалось, что он смеётся — например, когда он благодарил Медведева за то, что тот выступил как "представитель европейской позиции" по Грузии и позже, когда он подверг сомнению право России определять грузинские границы. ----- Остаются неясности ------------------ 8. (C) Определив временные рамки вывода войск, соглашение успешно обновило устаревшие пояснения Саркози, сделанные 14 августа к пунктам, которые обсуждались 12 августа. Российское правительство утверждало, что никогда не соглашалось с ними. Как бы то ни было, соглашение от 8 сентября оставляет открытыми ряд неясных и спорных вопросов. Так, не указана численность и состав российских войск, которые остаются в Южной Осетии и Абхазии. Поздно вечером 9 сентября Медведев объявил, что Россия оставит 7600 человек в двух зонах, по 3800 в каждой. Похоже, cоглашение Саркози принимает условия России, что наблюдатели от Евросоюза должны находиться только в местах, граничащих со спорными территориями.

Характер международных обсуждений оставляет точный формат переговоров открытым, то есть, не ясно, будет Россия выступать как посредник или как одна из конфликтующих сторон, будут ли — и если да, то в каком виде — участвовать Абхазия и Южная Осетия, и каковы цели переговоров. Наконец, хотя Саркози передал Медведеву соглашение о неприменении оружия, подписанное Саакашвили, у документа нет никакого официально связывающего действия и неясно, будет ли предпринята попытка придать ему такой статус. 9. (C) После отъезда Саркози министр Лавров на пресс-конференции 9 сентября вновь указал на то, что русские войска (не миротворцы) останутся в Южной Осетии "надолго" под предлогом защиты тамошних жителей от грузинской агрессии. О наблюдателях Евросоюза он сказал, что их роль — гарантировать, что Грузия не применит силу против Южной Осетии и Абхазии. Говоря о международном обсуждении, он заявил, что Южная Осетия и Абхазия должны получить места за столом переговоров как полноправные участники. 10. (U) Послы и атташе по обороне были приглашены на брифинг представителем Министерства обороны, генералом Анатолием Наговициным 9 сентября. Пришло очень много людей, однако Наговицын разочаровал дипломатический корпус: он просто пересказал российские аргументы, которые используются, чтобы оправдать российские действия в Грузии, напомнил историю соглашений, которые легализуют присутствие российских миротворческих войск и хронологию событий 6-10 августа. Он отметил, что в ответ на запрос Грузии Америка быстро помогла эвакуировать грузинские войска из Ирака и переправить их в Грузию. Помогая Грузии, Америка "установила прецедент соучастия" в вооружённом конфликте, заявил он. Наговицын также предъявил некие, предположительно грузинские, планы нападения на Абхазию, которые были "обнаружены" российскими войсками, и заявил, что это доказывает: Грузия планировала захватить Абхазию целиком, не допустить отток беженцев, среди целей были больницы и гражданская инфраструктура и так далее. Он заявил, что эти планы есть "несомненная манифестация геноцида" . Он сказал также, что 9 сентября у России в конфликтной зоне находилось 2452 миротворца. Подведя итоги соглашения Саркози и Медведева от 8 сентября он добавил, что Россия ожидала от Евросоюза, что тот пошлёт "по меньшей мере 250" наблюдателей. ------- Россия демонстративно груба, Наблюдение за тандемократией ---------------------------------- 11. (C) Депутат Думы и участник «мозгового центра» Сергей Марков заявил, что миссия налюдателей Евросоюза, ограниченная одной лишь Грузией, стала дипломатическим успехом России, даже учитывая, что российское правительство накануне встречи Саркози и Медведева категорически отказалось разрешить наблюдателям от Евросоюза участвовать в посткризисном менеджменте. Алексей Макаркин из Центра политических исследований счёл договор Саркози-Медведева максимальным компромиссом, которого только могла ожидать каждая из сторон. Он назвал соглашение о выводе российских войск именно тем, что MOSCOW 00002701 003 OF 004 было нужно Москве, чтобы избежать нарастающего международного давления из-за несоблюдения своих обещаний. 12 (С) Хорошо осведомлённые редакторы рассказали нам, что настроения внутри правящих кругов остаются вызывающими. Константин Ремчуков из "Независимой газеты" и Павел Гусев из "Московского комсомольца", принявшие участие в путинском собрании главных редакторов в Сочи 29 августа, независимо друг от друга сообщили 8 сентября, что застали Путина «в самом жёстком» настроении. Путин отметал значимость любой западной ответной реакции на Грузию — про Олимпиаду в Сочи: «пусть отменят — построим один стадион вместо двух», об энергии: «будем продавать центрально-азиатский газ тем, кто захочет, включая Азию», об охлаждении отношений с Европой: «не волнуйтесь, европейские лидеры уже сказали мне, всё будет в порядке». «Если Западу не нужна Россия, то и России не нужен Запад», повторял Путин. "Они не могут нас запугать". В то же время Ремчуков отметил, что Путин не защищал карательный подход и особенно возражал против вывода российских инвестиций из (американских ипотечных агенстств) Fannie Mae and Freddie mac, заявляя, что рынкам следует быть более, а не менее, предсказуемым. Путин настаивал на том, что Россия хотела быть как Китай — «сидеть под корнями дерева» и тихо копить силы — но что насущная ответственность за то, что происходит в мире, вынуждает её действовать. «Когда на Россию нападают, она обязана ответить — мы не можем просто поддаться» Ремчуков заявил нам, что лидеры продолжают отметать возможность рыночного наказания за действия России, утверждая, что общество склонится к тому, что экономические проблемы Америки, а вовсе не Грузия, вызвали проблемы России. 13. (C) Публичные заявления, которые делали Медведев и Путин (о том, что Америка сознательно не замечала или даже поддерживала грузинское нападение на Цхинвал 7 августа) продолжают транслироваться и набирать силу. При личной встрече Путин сказал редакторам, что США были вовлечены в циничную войну за электорат, так что им необходимо было создать "врага", чтобы бороться с ним и не получил никакого отпора, описывая одностороннюю политику США, направленную на поддержку «марионетки» Саакашвили.

Также не было споров насчёт путинского предположения, что грузинский лидер политически "мёртв", или, предположительно, ненормален, и не важен для решения России признать независимость Южной Осетии и Абхазии. Ремчуков удивился позиции Путина, добавив, что премьер-министр был "убеждён, что правда на его стороне" и тон его был авторитарен . Гусев, известный либерал и частый критик Путина, предупредил нас, что действия России дали импульс волне патриотизма и антиамериканских настроений. "Никогда россияне не были столь сплочены Путиным и Медведевым" — и это состояние, добавил он, дополнено резким отвращением общества к Саакашвили, которое он разделяет. 14. (C) Комментируя правящий тандем, Гусев отметил, что "Путин показал себя" во время кризиса: сводя на нет теорию, что премьер-министр намерен скоро вернуться в Кремль, Гусев скаал, что война в Грузии очень чётко показала, что Путин не намерен оставлять Медведева одного. Хотя Гусев отрицает гибель плана медведевских реформ, он согласился с тем, что они были отложены. Ремчуков сделал более пессимистичное замечание, споря с тем, что война сыграла на руку антивоенному лагерю. Русские посмотрели на заявления США и сделали вывод, что Америке не нравится независимость России и что она представляет опасность для стратегических интересов России. Ремчуков считает, что "окружив" Россию, Америка должна понимать, какой ответный удар она может почувствовать. 15 (C) Известный журналист и автор недавней книги интервью с Медведевым Николай Сванидзе сказал 9 сентября, что президент стал сильнее в результате грузинского кризиса. Путин взял на себя командование во время битвы, однако Медведев показал характер, объявив условия, на которых согласен прекратить конфликт. Решение признать сепаратистские регионы было "неизбежно" после того, как лидеры решили выйти за границы Южной Осетии (решение, которое Сванидзе связывает с личной враждой Путина и Саакашвили). Он подчеркнул, что Москва не могла пойти на попятный относительно этого решения. Медведев, по всей видимости, удовлетворён состоянием дел. Сванидзе отметил, что Медведев выглядел "расслабленным" на закрытом ужине в Сочи 2 сентября. На данный момент Сванидзе видит Медведева как человека, загнанного в угол и вынужденного избирать более агрессивную, "эмоциональную" публичную позицию, чем его обычный, общий для юристов, подход к политике. В нынешнем состоянии политики России любая попытка избрать "более мягкий курс" приведёт всего лишь к тому, что он будет выглядеть слабаком. ----Комментарий----16 (С) Документ, подписанный Саркози и Медведевым 8 сентября — это шаг MOSCOW 00002701 004 OF 004 вперёд в установлении чётких временных рамок для вывода российских войск. Однако ограничения для миссии наблюдателей Евросоюза, равно как и вопросы о конференции по безопасности 15 октября и настойчивые утверждения Медведева, что Россия не изменит своего решения признать (Абхазию и Южную Осетию) предвещают возможность образования нового замороженного конфликта «по типу Кипра» в Кавказском регионе. BEYRLE

 

Secret SECTION 01 OF 04 MOSCOW 002701 NOFORN SIPDIS E.O. 12958: DECL: 09/08/2018 TAGS: PREL, PGOV, GG, RS SUBJECT: NEW SARKOZY-MEDVEDEV AGREEMENT: QUESTIONS REMAIN Classified By: Political Minister Counselor Alice G. Wells for reasons 1.4(b) and (d) 1. (S/NF) Summary: While achieving some key concessions from Russia on next steps in the Georgia conflict, the Sarkozy-Medvedev agreement from September 8 still leaves open questions about the nature and size of Russian troops, role of EU observers, and the format of October security talks. After contentious talks lasting four hours, the two sides reached agreement on the timing of the withdrawal of Russian forces from Georgia, international observer mechanisms, and the convening of an international conference on security and refugees for October 15 in Geneva. FM Lavrov called for South Ossetia and Abkhazia to participate in the security conference, and announced Russian troops would remain in those areas. Medvedev made clear that Russia would not reverse its recognition of Abkhazia and South Ossetia. Medvedev and especially Putin remain defiant toward the U.S., with Deputy Chief of General Staff General Nogovitsyn alleging U.S. "complicity" in the armed conflict. Pundits claim the September 8 Sarkozy visit a victory for Russia, with the Sarkozy follow-on agreement likely to produce the Cyprus scenario the Russians say they are comfortable with. End Summary ------------------ Tense negotiations ------------------ 2. (U) In their meeting September 8, Presidents Sarkozy and Medvedev discussed their August 12 six-point ceasefire agreement and agreed upon additional points in three areas. -- Withdrawal of troops. Within seven days, Russia will withdraw its troops from the observation posts between Poti and Senaki, while Russia will within 10 days following the deployment of "international mechanisms" withdraw its peacekeepers from the zones adjacent to South Ossetia and Abkhazia to pre-war positions. The document also calls for the complete return of Georgian armed forces to their bases by October 1, 2008. -- International observation mechanisms. Both the existing UN and OSCE observer missions will remain, while "at least 200" EU monitors will be deployed by October 1, 2008 in the zones adjacent to South Ossetia and Abkhazia. -- International discussions. An international conference on Caucasus security will begin on October 15, 2008 in Geneva, devoted principally to security, refugees and internally displaced persons (IDPs). The GOR considers that this conference fulfills the requirements of point six of the Medvedev-Sarkozy plan of August 12, 2008, which calls for international discussions on security and stability arrangements. 3. (S/NF) French DCM Philippe Lefort (a former French Ambassador to Georgia -- please protect) told DCM that the atmosphere during the negotiations was quite charged and at times became openly hostile. Sarkozy at one point grabbed FM Lavrov by the lapels and called him a liar in very strong terms, reacting to Lavrov's denial that Russia had failed to comply with its previous withdrawal commitments. Lefort said that Sarkozy had arrived with a "take it or leave it attitude, very American in style and very confrontational," and the Russians had responded icily. Levitte played a central role in negotiating the text with Prikhodko, who seemed to be under a lot of pressure and in fairly bad spirits. 4. (S/NF) In the end, the French believe they got the best agreement that could be hoped for. Lefort said they attribute their success primarily to the Russians being ready to reach such a deal -- and in fact anxious to have it as a way of withdrawing their forces. EU unity and harmony between the U.S. and the EU also played a role; Lefort observed that the Russians were clearly conscious that they were facing a united front. Sarkozy reportedly warned Medvedev that Russia's standing as a "serious power" had been severely harmed and failure to meet the obligations Russia is assuming under this agreement could do a great deal of further damage. 5. (S/NF) Lefort added that the Russians treated Barroso harshly and condescendingly, and tried to exclude him from many of the sessions. The French attributed this to the Russian view that Barroso is basically a glorified international civil servant "not worthy to be in the Czar's presence." Lefort confirmed that Putin was nowhere to be seen during the visit. MOSCOW 00002701 002 OF 004 6. (SBU) In their joint press conference after the meeting, Medvedev contrasted the EU and U.S. roles, calling the EU "our natural partner, our key partner," and welcoming the EU approach as "balanced," while contrasting it to "exotic or extremist" positions calling for sanctions. He again accused the U.S. of blessing Georgia's desire to use force in the conflict, whether by "direct order or silent approval," and used this purported U.S. behavior as a reason to call for a new world order. Medvedev made clear that Russia would not reverse its recognition of Abkhazia and South Ossetia. 7. (SBU) Sarkozy in turn renewed the EU's rejection of Russia's recognition of South Ossetian and Abkhazian independence, and at times seemed amused when he thanked Medvedev for speaking as the "representative of the European position" on Georgia, and again later when he questioned Russia's right to "determine Georgia's borders." ------------------ Ambiguities remain ------------------ 8. (C) By fixing a timeline for withdrawal, the agreement succeeds in rendering obsolete Sarkozy's August 14 clarifications to the August 12 points, to which the GOR maintained it had never agreed. However, the September 8 agreement leaves open several points that are unclear or contentious. The number and nature of Russian troops remaining in South Ossetia and Abkhazia is not specified. Late September 9, Medvedev declared that Russia would keep 7,600 troops in the two zones; 3,800 in each area. The Sarkozy agreement appears to accept Russian conditionality that EU observers be limited to the areas "adjacent" to the conflict zones. The nature of the international discussions leaves the precise format of the talks open, not clarifying if Russia will participate as a mediator or as one of the conflict parties, whether and in what capacity Abkhazia and South Ossetia will participate, and what the precise goals of the talks are. Finally, while Sarkozy gave Medvedev a non-use of force statement signed by Saakashvili, the document has no legally binding effect, and it is unclear whether there will be an effort to make it legally binding. 9. (C) Following Sarkozy's departure, FM Lavrov used a press conference on September 9 to clarify that Russian troops (not peacekeepers) would remain in South Ossetia "for a long time," ostensibly to protect the residents there from Georgian aggression. On the EU observers, he said their role would be to guarantee that Georgia would not use force against South Ossetia and Abkhazia. On the international discussions, he demanded that South Ossetia and Abkhazia be given a seat at the table as full-fledged participants. 10. (U) Ambassadors and Defense Attaches were invited to a briefing by Ministry of Defense spokesman General Anatoliy Nogovitsyn September 9. Despite a standing-room only attendance Nogovitsyn disappointed the diplomatic corps by simply rehashing Russian arguments used to justify Russia's actions in Georgia, highlighting the history of the agreements authorizing Russian peacekeeping forces and the chronology of events from August 6-10. He noted that in response to a Georgian request, the U.S. had quickly helped withdraw Georgian troops from Iraq and transported them to Georgia. By helping Georgia, the U.S. had "set a precedent of complicity" in the armed conflict, he claimed. Nogovitsyn also showed alleged Georgian plans of attack for Abkhazia which Russian forces had "recovered," arguing that they showed that Georgia had planned to occupy all of Abkhazia, target hospitals and civilian infrastructure, prevent refugees from fleeing, etc. He claimed they showed an "explicit manifestation of genocide." He said that as of September 9, Russia had 2452 peacekeepers in the conflict zone. He summarized the plan agreed by Sarkozy and Medvedev September 8, only noting that Russia expected the EU to send "at least 250" observers. ---------------------------------- Russia defiant; Tandemocracy watch ---------------------------------- 11. (C) Duma member and think-tanker Sergei Markov claimed that the EU observer mission, limited to Georgia proper, was a diplomatic success for Russia, even though the GOR on the eve of the Sarkozy-Medvedev meeting had categorically refused to allow EU observers to participate in the post-crisis management. Alexei Makarkin from the Center of Political Studies considered the Sarkozy-Medvedev deal the most likely compromise, and the maximum that either side could expect. He called the agreement on Russian troop withdrawal something MOSCOW 00002701 003 OF 004 that Moscow needed, in order to escape continued international pressure for not honoring its commitments. 12. (C) Well-connected editors tell us that the mood within the ruling circles remains defiant. Having participated in Putin's convocation of editors in Sochi on August 29, both Nezavisimaya Gazeta's Konstantin Remchukov and Moskovskiy Komsomolets' Pavel Gusev separately told us September 8 that they had seen Putin "at his toughest." Putin brushed aside the significance of any Western backlash to Georgia: on the Sochi Olympics, "let them cancel it: we'll build one stadium instead of two;" on energy, "we'll sell Central Asian gas to those who want it, including Asia;" on estrangement with Europe, "don't worry, European leaders tell me that everything will be normal." If the West did not want Russia, Russia did not need the West, Putin repeated. "They cannot intimidate us." At the same time, Remchukov stressed that Putin did not advocate a preemptively punitive response and specifically demurred from pulling Russian investments from Fannie Mae and Freddie Mac, arguing that the markets needed more, not less, predictability. Putin maintained that Russia wanted to be like China -- to "sit under the roots of the tree" and build its power quietly -- but that immediate global responsibilities forced it to act. "When Russia is challenged, it must respond: we cannot just concede." Remchukov told us that the leadership continued to brush aside the market's punishment of Russian policies, arguing that they believe the public line that America's downturn -- and not Georgia -- has precipitated Russia's beating. 13. (C) The public allegations made by Medvedev and Putin that the U.S. turned a blind eye to, or encouraged, Georgia's August 7 attack on Tskhinvali continue to be reinforced in private. Putin told the editors that the U.S. was engaged in cynical electoral politics and needed to create an "enemy" to combat, and received no push back in his description of a one-sided U.S. policy aimed at shoring up the "puppet," Saakashvili. There was also no argument with Putin's assessment that the Georgian leader was politically "dead," likely insane, and irrelevant to Russia's decision to recognize South Ossetia and Abkhazia. Remchukov marveled at Putin's posture, noting the Prime Minister was "convinced that right was on his side," and authoritarian in tone. Gusev, a prominent liberal and frequent critic of Putin, warned us that Russian actions were animated by a wave of patriotism and anti-American sentiment. "Never have Russians been so united behind Putin and Medvedev" -- a stance made easier, he noted, by the public revulsion towards Saakashvili, which he shared. 14. (C) In assessing the ruling tandem, Gusev stressed that "Putin had proved himself" in the crisis; while discounting the theory that the Prime Minister intended to return to the Kremlin soon, Gusev said the war in Georgia made it absolutely clear that Putin did not intend to leave Medvedev alone. While Gusev downplayed the demise of Medvedev's reform agenda, he agreed that it had been put to the side. Remchukov struck a more pessimistic note, arguing that the war played to the strengths of the anti-war camp. Russians looked at U.S. statements and concluded that America was uncomfortable with Russian independence and hostile to Russian strategic interests. Remchukov argued that having "surrounded" Russia, the U.S. should understand the backlash that it produced. 15. (C) Prominent journalist and author of a recent book of interviews with Medvedev, Nikolay Svanidze told us on September 9 that the President had emerged stronger because of the Georgian crisis. Whereas Putin appeared to take the lead during the fight, Medvedev showed his mettle by arranging the terms to stop the conflict. The decision to recognize the separatist regions was "unavoidable" after the leadership had decided to go beyond the borders of South Ossetia (a decision that Svanidze linked to Putin's personal enmity for Saakashvilli) and underscored that Moscow could not backtrack on that decision. Medvedev was apparently comfortable with the state of affairs; Svanidze noted that Medvedev looked "relaxed" during a private dinner at Sochi on September 2. For the time being, Svanidze saw Medvedev as somewhat boxed in and forced to take a more aggressive, "emotional" public stance than his usual lawyerly approach to policy. In the current Russian political environment, any effort at taking a "softer approach" would only make him appear weak. ------- Comment ------- 16. (C) The September 8 Sarkozy-Medvedev document is a step MOSCOW 00002701 004 OF 004 forward in setting clear deadlines for Russian troop withdrawal. However, the limits on the EU observer mission, as well as questions about the October 15 security conference, and Medvedev's insistence that Russia will not reverse its decision on recognition, presage the likelihood of a new "Cyprus-like" frozen conflict in the Caucasus. BEYRLE

 

Другие документы Wikileaks

«ФСБ окружило ваш визит чрезвычайным вниманием». Материалы к визиту главы ФБР Меллера в Москву

«Все управление в руках у Путина». Кто будет принимать решение по 2012 году

«В ущерб американским интересам?». Интерес США к отношениям между Сильвио Берлускони и Владимиром Путиным

«Надо помочь «Боингу». Что диктует Россия Белоруссии и Казахстану

«Две головы в одном котле не сваришь». Президент Азербайджана о Медведеве, Путине и отношению к Ирану

Война с Грузией. Полная версия «грузинского досье» Wikileaks (на английском языке)

«Русские уверены, что Грузия готова начать войну». Материалы, касающиеся военного конфликта в Южной Осетии 2008 года

«Не продавайте русским «Мистраль». Как НАТО пыталось надавить на Францию

«Использует свою власть не во благо». Игорь Сечин. «Могущественная и скрытная личность»

«У него много масок». Владислав Сурков. «Выдающийся тактик с хорошо развитым инстинктом самосохранения»

 

Ранее в "Русском Репортере":

1. Как именно Wikileaks взорвет мир. Кейблгейт: депеши американских посольств / Cablegate:The US Embassy Cables

2. Удар из пустоты. Основатель Wikileaks Джулиан Эссендж — о том, как маленький человек может сказать «нет» сверхдержавам

3. Секреты оптом. Основатель сайта Wikileaks обещает новые разоблачения

 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение