--

Тэг, Таркаш и Триканд

Во время кризиса перед калининградским судостроительным заводом «Янтарь» поставили две задачи – начать строительство трёх индийских фрегатов и создать условия, необходимые для полноценной работы. Тэг, Таркаш и Триканд или Сабля, Колчан и Лук – если по-русски.

- В конце восьмого класса Людмила Григорьевна, моя классная руководительница, собрала нас и сказала, что она думает о каждом . Мне она пророчила судьбу военного моряка. На тот момент я плавал только на вёслах в районе своей деревни на Донбассе. Где море – а где я, казалось мне тогда. Уже после, когда в конце моего шестилетнего обучения в институте авиационного приборостроения, мне предложили поехать на судоремонтный завод в Северодвинске, а как альтернативу - Жуковский в Подмосковье. Я, конечно же, выбрал север. Ведь Москва для нас, питерцев, всегда была большой деревней, - говорит генеральный директор Игорь Орлов.

10 декабря 2010
размер текста: aaa

Начнем с главного. Что вы можете сказать о строительстве индийских фрегатов?

Я и раньше работал с индийцами. И когда там, на высшем уровне, договорились о постройке фрегатов для Индии, то позвали меня. У меня ведь опыт. Предыдущее руководство привело сюда очень крупный контракт на строительство фрегатов. В их управлении можно искать и положительные и отрицательные стороны, но завод из банкротства был выведен. Другое дело, можно задавать себе вопрос: как они собирались его выполнять, и собирались ли вообще?

Фрегат «Таркаш», что переводится как «Колчан», уже в следующем году будет швартоваться у берегов Индии. При осмотре уровней, трюмов и палубы чувствуется, что здесь идет бесперебойная работа. Под ногами вибрация вперемешку с жутким звуком. После полного хода и осмотра корабля приходит полноценное ощущение «качки». Будто фрегат не стоит на приколе, а двигается по открытому морю. Олег Васильевич, мужчина пятидесяти лет в отутюженном костюме и белоснежной каске, объясняет, что на данном этапе идет изоляция проводки, – он заместитель директора по производству. «Если хотя бы один перегиб, то всё придется проводить заново», - ловко обходя препятствия, ориентируясь на корабле, как дома. На заводе он с 73-го года, пережил уже не одно руководство. «4 года назад я уходил с производства, но недавно позвали обратно».

С каждым шагом под ноги смотришь чаще и пристальнее. Запинаешься об каждый проводок системы. Тамбуры, ходовая рубка, дымовая труба, взгляд сверху вниз на три уровня - машинное отделение. «А здесь у них будет кают-компания для офицеров, они тут бар себе хотят поставить». Выходим к месту, где будет установлена противорадиолокационные системы. «Тут будет зенитно-ракетный комплекс, а там, – говорит он, указывая на полукруглую платформу, – будет стоять артиллерийское вооружение». Пушка и другое оружие будут располагаться в «носу» фрегата. «Это ангар для вертолета, - на полу видим непонятные рельсы, – а это ему лопасти будут складывать, и вот по этим рельсам сюда затаскивать. Всё же автоматизировано», - подытоживает Василич.

То есть это полностью заслуга предыдущего руководства завода?

Несомненно, во многом. Но в конечном итоге это дело государево, что заказ пришёл именно сюда. Я говорю это ни для того, чтобы кому-то что-то лизнуть, просто это было серьёзное решение. Возможно, Провидение.

А как сегодня обстоят дела с индийскими фрегатами?

Индусы не жалеют о том, что они пришли в Калининград. Хотя, честно говоря, мы срываем сроки постройки для индусов и для нас это очень неприятно. Но с другой стороны, наш первый корабль уже стоит на выходе. И всего лишь один контрагент тормозит начало испытаний из-за одной отсутствующей детали. В итоге мы срываем контракт, но здесь мы видим понимание со стороны заказчика, ведь в кораблестроении нельзя четко назвать сроки строительства. Вообще, мне кажется, что кораблестроение намного сложнее, чем нанотехнологии.

Мимо нас пробегает смуглый парень в белой каске. Это сотрудник из бригады индийских наблюдателей. Они живут и работают в Калининграде вахтовым способом. Ваву Кант Сигх почти не говорит по-русски, зато хорошо владеет английским. «Вери перфект, олл райт, - улыбается Индус во все свои 32 жёлтых зуба – Гуд рашен воркирс», - шепелявит Ваву. Последнюю фразу он говорит уже по-русски – «Очень харощий завод, будем строить есщё».

И как же вы руководите это сложнейшей системой?

Я пришёл на завод, который имел большое задание, но не имел никакой возможности его исполнить. Было 1620 человек. Сейчас на заводе 4425 человек и этого удалось достичь меньше, чем за три года. Это парадокс, но нам помог кризис. Пришли те, кто ушёл в 90-е. Ушёл в строительство, в автомастерские.

Вы строите что-то ещё кроме этих фрегатов?

Да, за эти годы мы два корабля для России сделали, но корабли для Индии, на сегодня, - главный для нас проект. При директоре Орлове мы выиграли тендер на строительство двух исследовательских суден, один из них назвали «Янтарь». И теперь мы просто обречены его сделать хорошо. И ещё, буквально в последние недели, даже дни мы подписали контракт на строительство фрегатов для российского флота. Это продолжение серии индийских фрегатов. Для нас это очень значимый проект, как и для всего российского флота, а может даже и для страны, почему бы и нет.

А Титаник не в ваших интересах?

Вот как раз Титаник, учитывая, что на нём много кабинок – это было бы тоже интересно, но он по размерам не проходит. Несколько раз у нас всплывала тема паромов, потому что она востребована в регионе. Но у нас нет возможностей воткнуть их в наш док. Его ширина сегодня 24 метра, а у парома минимум метров 30. Из-за этого мы и отказываемся от таких проектов. Но в проекте модернизации у нас есть новый док.

А как же «Мистраль»?

Он тоже был нам предложен. Мы сказали, что можем его сделать. У нас были французы, и мы показали им, как можно здесь построить «Мистраль». Они сказали, - «да, это возможно, но потребует очень больших инвестиций», - поскольку в России есть заводы, которые могут это сделать быстрее с меньшими затратами

А вам важно для кого строить: для «чужих» или для своих?

Для нас главное - качество. Индийцы обеспечили нас работой до 2014 года. Такие контракты ни в те руки не дают. Теперь мы можем не думать о том, где найти зарплату для рабочего. Теперь мы планируем за четыре года сделать из этой верфи современный судостроительный комплекс. А если так, то конечно лучше строить для Родины, а не для «чужого дяди».

Мише немного за двадцать и он красит секции корабля. В 24-ом цехе, где все процессы завязаны на сварочной и сборочной работах, отвратительный запах. Рабочие на платформах почти все в респираторах. Несколько человек курят, сидя на единственной в цехе конструкции из дерева, - скамейке. Несмотря на то, что завод не успевает уложиться в срок с заказом, видно, что здесь не особо торопятся. «О, а ты какую музыку слушаешь?», - спрашивает Миша у нашего фотографа. Он отвечает, что к музыке хладнокровен. «А я хеви-метал люблю. Корн, Металлику, Оззи Озборна, но особенно Джудас Приста – основателя этого направления», - восторженно заявляет Миша. Маляры непосредственно перед покраской секций, еще их грунтуют, шлифуют и обезжиривают. «На производстве есть всегда свои нюансы и мелочи. Иногда, например, краски нет, какой надо. Работа может встать из-за того, что просто цвет не тот, - делиться с нами Миша о сложностях, - приходиться ждать и заниматься какой-то другой работой. Иногда нет элементарного, – сейчас, например, нет перчаток. Вот респираторы есть специальные, а перчаток нет. Правда, - поправляется маляр, - у меня есть пару перчаток в заначке.

У Миши, как и у других рабочих в цехе, работа сдельная. Чем больше ты сделал, тем больше получил. Он и его напарники стараются не злоупотреблять алкоголем, так как знают, что все эти дела контролируются рублем. «На данный момент мы с моей бригадой покрасили десять секций, - с гордостью сообщает Миша. Вот так я работаю! На одну секцию у меня уходит четыре часа, у других могут на это уходить целые дни. Просто я работать умею и люблю».

Так где же Родина для вас, я имею в виду город?

Родина там, где на данный момент я чувствую себя комфортно. Сегодня это Калининград: здесь семья, работа, друзья.

Вот вы говорите про друзей. Мы знаем, что вы привезли за собой команду. Кто эти люди?

Я не люблю слово команда. Команда в футболе, там они всегда ездят вместе и играют только вместе. У меня не было таких людей, кого бы я взял под мышку, как портфель и пришёл сюда. Речь идёт о том, что есть люди, которые готовы уехать от комфортных условий за тобой. Если соберусь опять переезжать не скажу же им, «ты меня предал, и я с тобой больше не дружу».

То есть это именно друзья?

Есть мой брат: у него там была неплохая работа – он занимался зарубежными контрактами. Но поскольку мне нужна была здесь помощь, и он приехал, есть друзья, которые сказали, - «Игорь, раз ты туда, то и мы сюда. Их всего трое-четверо. А есть люди, которые сказали, - «Игорь Анатольевич, нам было комфортно с тобой работать, можно мы с вами».

А как вы отдыхаете?

Для меня главное хобби и развлечение - это завод. Я в футбол играю. Сколько лет живу, столько и играю. Придя сюда, мы начали играть на заводе

А поиграть с вами в футбол может любой рабочий?

Да, хотя при этом я всегда боюсь, что сюда могут затесаться люди, которые будут решать рабочие вопросы. А в это время я предпочитаю всё-таки отдыхать.

У вас на столе ноутбук, I-pad, пара телефонов. Это к вопросу о модернизации, вы не думаете, что людям старой закалки, проработавшим всю жизнь ещё на довоенных немецких станках, будет непросто переучиться?

Как-то на корабле у нас настраивали гидравлику. Все проверили: соединения суперсовременные протестировали электроникой. Давление нормальное, перегибов нигде нет, а ничего всё равно не получается. Технологии не дают эффекта. Говорят, - «надо вызывать Волкова», - я думаю, что за Волков? Приходит мужик, ему 72 года. Вдумайтесь - 72 года. Ему говорят, - «надо настроить». Волков поработал, даже дня не прошло - всё заработало. Что он там делал одному богу известно. Вот вам и высокие технологии.

Ранее в "Русском Репортере":

Документы Wikileaks. «Не продавайте русским «Мистраль».Как НАТО пыталось надавить на Францию

Дорогое искушение. Десантный корабль за полмиллиарда долларов продает себя в Северной столице

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение