--

Зигзаги Каримова

Новые депеши из «узбекского досье» WikiLeaks

РР-Онлайн публикует очередные депеши из «узбекского досье» WikiLeaks (см. опубликованные ранее: «Авторитетная помолвка», «Должности на продажу»). Первая отправлена в 2000 году послом США в Узбекистане Джоном Хербстом, вторая – в 2010 году американским послом в Москве Джоном Байерли. На примере двух депеш можно посмотреть, как причудливым образом на протяжении этих десяти лет развивались отношения в треугольнике Россия-Узбекистан-США. В 2000 году президент Каримов выступал за дружбу с США и сетовал на «гегемонистскую» Россию. Затем Каримов обратился к России за утешением. Но в 2010 году президент Узбекистана снова ищет поддержки у Америки.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

2 февраля 2011
размер текста: aaa

1.

Перевод

Tashkent11 02 2000

C o n f i d e n t i a l section 01 of 03 tashkent 004223 e.o. 12958: decl: 11/02/10 tags: prel, pter, ru, af, uz subject: Karimov urges closer cooperation with US., commits to frank airing of differences classified by amb John E. Herbst, reasons: 1.5 (b,d)

Конфиденциально. п.01 пп.03 ташкент 004223 е.о. 12958; decl; 11/02/10; тэги: prel, pter, ru, af, uz. Тема: Каримов призывает к более тесному сотрудничсетву с США, заявляет о готовности к откровенному обсуждению разногласий. Уровень секретности присвоил: посол Джон Э.Хербст; мотивация: 1.5 (b,d)

1. (c). Аннотация. 1 ноября посол вручил верительные грамоты президенту Каримову. За этим последовало эмоциональная беседа продолжительностью в один час, во время которой Каримов призвал у укреплению сотрудничества с США, обвинил Россию в маневрировании в целях восстановления своей гегемонии в Центральной Азии и обрисовал стратегию Узбекистана, нацеленную (подобно его друзьям в СНГ Украине и Грузии) на то, чтобы не дать планам русских осуществиться. Каримов вновь прибег к испытанному своему аргументу, что Узбекистан находится в самом ценртре исламского мира, что придает ему особую значимость как партнера для Соединенных Штатов. В заключение он заявил, что Узбекистан готов прислушаться к наней критике в отношении положения с правами человека и по другим вопросам. Впрочем, от наиболее сложных и щекотливых вопросов он постарался уйти, переадресовав их министру иностранных дел Камилову

(конец аннотации)

2. (с) 1 ноября посол Хербст вручил верительные грамоты президенту Исламу Каримову. На последовавшей затем беседе присутствовали также министр иностранных дел Камилов и зам. главы диппредставительства (он же вел запись). Президент Каримов поблагодарил посла за то, что по своему прибытию в Ташкент 28 октября он обратился к прессе по-узбекски. Этот жест свидетельствовал об уважении к Узбекистану и его народу со стороны Соединенных Штатов. Отношения с Соединенными Штатами имеют первостепенную важность. Узбекистан выражает благодарность за материальную помощь, предоставляемую США, но еще в большей степени – за то внимание, которое уделяют Узбекистану в высших эшелонах власти США. Ни одно государство не способно осуществить демократические и экономические реформы без помощи извне. Президент приветствовал усилия США и Европы по подготовке лидеров завтрашнего дня. Это и закладывает основу будущего прогресса на пути демократических и экономических реформ.

Расширение сотрудничества между США и Узбекистаном

3.(с) По замечанию Каримова, за свою короткую историю отношения между США и Узбекистаном успели миновать несколько фаз. Поистине прорывным стал апрельский визит госсекретаря Олбрайт. Три дня, что она провела в Узбекистане, были заполнены не просто встречами с официальными лицами. Ей удалось проникнуться духом народа и его культурой. Контакты между людьми имеют большое значение. Когда позже в этом году Каримов встретился с ней в Нью-Йорке на «саммите тысячелетия», Олбрайт призналась, что поездка дала ей богатую пищу для размышлений, помогла выработать более четкое представление об Узбекистане и регионе в целом.

4.(с) Каримов отметил, что позиция Узбекистана по международным вопросам – в частности, стоящим в повестке дня ООН, - часто совпадают с позицией США. Не потому, что Узбекистан жаждет снискать наше расположение, но в силу того факта, что, действуя в собственных интересах, Узбекистан, как правило, убеждался, что они согласуются с интересами США. Совпадение точек зрения с США случается у Узбекистана чаще, чем с его собственными соседями, чаще даже, чем с большинством других государств. В отличие от некоторых, Узбекистан не меняет курс, руководствуясь мелкими сиюминутными соображениями, как, например, Казахстан, который по одному и тому же вопросу вчера мог занимать проамериканскую позицию, а сегодня антиамериканскую.

5. (с) Красноречивым свидетельством близости позиций Узбекистана и США по ключевым вопросам является Ближний Восток, продолжал Каримов. Один из политических руководителей Израиля Натан Щаранский недавно во время одного из своих частых наездов в Ташкент встречался с Каримовым. Они согласились, что страны, не вовлеченные непосредственно в процесс мирного урегулирования, заинтересованы скорее в его провале. Другие страны – «фанатики» - сами умышленно разжигают ситуацию. Те, кто перед лицом ухудшения ситуации занял позицию «моя хата с краю», не отдают себе отчет, какими опасными последствиями это может обернуться для них самих. Напомнив, что президент Путин в тот момент находился с официальным визитом в Париже, Каримов подчеркнул, что Путин и французы настаивают на своем присоединении к мирному процессу. США же совершенно справедливо противостоят этим попыткам. России нечего предложить и, соответственно, никакого практического вклада в процесс ближневосточного мирного урегулирования она внести не в состоянии. Радикальные силы тем временем продолжают действовать в Афганистане и Пакистане, отметил Каримов. Власти Узбекистана тесно сотрудничают с США по Афганистану, в частности, путем консультаций посла Сафаева с помощником госсекретаря <по Южной Азии> Индерфюртом.

6. (c) В сфере экономики Каримов выделил собственные добрые отношения с «Узэксим» и его президентом Харманом. Техническое содействие со стороны США также весьма приветствуется. В качестве примера он привел программу укрепления безопасности границ в рамках СASI.

7. (c) Визит в США недавно назначенного министра обороны Гулямова продемонстрировал нашу растущую близость в вопросах безопасности, сказал Каримов. Гулямов был принят высшими руководителями администрации США. Узбекистан проводит глубокое реформирование своих вооруженных сил и первым из стран СНГ назначил министром обороны гражданское лицо. Каримов давно знал и с уважением относился к Галямову как к ученому. Русские конечно предпочли бы видеть в кресле министра обороны генерала, поскольку все генералы, как правило, прошли школу советстких военных структур. Гулямов же, напротив, человек современный и просвещенный. Каримову же не хотелось, чтобы военные вмешивались в политику или публично высказывались на политические темы, как это происходит в России.

Мысли о постсоветском пространстве: русские рисуют схемы

8. (c) Внутри СНГ, по словам Каримова, схожие позиции занимают Узбекистан, Грузия, Украина и отчасти Азербайджан. Но вопрос посла относительно Молдовы Каримов ответил, что позиции у Лучинского слабые и щаткие. Узбекистан и его друзья привержены концепции СНГ как содружества именно независимых, суверенных государств и противостоят попыткам России доминировать над остальными. Эта четверка хотела бы, чтобы СНГ сосредоточилось главным образом на созидании экономических связей, в частности, на торговле и инвестициях. В только что опубликованном интервью французской газете «Фигаро» Путин заявил, что доминирование не является целью российской политики. Это не соответствует действительности. Достаточно взглянуть, например, как Россия использует поставки природного газа и пути его транспортировки в качестве рычага давления на Украину и Туркменистан.

9. (c) Евразийское экономическое сообщество, старт которому дали недавно в Астане Россия, Казахстан, Беларусь, Кыргызстан и Таджикистан, продемонстрировала, как сказал Каримов, разочарование России в СНГ, поскольку там она не в состоянии навязать всем свою волю. Вместо этого она встала на путь сколачивания внутри СНГ более компактной, сплоченной группировки под своей эгидой. В сфере безопасности Россия продвигает параллельно аналогичную инициативу, адресованную странам СНГ, подписавшим договор об обеспечении безопасности. Россия надеется в конечном итоге соблазнить другие страны СНГ присоединиться к этим группировкам, воссоздав в итоге подобие СССР. Путин не отличается от Ельцина, он просто более напорист и больше одержим идеей возвращения России статуса великой державы.

10. (c) Посол задал вопрос, как развивались отношения с Россией и с Путиным со времени визита последнего вскоре после его избрания. Каримов напомнил, что путин впервые приезжал <в Узбекистан> в ранге премьер-министра. Ельцин отправил его с заданием уговорить Каримова приехать в Москву для переговоров. Ельцин давно уже пытался вернуть Каримова и Шеварднадзе обратно под крыло Москвы, те же были преисполнены решимости этого не делать. Алиеву же не хватает твердости, чтобы удерживать дистанцию от русских. По оценке Каримова, в определенный момент он способен переметнуться из одного лагеря в другой. В отличие от Шеварнадзе, Алиевым движут не убеждения, а лишь соображения тактической выгоды. Что до Ниязова, то он для любого партнер совершенно ненадежный. После его неоднократных попыток использовать туркменский газ для шантажа самых разных партнеров его перестали принимать всерьез.

11. (c) Став президентом, Путин возобновил свои попытки вернуть Каримова в общий строй, продолжал Каримов. В глазах России Узбекистан является воротами в арабский и мусульманский мир. Наличие святых мест и историческое наследие живших в Узбекистане великих исламских ученых дают Узбекистану право считаться центром исламского мира. Вклад Узбекистана в исламскую философию и исламское учение велик и не имеет ничего общего с сомнительной идеологией «сливного бачка» и ей подобными. США должны быть заинтересованы в дружбе с Узбекистаном по тем же причинам: это поможет наведению мостов в исламский мир. «Фанатики» потому и рвались к власти в Узбекистане, что сознавали важное место, которое занимает страна в исламских традициях. Лидеры мусульманских общин в США полностью разделяют подход Каримова к этому вопросу. Это понимает Россия, это должны понять и США.

В Афганистан – легкой поступью

12. (c) Обратившись к ситуации в Афганистане, Каримов обратил внимание на последние победы талибов и отступления Масуда. Российские СМИ преувеличивают опасность победы Талибана для безопасности центральноазиатского региона, рисуют Ташкент «в окружении ваххабитов». Якобы Талибан сосредоточивает силы по ту сторону границы от Термеза и готовит лодки для переправы через Амударью. Все эти публикации имеют цель посеять панику среди населения Узбекистана. Русские надуются, что народ заставит Каримова обратиться к России за военной помощью. Россия даже пыталась спровоцировать «малую пограничную войну» между Узбекистаном и Талибаном, дабы заставить власти Узбекистана принять российскую военную помощь. Посол поинтересовался, каким бы образом России бы это удалось, имеет ли Каримов в виду, что Россия оказывала талибам материальную поддержку? Каримов ответил отрицательно. Российская тактика включала, к примеру, публичные угрозы в мае советника президента Ястржембского нанести воздушные удары по базам террористов в Афганистане. Их целью было спровоцировать Талибан атаковать Узбекистан (который по этому сценарию должен был бы открыть свое воздушное пространство). Россия маневрировала, стремясь натравить Талибан на Узбекистан. Она усилила сотрудничество с Кыргызстаном, Казахстаном и Таджикистаном в сфере безопасности и в других областях. Но пока Узбекистан остается вне игры, все это не представляет для России большой ценности. Кроме того Россия раздувает опасность со стороны Талибана, стремясь отвлечь внимание международного сообщества от своих собственных действий в Чечне. Узбекистан хочет строить с Россией нормальные отношения – отношения двух государств на равноправной основе, сказал Каримов в заключение. Целью же России являются военные базы, чего он никогда не допустит.

13. (c) В отношении недавних контактов узбекских властей с Талибаном Каримов сказал, что Узбекистан не рассчитывает найти общую почву с их радикальной идеологией фанатиков. Каримов осведомлен и сообщил <президенту Пакистана> генералу Мушаррафу, что Узбекистану известно о поддержке Талибаном <международного> терроризма и участии в наркоторговле. Тем не менее Узбекистан не хотел бы без причин провоцировать конфликт с Талибаном. Даже если талибы установят контроль над всей территорией Афганистана, они не в состоянии будут управлять страной. Движение расколется и начнется новая война. Надежда на долгосрочное урегулирование может быть связана только с созданием коалиционного правительства, где были бы представлены различные политические силы. Узбекистан поддерживает инициативу бывшего короля Афганистана. Его представитель позднее в этом месяце посетит Ташкент.

14. (c) Посол сообщил Каримову о приверженности США углублению нашего сотрудничества с Узбекистаном по многим направлениям. Его впечатлил широкий спектр областей, где мы уже совместно работаем. Посольство США несомненно будет расширяться и полагается на сотрудничество правительства Узбекистана, чтобы выбрать подходящий участок для строительства нового посольского здания. Посол еще раз подчеркнул, что нам необходимо развивать сотрудничество по всем направлениям, что помимо безопасности подразумевает также области политики и экономики.

15. (c) Поняв посольский намек, Каримов отметил, что он намеренно затронул лишь те темы, где мнения руководства Узбекистана и США совпадают. В следующий раз собеседники обсудят вопросы, по которым взгляды правительства Узбекистана и США расходятся. Ему известно, что у нас были контакты с так называемыми деятелями оппозиции. Некоторые из них вообще никакие не оппозиционеры, а попросту не в себе (bolnoy). Раз посол формирует собственные непосредственные представления по этим вопросам, он рад будет открыто и откровенно поговорить с ним на эти темы. Сейчас же он лишь хочет заметить, что при оценке Узбекистана США должны правильно выбрать стандарты. Требования госдепартамента не всегда обоснованны, но власти Узбекистана всегда готовы их обсуждать. Посол в ответ выразил желание обменяться мнениями с президентом по этим как раз вопросам. При этих словах Каримов указал на министра иностранных дел Камилова, сказав, что с ним послу и следует вести такие дискуссии.

Резюме

16. (c) Первую встречу с Каримовым следует признать удачной. Его удалось вовлечь в спонтанное обсуждение, оторвать от заготовленного текста. Нас заинтриговало его замечание, что после того, как посол проведет в стране некоторое время, нам следует обсудить сложные внутриполитические и экономические вопросы. Но поспешная реплика Каримова, что обсуждать их посол должен с Камиловым, наводит на мысль, что сам Каримов предпочитает такие темы избегать.

Хербст

 

Оригинал

C o n f i d e n t i a l section 01 of 03 tashkent 004223 e.o. 12958: decl: 11/02/10 tags: prel, pter, ru, af, uz subject: Karimov urges closer cooperation with US., commits to frank airing of differences classified by amb John E. Herbst, reasons: 1.5 (b,d)

1. (c) summary: on November 1, the ambassador presented credentials to president Karimov. This was followed by a spirited discussion of about one hour during which Karimov argued for deeper cooperation with the u.s., charged Russia with maneuvering to restore hegemony in central Asia, and outlined the strategy of Uzbekistan (and CIS friends Ukraine and Georgia) to foil Russian designs. Karimov reiterated his familiar argument about Uzbekistan’s centrality to the Islamic world and value as a partner to the united states. He concluded by stating Uzbekistan’s willingness to respond to our criticisms on human rights and other issues. He seemed, however, to relegate the hard or contentious issues to foreign minister Kamilov. End summary.

2. (c) ambassador Herbst presented his credentials to president Islom Karimov on November 1. The meeting which followed was also attended by formin Kamilov and dcm (notetaker). President Karimov thanked the ambassador for having spoken to the press in Uzbek on his arrival in Tashkent on Saturday, October 28. This gesture had signified the respect and esteem of the united states for Uzbekistan and its people. Relations with the united states were extremely important. Uzbekistan appreciated the material help it receives from the u.s. and, above all, the attention Uzbekistan receives from senior u.s. policy-makers. No country could undertake democratic and economic reforms without help. He saluted the efforts of the united states and Europe in training the next generation of leaders. These efforts were laying the basis for progress on democratic and economic reforms.

Growing u.s. - Uzbekistan cooperation

3. (c) relations between the u.s. and Uzbekistan had gone through various phases in their short history, Karimov observed. The visit of secretary Albright in April had been a breakthrough. In her three days in Uzbekistan, she did more than meet officials. She actually got a flavor for the people and their culture. Human contacts were very important. When Karimov met her in new York at the millennium summit, secretary Albright had acknowledged that her visit had given her much to reflect upon. The visit had shaped her opinions on Uzbekistan and the region.

4. (c) Karimov noted that Uzbekistan’s positions on international issues - for example within the u.n. framework - often were identical to those of the united states. This was not because Uzbekistan sought to curry favor with us. It was because Uzbekistan, acting in pursuit of its own interests, usually found itself in agreement with the u.s. Uzbekistan agreed with the u.s. more often than Uzbekistan’s neighbors did, indeed more often than most countries. Unlike some of them, Uzbekistan did not shift its positions depending on some petty calculations. Kazakhstan, for example, was pro-u.s. on a question one day and opposed the u.s. the next.

5. (c) a clear illustration of Uzbekistan’s closeness to the u.s. on key issues was the middle east, Karimov continued. Israeli political leader Nathan Scharansky had recently come to Tashkent on one of his frequent visits and had met Karimov. Karimov and he had agreed that countries not directly involved in the peace process were glad to see it falter. Other "fanatic" countries were deliberately inflaming the situation. Those that were complacent in the face of the worsening situation did not consider the dangerous consequences for themselves. Noting president Putin was now on an official visit to Paris, Karimov said Putin and the French were pressing to open the peace process to their participation. The u.s. was right to resist these efforts. Russia had no resources to offer and therefore could not contribute to middle east peace. Radical forces were also at work in Afghanistan and Pakistan, Karimov noted. The GOU worked closely with the u.s. on Afghanistan through amb Safayev's meetings with a/s inderfurth.

6. (c) on the economic front, Karimov noted his own good relations with Usexim and Usexim president Harman. U.s. technical assistance was also very welcome. He cited the casi border security program as an instance of this.

7. (c) the visit of newly-appointed defmin Gulamov to the u.s. showed our increasing closeness on security issues, Karimov said. Gulamov was being received at a senior level throughout the administration. Uzbekistan was undertaking deep military reforms and had the first civilian defmin in the CIS. Karimov knew and respected Gulamov as a scientist. The Russians would much prefer to deal with a general as defmin, since generals typically had been trained in soviet military institutions. Gulamov, by contrast, was modern and enlightened. Karimov did not want to see the military meddle in politics or take public positions on political issues as in Russia.

Views on the nis -- the Russians are scheming

8. (c) within the CIS, Uzbekistan, Georgia, Ukraine and sometimes Azerbaijan had common positions, said Karimov. To the ambassador's query about Moldova, Karimov replied that Lusinchi was weak and wobbly. Uzbekistan and its friends in the CIS were committed to a CIS of independent, sovereign countries and opposed to Russian attempts to dominate the others. The four wanted the CIS to focus mainly on building economic links such as trade and investment. In an interview just published in the French newspaper Figaro, Putin had said Russian foreign policy did not seek to dominate others. This was not true. One only has to look, for example, at how Russia was using natural gas sales and transport as leverage over Ukraine and Turkmenistan.

9. (c) the Eurasian economic community recently launched in Astana by Russia, Kazakhstan, Belarus, Kyrgyzstan and Tajikistan showed, Karimov argued, that Russia was giving up on the CIS, because it could not impose its will on all. Russia was pushing instead for a closer, Russia-dominated subgroup of CIS countries. On the security front, Russia was pushing a parallel initiative with the members of the CIS security treaty. Russia hoped that the other CIS members would ultimately be attracted to join these sub-groups, with the end result being something like the USSR. Putin was not different from Yeltsin, but merely more aggressive and more focused around the agenda of restoring Russia’s great power status.

10. (c) the ambassador asked how Uzbekistan’s relations with Russia and Putin had evolved since the latter's visit soon after his election. Karimov noted that Putin's first visit had been as prime minister. He was sent by Yeltsin to persuade Karimov to come to Moscow for talks. Yeltsin had tried hard for a long time to bring Karimov and Shevardnadze back under Moscow’s wing. He and Shevardnadze were determined not to do so. Aliyev, however, was not so firmly set on maintaining his distance from the Russians. Karimov judged him to be capable of switching camps at some point. Unlike Shevardnadze, Aliyev was not driven by conviction, only tactical advantage. Incidentally, Niyazov was completely unreliable as a partner for anyone. He had tried to use Turkmenistan’s natural gas to blackmail various partners and had been shown up as not serious.

11. (c) once Putin had become president, he had renewed his attempts to bring Karimov back into the fold, Karimov continued. Russia considered Uzbekistan to be a gateway to the Arab and Muslim world. With its holy sites and the contribution of noted Islamic scholars from Uzbekistan’s history, Uzbekistan had to be considered central to the Islamic world. Islamic philosophy and learning owed much to Uzbekistan and was not to be confused with washbasin and other debased ideologies. Friendship with Uzbekistan should be important to the u.s. for the same reason - to build bridges to the Islamic world. The 'fanatics' wanted power in Uzbekistan precisely because they recognize the country's importance in Islamic tradition. The leader of Islamic communities in the united states completely shared Karimov's views on this matter. Russia understood; the u.s. should too.

Afghanistan- treading lightly

12. (c) turning to Afghanistan, Karimov noted the recent Taliban victories and Masood reverses. The Russian media had been exaggerating the danger of a Taliban victory for central Asian security. They had depicted a Tashkent "surrounded by wahhabites." the Taliban were supposedly massing forces on the other side of the border from Termez and acquiring boats to infiltrate across the Amu Darya. All of this was published deliberately to sow panic among Uzbekistan’s people. The Russians hoped that the people would pressure Karimov to ask for military help from Russia. Russia had tried to provoke a "small border war" between Uzbekistan and the Taliban in order to force the GOU to accept Russian military help. The ambassador asked how Russia could accomplish this. Was Karimov suggesting Russia supported the Taliban materially? Karimov answered no. Russia's tactics were for example the issuance of presidential adviser Yastrzembskiy's public threats in may of Russian air strikes on terrorist bases in Afghanistan. This was intended to provoke the Taliban to attack Uzbekistan (which would have to allow its airspace to be used under such a scenario). Russia was maneuvering to set the Taliban against Uzbekistan. Russia had reinforced its security and other cooperation with Kyrgyzstan, Kazakhstan and Tajikistan. This was of little use to Russia so long as Uzbekistan refused to play. Russia also was building up the Taliban threat in order to divert international attention from its doings in Chechnya. Uzbekistan wants normal relations with Russia, relations of two states on an equal footing, Karimov concluded. The Russians' goal was military bases, which Karimov would never allow.

13. (c) as to the GOU's recent contacts with the Taliban, Karimov said Uzbekistan did not expect to find common ground with these radical, fanatical ideologues. Karimov knew and had told general Musharraf about Uzbekistan’s knowledge of Taliban support for terrorism and involvement in drug trafficking. Nevertheless, Uzbekistan wanted to avoid needlessly provoking conflict with the Taliban. Even if the Taliban managed to take over the whole territory of Afghanistan, they would not be able to govern it. The movement would splinter and new fighting would start. The only hope for a lasting settlement was an inclusive government encompassing many different political forces. Uzbekistan supported the initiative of the former king of Afghanistan. His representative would visit Tashkent later this month.

14. (c) the ambassador told Karimov the u.s. is committed to deepening our cooperation with Uzbekistan across many fronts. He was impressed by the range of areas where we were already working together. The united states embassy would surely expand and needed the cooperation of the GOU in locating suitable property for construction of a new embassy. Karimov indicated his support. The ambassador noted again that we needed to build our cooperation across all fronts, which included not only security but political and economic areas.

15. (c) picking up the ambassador's hint, Karimov said he had deliberately discussed only the areas where the GOU and u.s. views were in accord. Next time the two should address those areas where the GOU and the u.s. did not see eye to eye. He knew we had contacts with so-called opposition figures. Some of them were not genuine opposition figures but insane (bolnoy). After the ambassador had begun to form his own direct impressions of these matters, he would be glad to open a direct, frank exchange on them. For now, he would only say that the u.s. should apply an appropriate standard when judging Uzbekistan’s performance. The state department's demands were not always reasonable, but the GOU was open to discussing them. The ambassador indicated willingness to engage with the president on these issues, at which point Karimov gestured to formin Kamilov, saying the ambassador should discuss these matters with Kamilov. 16. (c) comment: this was a good first meeting with Karimov. He was spontaneous and allowed himself to be drawn away from his script. We are intrigued by his suggestion that, after the ambassador had been here a little while, we should discuss the difficult internal political and economic issues. But Karimov’s prompt rejoinder that the ambassador should take these issues up with Kamilov may mean that Karimov prefers to avoid them. Herbst

 

2.

Перевод

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 MOSCOW 000337 SIPDIS DEPT FOR EUR/RUS, SCA, INR E.O. 12958: DECL: 02/17/2020 TAGS: PGOV, PREL, UZ, RS SUBJECT: RUSSIAN RELATIONS WITH AN ASSERTIVE UZBEKISTAN MOSCOW 00000337 001.2 OF 002 Classified By: Political Minister Counselor Susan M. Elliott for reason s: 1.4 (b), (d).

Конфиденциально. п.1 пп.2. Москва, 000337; рассылка через секретный интернет-протокол, Бюро по европейским/российским делам; SCA, INR E.O. 12958: DECL: 02/17/2020; тэги: PGOV, PREL, UZ, RS. Тема: Отношения России с самоуверенным Узбекистаном. Москва, MOSCOW 00000337 001.2 OF 002. Уровень секретности установил: советник-посланник по политическим вопросам Сьюзан М.Эллиотт; основание: 1.4 (b), (d).

Аннотация

 

1. (C) В ходе недавних встреч министр иностранных дел и узбекское посольство всячески делали упор на позитивные аспекты российско-узбекских отношений, включая двустороннюю торговлю и работу в России мигрантов из Узбекистана. После межправительственных переговоров в апреле в Москву должен прибыть с визитом президент Узбекистана Каримов. Между тем российские официальные лица не скрывали разочарования нежеланием узбеков поддерживать предложения России на различных региональных форумах и напряженными отношениями Узбекистана с его более слабыми соседями. Дипломат в посольстве Узбекистана быстро обрисовал «новую политическую динамику» в регионе, в рамках которой все узбеки со все большей самоуверенностью отстаивают свои национальные интересы. Комментарий: Российские официальные лица пристально следят, как бы оттепель между США и Узбекистаном не привела к возобновлению военных связей. Внедрение США в узбекскую экономику, похоже, волнует Россию в гораздо меньшей степени, в особенности если американские инвестиции помогут улучшить общий экономический климат в стране. (конец аннотации) 

Партнеры, но уже не стратегические?

2. (C) 2-й секретарь 3 Департамента стран СНГ Кирилл Беликов сообщил сотруднику политического отдела посольства, что Узбекистан для России в регионе является «вторым по значимости партнером» после Казахстана. Он обратил внимание, что Узбекистан опережает другие страны бывшей советской Средней Азии по количеству населения (27 млн) и темпам его роста, а также на влияние узбекских национальных меньшинств во всех соседних странах, включая Афганистан. В ходе другой встречи 2-й секретарь Екатерина Чистова заявила, что отношения с Узбекистаном, невзирая на некоторые негативные аспекты, строятся на крепком фундаменте и в 2009 году возобновились контакты на высшем уровне. После визита президента Медведева в начале 2009 года в декабре в Ташкент прибыл министр иностранных дел Лавров – впервые после 2005 года, по словам сотрудников МИД РФ. Представители посольства Узбекистана сообщили нам, что в конце апреля намечается визит в Москву президента Каримова. Ему будет предшествовать заседание межправительственной комиссии, возглавляемой премьер-министром Узбекистана и вице-премьером российского правительства Сергеем Ивановым.

3. (C) Советник по политическим вопросам в посольстве Узбекистана Фархад Хамраев охарактеризовал отношения с Россией как «стабильные и позитивные», но сразу же отверг предположение, что в двусторонних отношениях Россия все еще является доминирующей стороной. Запад должен уяснить, сказал он, что «прежние политические векторы в регионе поменялись» и что Узбекистан действует в собственных национальных интересах. В качестве примера «новой динамики» Хамраев заявил (довольно смело), что Россия ужалась в планах строительства военной базы на юге Кыргызстана после того, как узбеки выразили обеспокоенность тем фактом, что она будет располагаться слишком близко к их границам. По его словам, объект теперь будет использоваться как учебный центр Организации Договора о коллективной безопасности (ОДКБ).

4. (C) Подчеркивая, что подержание стабильности в регионе является главной заботой России в Центральной Азии, чиновники МИДа отмечали, что Россия настойчиво призывает Узбекистан разрешить давние приграничные конфликты по поводу использования водных ресурсов и электроэнергии с Таджикистаном и Кыргызстаном, однако дело упирается в недостаток «политической воли». Представитель узбекского посольства Хамраев заявил, что Россия разделяет взгляды Узбекистана относительно прав на водные ресурсы в регионе и по этому поводу разногласий с Москвой нет. В отношении региональных межгосударственных объединений сотрудники Департамента стран Азиатско-Тихоокеанского региона МИД РФ упоминали многочисленные российские предложения, заблокированные узбеками. Хамраев указал, что Узбекистан хочет, чтобы его голос был слышен на фоне более крупных игроков. По его словам, Узбекистан несмотря на свое нынешнее председательство в Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) предпочел воздержаться от участия в определенных областях деятельности ШОС, а также прекратил сотрудничество в рамках Евразийского экономического сообщества, поскольку «Узбекистану удобнее сотрудничать на двусторонней основе». Хамраев сказал, что ОДКБ является работоспособной организацией, способной предоставить определенные гарантии в области безопасности, но Узбекистан подходит к участию в ее деятельности выборочно, сообразуясь со своими национальными интересами. Московские эксперты обращают внимание (см. наш исх. MOSCOW 00000337 002.2 OF 002), что Узбекистан отказался присоединиться к Силам быстрого реагирования ОДКБ. По мнению Алексея Макаренко из Московского Центра Карнеги, это его решение делает ОДКБ как организацию по обеспечению региональной безопасности «бесполезной».

5. (C) Эксперт по Центральной Азии и издатель журнала «Большая игра» Иван Сафранчук сказал нам, что личные отношения Каримова с Медведевым с самого начала получились натянутыми. К Медведеву Каримов с самого начала отнесся без должного уважения и однажды прямо сказал премьер-министру Путину (якобы в присутствии Медведева), что было бы лучше, если бы Путин нашел способ остаться президентом России. Сафранчук добавил, что пренебрежение «Газпрома» узбекскими интересами в проекте строительства Прикаспийского газопровода разрушили у узбеков представление о России, как «стратегическом партнере».Сафранчук добавил, что «подлинный Каримов» так же, как и в 2001 году, искренне хочет уважения и хороших отношений с США и Западом, и это совсем не тот Каримов, которого мы наблюдали после бури, вызванной событиями в Андижане.

Экономические связи процветают

6. (C) Каждый по отдельности и Чистова из МИДа, и Хамраев из посольства Узбекистана подчеркивали динамичный характер развития двусторонних экономических связей. Как отметила Чиситова, хотя взаимный товарооборот в условиях экономического кризиса снизился на 30-35 процентов до приблизительно 2 млрд долл, его падение оказалось меньшим, чем в торговле со многими европейскими партнерами России. Подчеркнув, что Россия открывает список крупнейших импортеров Узбекистана, Хамраев сказал, что двусторонняя торговля относительно мало пострадала от кризиса, если не считать большого снижения продаж автомобилей в Россию. Он добавил, что перспективы торговля многообещающи и, в частности, уже идут переговоры о поставках узбекского хлопка в Россию напрямую, минуя европейские рынки.

Взаимная зависимость от мигрантов

7. (C) Представители МИД и посольства Узбекистана также подчеркнули обоюдоважное значение узбекских работников-мигрантов в России. По оценке Чистовой из МИДа, в России трудятся от 2 до 3 млн узбеков, включая нелегалов, а их денежные переводы домой ежегодно составляют свыше 2 млрд долл. Чистова подчеркнула также, что узбекские мигранты способствуют поддержанию важных культурных связей, осваивая русский язык и воспринимая русскую культуру. По оценке Хамраева из посольства Узбекистана, сумма ежегодных денежных переводов приближается к 3 млрд долл, что, правда, на 10-20 процентов ниже пика накануне экономического кризиса. Он сказал, что на мартовской встрече правительства двух стран будут обсуждать проект соглашения о труде мигрантов. Высказав мысль, что поскольку выгодность использования труда мигрантов более не является односторонней, Хамраев высказал убеждение, что несмотря на всю политическую риторику, высокий уровень безработицы и наблюдаемый с некоторых пор рост рождаемости, в долгосрочном плане использование иностранной рабочей силы будет оставаться критически важным для России.

Комментарий

8. (C) За фасадом официальных любезностей отношения России со все более уверенным себе Узбекистаном остаются полны скрытых шипов. У России мало рычагов воздействия на Узбекистан по региональным проблемам и в рамках региональных форумов, таких как ШОС и ОДКБ. Узбекская самоуверенность в регионе, по всем признакам, будет только возрастать, а некоторые аналитики в Москве предсказывают, что к 2050 году население Узбекистана приблизится к 50 млн. Одновременно официальные лица в России внимательно следят за оттепелью в американо-узбекских отношениях. Принимая во внимание повышенную российскую чувствительность к иностранной военной активности в Центральной Азии, наибольшую озабоченность России должно вызывать возобновление военного сотрудничества США и Узбекистана. Как заявляли российские должностные лица, они рассматривают деятельность НАТО на своем заднем дворе как явление временное и ограниченное рамками поддержки сил международной коалиции в Афганистане. В отличие от заботы о «сфере своих особых интересов» в смысле военном, Россия в куда меньшей степени неприемлет американское и прочее иностранное экономическое проникновение в Центральную Азию, и, возможно, будет даже приветствовать американские инвестиции в определенные отрасли, так как от позитивных изменений в экономической политике и инфраструктре, которые повлечет за собой приток иностранных капиталов, выиграют в том числе и российские компании.

(конец комментария)

Байерли

 

Оригинал

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 02 MOSCOW 000337 SIPDIS DEPT FOR EUR/RUS, SCA, INR E.O. 12958: DECL: 02/17/2020 TAGS: PGOV, PREL, UZ, RS SUBJECT: RUSSIAN RELATIONS WITH AN ASSERTIVE UZBEKISTAN MOSCOW 00000337 001.2 OF 002 Classified By: Political Minister Counselor Susan M. Elliott for reason s: 1.4 (b), (d).

1. (C) Summary: In recent meetings, MFA and Uzbek Embassy officials stressed the positive aspects of Russian-Uzbek relations, including bilateral trade and Uzbek migrant workers in Russia. Uzbek President Karimov is due to visit Moscow in April following intergovernmental talks. Meanwhile, Russian officials have expressed frustration with Uzbek unwillingness to follow Russian proposals in regional fora and with Uzbekistan's tense relations with its weaker neighbors. An Uzbek Embassy official was quick to highlight the "new political dynamics" in the region, in which an increasingly assertive Uzbekistan stands up for its national interest. Comment: Russian officials are closely watching the U.S.-Uzbek thaw for any renewed U.S. military ties with Uzbekistan. Russia seems less cautious regarding U.S. economic engagement with Uzbekistan, particularly if U.S. investment helps to improve the overall economic climate in the country. End Summary.

Partners, but No Longer Strategic?

2. (C) MFA Third CIS Department Second Secretary Kiril Belikov told poloff that Uzbekistan is Russia's "second partner" in the region, after Kazakhstan, noting that Uzbekistan has the largest and fastest growing population in former-Soviet Central Asia (27 million) and influences ethnic Uzbek minorities in all of its neighboring countries, including Afghanistan. In a separate meeting, Second Secretary Yekaterina Chistova said that relations with Uzbekistan are fundamentally strong, despite some negative aspects, and noted that regular high-level bilateral dialogue resumed in 2009. Following President Medvedev's trip early in 2009, FM Lavrov visited Tashkent in December, the first Russian FM visit since 2005, according to MFA officials. Uzbek Embassy officials told us that President Karimov is scheduled to visit Moscow in late April, following upcoming intergovernmental meetings chaired by the Uzbek PM and Russian Deputy PM Sergei Ivanov.

3. (C) Uzbek Embassy Political Counselor Farkhad Khamraev termed relations with Russia as "stable and positive," although he was quick to dispel any perception that Russia still dominated the relationship. He said the West should understand that "the old political dynamics in the region have changed," and that Uzbekistan pursued its own national interest. Offering an example of the "new dynamics," Khamraev (quite boldly) claimed that Russia scaled down its plans for a military base in southern Kyrgyzstan after the Uzbeks voiced concerns about its proximity to their border. He said the facility would now be used as a training center for the Collective Security Treaty Organization (CSTO).

4. (C) Stressing that stability is Russia's primary interest in Central Asia, MFA officials said that Russia has urged Uzbekistan to resolve ongoing border water and electricity disputes with Tajikistan and Kyrgyzstan, but that there has been a lack of "political will." The Uzbek Embassy's Khamraev maintained that Russia supported Uzbek views on water rights in the region and that this was not a point of disagreement with Moscow. In regional multilateral groupings, MFA Department of Asia-Pacific Cooperation officials cited a number of Russian proposals which the Uzbeks have effectively blocked. Khamraev said that Uzbekistan wanted to ensure that its voice was heard among the larger players. He said Uzbekistan has chosen not to participate in certain Shanghai Cooperation Organization (SCO) activities, despite currently serving as the SCO Chairman, and has halted its cooperation with the Eurasian Economic Community because "Uzbekistan was better off with bilateral discussions." Khamraev said the CSTO was a worthwhile security grouping that could provide some security guarantees, but that Uzbekistan participated selectively according to its national interests. Moscow experts noted MOSCOW 00000337 002.2 OF 002 that Uzbekistan has refused to join the CSTO Rapid Reaction Force, a decision that renders the CSTO "worthless" as a regional security grouping in the opinion of Moscow Carnegie Center's Alexei Malashenko.

5. (C) Central Asia expert Ivan Safranchuk, publisher of the journal "Bolshaya Igra" (The Great Game), told us that Karimov's personal relationship with Medvedev has been sour from the beginning. Safranchuk said Karimov has shown little respect for Medvedev and once told PM Putin (allegedly in Medvedev's presence) that Putin should have found a way to remain the Russian President. Safranchuk added that Gazprom's clumsy handling of Uzbek interests in the Caspian gas pipeline project dispelled Uzbek notions that Russia was a "strategic partner." Safranchuk also maintained that the "real Karimov" was genuinely eager for respect and good relations with the U.S. and the West, as he was in late 2001, and that he was not the Karimov we saw after the fallout over Andijon.

Resilient Economic Ties

6. (C) Separately, both the MFA's Chistova and the Uzbek Embassy's Khamraev emphasized the resilience of the bilateral economic relationship. Chistova said that while annual bilateral trade fell by 30-35 percent in the economic crisis, to around USD 2 billion, the drop was less than that with many of Russia's European trading partners. Noting Russia is Uzbekistan's largest foreign market, Khamraev said that bilateral trade was relatively unaffected by the crisis, with the exception of a large drop in automobile exports to Russia. He added that trade prospects were promising and, in particular, that discussions were underway to export Uzbek cotton directly to Russia, bypassing European markets.

Mutual Dependence on Migrants

7. (C) MFA and Uzbek Embassy officials also highlighted the mutual importance of Uzbek migrant workers in Russia. The MFA's Chistova estimated that between two and three million Uzbeks work in Russia, including illegal workers, and that annual remittances from Uzbek workers in Russia total more than USD 2 billion. Chistova also underscored that Uzbek migrants help to maintain important cultural ties by learning the Russian language and culture. The Uzbek Embassy's Khamraev claimed annual remittances were closer to USD 3 billion, off 10-20 percent from their peak before the economic crisis, and that the two governments will discuss an agreement on migrant labor at meetings in March. Suggesting that leverage on migrant labor issues is no longer one-sided, Khamraev argued that despite political rhetoric, high unemployment figures, and the recent uptick in birth rates, Russia has a critical long-term need for foreign labor.

8. (C) Comment: Beyond official pleasantries, Russian relations with an increasingly assertive Uzbekistan remain prickly. Russia has limited leverage with Uzbekistan on regional issues and within regional fora such as the SCO and CSTO. Uzbek assertiveness in the region is likely only to grow, and some Moscow analysts expect Uzbekistan's population to approach 50 million by 2050. Meanwhile, Russian officials are closely watching developments in the U.S.-Uzbek thaw. Given Russian sensitivities about foreign military activities in Central Asia, a renewed U.S. military relationship with Uzbekistan is likely Russia's greatest concern. Russian officials have said they consider NATO activities in its backyard to be temporary and limited to supporting the international coalition in Afghanistan. In contrast to its "sphere of privileged interests" in the military sense, Russia appears less resistant to U.S. and other foreign economic influence in Central Asia, and may even welcome U.S. investment in certain sectors, as Russian firms stand to benefit from improved economic policies and infrastructure that such foreign investment may bring. End Comment.

Beyrle

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Лейбин Виталий 4 февраля 2011
Да, согласен, надо бы посмотреть и Туркмению, постараемся добыть
Ашхабадский Артём 4 февраля 2011
Захватывающе! А "туркменское досье" Русский Репортёр планирует публиковать?




ВиртуалВиктор Алферов




все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение