--

Проблесковое сознание

Что должен знать человек с мигалкой, когда ему не уступают дорогу

Государственные знаки отличия для частных машин надо не сокращать, а отменять полностью без всяких исключений и особых случаев — чем громче об этом говорит, а точнее уже кричит, страна, тем труднее правящей элите имитировать глухоту. Возражения, что членовозы попадают в ДТП не чаще других и пробки не их заслуга, слушать уже никто не хочет. Бунт против вип-автомобилей — это не просто борьба за безопасность на дорогах, а массовый протест против законов сословного общества.

Марина Ахмедова, Юлия Гутова, Алеся Лонская, Андрей Молодых, Игорь Найденов, Дмитрий Соколов-Митрич
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

15 февраля 2011, №06 (184)
размер текста: aaa

Рублевка под прицелом

Пятеро активистов «синих ведерок» собрались в кафе, чтобы обсудить новую акцию — «охоту на мигалки». Ее придумал Данил Линдэле, учитель истории по образованию, менеджер кофейни по профессии, в ярко-желтом свитере, с длинными волосами, собранными в хвост.

— Идея проста, — объясняет он. — Любой контроль, в том числе и гражданский, начинается со сбора информации. Будем дежурить в местах, где люди, то есть мигалки, нарушают правила чаще всего. Нарушения сфотографируем, заснимем на камеру, собранную информацию опубликуем в интернете и отправим в прокуратуру.

— Разве машины с мигалками могут что-то нарушить? Им же и так все можно.

— Могут. Вот увидишь.

Над столом, где расселись активисты, стилизованное изображение Тайной вечери, а «синеведерочники» нещадно ругают патриарха — зачем ездит «с огоньком». Потом за то же стебут чиновников и глав госкорпораций и сдержанно хвалят тех немногих депутатов, которые от мигалок принципиально отказались. Перед Данилом компьютер с интерактивной картой Москвы. Как опытные водители, активисты с легкостью отмечают на ней места, где вип-автомобили часто нарушают правила дорожного движения. Москва на мониторе постепенно вся покрывается красными галочками.

На следующий день Данил уже стоит у козырного перекрестка Кутузовского проспекта и Рублевского шоссе. Он мерзнет и высматривает мигалки с камерой в руках. Рядом на перекрестке гаишник. Тоже мерзнет. Випов пока не видно, но при съезде на Рублевку гаец уже перегородил три полосы, чтобы, когда понадобится, проще было остановить поток на оставшихся двух. Из-за этого перед перекрестком большая пробка. Данил говорит, что это перекрытие незаконно. Но застрявшие водители вряд ли напишут хоть одну жалобу.

— Смотри-смотри, как он сейчас смешно побежит! — кричит Данил. Смотрю. Гаец, как заяц, завидя подъезжающую мигалку, на секунду испуганно приседает, потом быстро-быстро скачет к автобусу, который норовит проскочить перекресток. Инспектор, неуклюжий из-за теплых одежд, машет палкой и уморительно подпрыгивает, заслоняя автобусу дорогу. Тем временем Данил снимает на камеру проезжающий кортеж, зачитывает номера вип-автомобилей.

— Это не президент и не премьер. А значит, перед нами злостные нарушители, потому что ради них незаконно перекрыли дорогу, — рапортует Данил. Это его первая добыча.

Тем временем на других точках охотники тоже собирают хиты для интернета. Дмитрий Платонов заснял на Кутузовском проспекте, как водители на стоянке зачем-то меняются проблесковыми маячками. А Петр Шкуматов подъехал к посту ГИБДД на Рублево-Успенском шоссе и спросил, как чувствует себя инспектор, которого автомобиль с мигалкой сбил на Новом Арбате в январе. Дежурный гаишник про самочувствие коллеги не знал. Но, завидев «синее ведро» на крыше Петиного автомобиля, затараторил: «Ребята, мы за вас! За весь наш второй полк ГИБДД не скажу, но большая половина точно. Дело правое, держитесь!»

Зимой охотиться на мигалки холодно и темно, но «синие ведерки» обещают, что по весне «перестреляют» своими камерами и фотоаппаратами всех в округе.

— «Синим ведеркам» одиннадцать месяцев, а у нас уже три тысячи человек, которые постоянно пишут в интер­нет-сообщество, сотни людей приходят на акции, — говорит Шкуматов, который стоит у истоков «ведерок». — В чем причина успеха? Просто в России было так заведено, что экстремисты во власти борются с экстремистами в оппозиции. Первые нарушают закон, берут взятки, перекрывают дороги, а вторые орут политические лозунги на акциях протеста. Нормальные, обычные люди с реальными потребностями из процесса выпадали. А мы смогли их притянуть, мобилизовать, направить их энергию в конструктивное русло.

Движение в защиту прав автомобилистов поддерживают и пешеходы. «Синеведерочник» со стажем Дмитрий Платонов, например, принципиально ездит на метро, хотя имеет права и деньги на машину. Так ему удобней.

— Автомобили с мигалками и пешеходов сбивают, — резонно объясняет он. — А кроме того, дело ведь не в личных интересах. А в том, что достали.

— У всех «синие ведра» на крышах, а у тебя почему нет? — спрашиваю я Данила Линдэле напоследок. В качестве аргумента он достает из бардачка бумажки: неоплаченные штрафы.

— М-дя, — реагирует мой коллега-фотограф. — Вообще-то борьба с правонарушениями других должна бы начинаться с работы над собой.

На следующий день приходит письмо от Данила: «Ваши слова про то, что защищать свои права могут только люди, чистые перед законом, давили на совесть очень сильно. Вы абсолютно правы. Штрафы оплатил».
 

«Баклажаны» в горле

Борьба, которую ведут с мигалками «синие ведерки», и не только они, — это, конечно, хорошо. И даже эффективно. Плотность вип-скандалов на единицу времени неумолимо растет, и сегодня уже не проходит и дня, чтобы очередная машина с «баклажаном» не стала героем массового гражданского перепоста в интернете. Мокнут репутации, падает популярность известных людей, а иногда даже доходит до увольнений и уголовных дел. В результате пассажир под мигалкой уже десять раз подумает, прежде чем предпринять опасный маневр или дать своей жене покататься на служебной машине, ведь помимо гаишных камер, которые всегда могут чего-нибудь не заметить, твое нарушение запросто может заснять какой-нибудь неизвестный солдат гражданского общества, и завтра ты станешь звездой ютуба с непредсказуемыми последствиями.

Главный недостаток таких мер в том, что у общественности, к сожалению, короткая память. Неравнодушные люди в России уже научились формировать волну возмущения и даже добиваться краткосрочной реакции властей, но спустя месяц-другой уже мало кого интересует, куда эта волна ушла и обо что разбилась.

В ноябре прошлого года московский предприниматель Алексей Смирнов был главным героем новостей. Он вовремя не успел уступить дорогу БМВ с мигалкой, после чего мстительные охранники подрезали «лексус» Алексея, разбили ему стекло и очки. Расправа могла быть и посерьезней, если бы за водителя не вступились соседи по пробке. Дотошные блогеры выяснили, что машина обидчиков принадлежит бывшему владельцу Черкизона Тельману Исмаилову. После огласки инцидент взял под личный контроль министр Нургалиев, но и это не помогло. Спустя три месяца Алексей Смирнов рассказал «РР», что его дело обросло пылью: никто не стремится его раскрывать или хотя бы разобраться, откуда мигалка у человека, который не имеет на нее никакого права.

— На днях я подал жалобу в прокуратуру о бездействии сотрудников следствия, — разводит руками Смирнов. — И вот, представьте себе, в назначенное время три с половиной часа ожидаю приема у следователя. Приезжаю в следующий раз, опять в назначенное время, а он взял да и уехал домой. Я теперь не верю ни в следствие, ни в прокуратуру. Только в Бэтмена и «синие ведерки». Но я все равно дойду до конца, если только мое тельце не остынет до уличной температуры.

В положении Дон Кихота оказался и Сергей Александ­рин — дедушка Ольги Александриной, которая сидела за рулем печально известного «ситроена» во время его столкновения с «мерседесом» Анатолия Баркова, вице-президента «Лукойла». Ольга погибла вместе со своей свекровью Верой Сидельниковой и позже была признана виновницей аварии, хотя практически у всех, кто интересовался этим делом всерьез, вопросов больше, чем ответов: почему на правительственной трассе ни одна из камер не зафиксировала момент ДТП? Почему следователь забраковал тех свидетелей, которые утверждали, что виноват в столкновении «мерседес»? Почему?.. Почему?.. Почему?..

С тех пор словосочетание «ДТП на Ленинском» стало символом гражданского сопротивления, а вице-прези­дент «Лукойла» с рогами и копытами — героем песни «Мерседес 666», сочиненной рэпером Noize MC, и все равно спустя год мало кого интересуют подробности сегодняшней жизни родственников погибших в той аварии.

А подробности таковы: дочь Ольги Александриной, малолетняя Надя, потеряв в автокатастрофе маму, прошедшим летом лишилась и отца, который не вынес горя и умер от кровоизлияния в мозг. Теперь судебные процессы ведет ее дедушка Сергей Александрин. Но о пересмотре вердикта речь пока вообще не идет. Сергей увяз на стадии истребования материалов уголовного дела.

— Следствие не присвоило ей статус обвиняемой, поэтому нас не допускают к документам, — объясняет дедушка. — Закон позволяет подобные нелепости.

Сергей дошел до Конституционного суда. Тот сначала не отреагировал на жалобу, но после обращения в Европейский суд по правам человека все-таки запросил документы по делу о скандальном ДТП. Сколько продлится разбирательство, неизвестно.

— В нашем деле, как мне представляется, проявилась самая острая современная проблема: взаимоотношения обычных людей с теми, кто имеет ресурс, — переходит Александрин от личной беды к общественной. — Если простой человек попадет в аварию, то ждать инспекторов будет три часа. А если «непростой» — через полчаса на месте шесть автомобилей ДПС. Встают вокруг, заслоняют, и внутри можно делать что угодно, хоть машины переставлять. А тем временем взрывают аэропорт, метро… Нам сказали, по Олиному делу предстоит долгий, изнурительный процесс. Ничего, мы потерпим, вода камень точит.

Обвинив Ольгу Александрину в ДТП, вместо горюющего отца система получила активного оппозиционера. А пока дедушка осиротевшей Нади ведет свою уже в каком-то смысле общественную борьбу, ее бабушка Надежда Назарова, бывшая жена Сергея, воспитывает внучку в Волгограде. Сейчас она оформляет документы, чтобы получить материальную помощь от «Лукойла».

— Мне просто очень тяжело, очень тяжело, понимаете?! — кричит она по телефону, плачет и бросает трубку.

Недавно произошло очередное вип-ДТП, как две капли воды похожее на прошлогоднее. На Рублевке машина полпреда президента в Госдуме Гарри Минха въехала в «опель», за рулем которого находилась 23-летняя Алена Ярош. Поначалу тактика следствия была до боли знакомой. Но потом произошел перелом, и на данный момент, если верить утечкам из Следственного комитета, следователи выбирают между виной шофера Минха и «обоюдкой». Что сыграло ключевую роль в том, что на этот раз не стали виноватить простого водителя? Тот отрадный факт, что девушка все-таки выжила, тот печальный факт, что водитель членовоза погиб, тот неоспоримый факт, что каждый метр Рублевского шоссе не может не просматриваться? Или и в самом деле нежелание властей в очередной раз дразнить «цепных псов гражданского общества».

Хочется верить, что последнее. И что капля точит-таки камень. И что еще год-два — и те же «синие ведерки» научатся не только гнать волну возмущения, но и методично отслеживать юридические последствия этой волны. В конце концов опыт блогера Алексея Навального, который набрал уже более трех миллионов рублей на борьбу с коррупцией в госкорпорациях, показывает: люди готовы помогать тем силам, которые будут отстаивать их гражданское достоинство. И если завтра охотники за мигалками тоже бросят клич и пойдут с ведерком по кругу, им накидают достаточно денег, чтобы перевести эту борьбу из любительской сферы в профессиональную.

Но, следуя дальше этой логике, мы приходим к неожиданному выводу: для полного запрета привилегий на дорогах время еще не наступило. Парадокс? Нисколько.
 

Лишение иллюзий

— Здравствуйте, нужно доставить человека с гипертонией от Театра Российской армии до Театра эстрады за полчаса в 18.30 вечера. Это возможно?

Это я звоню в частную «скорую помощь». Просто сделал запрос в поисковике и звоню.

— Да, возможно, — отвечает диспетчер.

— Сколько у вас стоит такой вызов?

— Четыре тысячи пятьсот рублей.

— За час?

— Нет, цена фиксированная. Он у вас актер?

— Да, — зачем-то вру я. — Это плохо?

— Нет, все нормально. Просто у нас часто актеры ездят. Оформляем заказ?

— А это будет машина с мигалкой и сиреной?

— Конечно, полностью оборудованный автомобиль. Не волнуйтесь.

Вот и вся отмена мигалок. Неотложки-«мерседесы», неотложки-БМВ, неотложки-«бентли» — от перспектив частного медицинского бизнеса дух захватывает. Пожарные и милиция, надо думать, тоже что-нибудь придумают.

Впрочем, для того чтобы безнаказанно ездить по беспределу, можно обойтись и вовсе без мигалки.

Егор, бывший водитель частной охранной фирмы, говорит, что эффективную конкуренцию милицейским спецсигналам составить не просто, а очень просто. Если клиент заказал «быструю езду», то практически любая серьезная охранная компания готова ее предоставить.

— У ЧОПов основная задача — безопасность автомобиля с охраняемым «грузом». — Егор называет человека «грузом» просто потому, что в России официально нет профессии «телохранитель» и юридически охраняется не человек, а его собственность: штаны, пиджак, цепочка на шее. — Прежде чем нарушать правила, мы, конечно, исследуем маршрут на наличие пробок. Одна машина идет впереди — распугивает участников движения и по рации корректирует движение главного автомобиля.

— Тебя штрафуют за нарушения?

— Да. Платишь штраф и едешь дальше.

— А если права отберут, клиент потом помогает их вернуть?

— Некоторые подключают свои каналы. А есть такие, кому все равно. Многих моих друзей просто подставили — и все. Им пришлось уволиться.

— Как происходят нарушения? Твой клиент настаивает на том, чтобы ты нарушил?

— Пока сами не скажут, не нарушаешь. Со временем изучаешь натуру человека, понимаешь, когда надо поторопиться, а когда можно и постоять.

— И многие пользуются услугами сопровождения?

— Если бы от этих ребят исходило сияние, то Москва бы светилась без электростанций.

— Тебе перед другими водителями не стыдно, когда откровенно нарушаешь?

— Очень. Чувствуешь, что тебе в спину плюют. Я всегда старался максимально вежливо нарушать, если так можно сказать. В итоге бросил эту работу именно из-за того, что для клиента ты все равно скот, ему на тебя наплевать, а для остальных — наглая сволочь.
 

Как бросить курить

Приступы борьбы с мигалками по принципу «пчелы против меда» происходят регулярно. Очередное обострение произошло на днях. Первый вице-премьер Игорь Шувалов собрал правительственную комиссию по безопасности дорожного движения и дал поручение министерствам и ведомствам «проработать вопрос об упорядочении использования имеющихся спецсигналов на автомобилях, поскольку чрезмерное их использование, а также использование их не по назначению вызывает негативную реакцию населения».

А чуть ранее всех водителей с мигалками обязали пройти курс специальной подготовки, включающий в себя предмет «Личность водителя, основы его поведения, этика, мораль и нравственность». Право на подготовку по новой программе в Москве получили всего три организации. Среди них учебный центр государственного образовательного учреждения «Технологический колледж № 21». У руководителя центра Бориса Багдасаряна отношение к этой программе неоднозначное.

— Вот чему, допустим, я могу научить человека, который уже прошел курс контраварийной подготовки? Он сам меня может многому научить. Или, к примеру, тема: навыки пользования средствами радиосвязи. Так он же годами ею пользуется. А «Устройство автомобиля»? К чему ему технические характеристики, если внутрь персонального автомобиля по инструкции нельзя лезть? Все же на пломбах. Но правительство сказало: надо. Вот их и направили.

«Все это кампанейщина и показуха» — напрямую таких слов Борис никогда не скажет, но между строк в его речи они сквозят так, что сносит.

— Если в двух словах, то мы обучаем водителей уважать других участников движения и если и ездить по встречке, то лишь в самых неотложных случаях. Но когда мы говорим с нашими учениками без свидетелей, они лишь руками разводят: «Ну, а что мы можем? Хозяин приказывает: “Через десять минут чтобы был в другом конце города”. Не будешь подчиняться — он другого водителя найдет». То есть все дело не в воспитании водителя, а в том, кого он возит. Или вот, например, сейчас планируют вводить ответственность автошкол за качество обучения выпус­каемых водителей, в том числе и спецсигнальщиков. Путин уже подписал распоряжение. Я считаю это неправильным. Представьте: получил человек заветную корочку. Его хозяин, опаздывая, приказывает ему выехать на встречную. Столкновение, погибли люди. Спрашивается, при чем тут автошкола?

Официальная борьба с мигалками все больше напоминает бросание курить путем снижения ежедневной дозы. Как и в случае с никотиновой зависимостью, попытки уменьшить количество разрешенных спецсигналов и спецномеров вместо их радикальной отмены приводят лишь к очередному срыву. Там, где речь идет не о полном запрете, а о корректировке списка вип-персон, уже невозможно проследить, сколько их будет в реальности: десять, тысяча или сто тысяч.

— Есть список, утвержденный правительством, — рассказывает Вячеслав Лысаков, основатель межрегиональной общественной организации автомобилистов «Свобода выбора». — В него входит 966 официально разрешенных маячков. Но так как этот список утвержден не законом, а постановлением, то его всегда можно дополнить, дописать какое-нибудь дополнение секретное, и мы об этом никогда не узнаем. В результате получается, что в виде исключения с мигалками и спецномерами ездят президенты госкорпораций, частных банков, директора мясокомбинатов и ликеро-водочных заводов. Кроме того, есть криминальный рынок, когда по заказу дублируется уже существующий автомобиль с мигалкой — с определенным номером, цветом и определенной марки. Если же сюда добавить обыкновенных безбашенных, которые просто покупают спецсигналы и ездят без всяких разрешений, то становится ясно, почему на Кутузовском вечером такой хоровод и северное сияние.

— Представим себе, что завтра все мигалки и спецномера на частных машинах отменяют до единого. Президент и премьер ездят в сопровождении охраны и машин ДПС, остальные — как обыкновенные люди. Ситуация изменится кардинально?

— Дело в том, что маячки и номера — это лишь вершина проблемы, которая называется «диктатура административного ресурса». И пока эта проблема существует, даже после отмены мигалок, их функцию может нести любой источник такого ресурса, от красивой корочки до звездной физиономии. Есть категория лиц, которые и без всяких знаков отличия имеют особый статус, их инспектор ДПС просто не имеет права привлечь к ответственности, даже если они едут в дупель пьяные. Например, судьи или прокуроры. Инспектор имеет право только написать рапорт и отправить его руководителю этого деятеля. Но рапорт придет на следующий день, когда деятель уже будет чист, как слеза ребенка.

В Новосибирске был случай. Один отважный гаишник остановил машину, которая прошла на красный свет. Вывалился пьяный водитель, прав у него не было, зато было удостоверение помощника прокурора. Когда тот снова залез в машину и попытался на ней скрыться, инспектор Александр Бугурнов его догнал, надел наручники и доставил в отделение милиции. В результате человека выгнали с работы — но не помощника прокурора, а инспектора. Было возбуждено уголовное дело, и ему дали срок. Но за него вступилась общественность, приговор пересмотрели, Бугурнова даже восстановили на работе, но поставили у ворот сторожить, а он любил работу дорожного инспектора и честно ее выполнял.

—А зачем вообще человеку мигалка? Что это за потребность такая — нарушать правила? Я правда не понимаю. Почему на Западе чиновники не выбивают себе мигалки?

— Там у людей менталитет нормальный. Королю Швеции выписывают штраф за неправильную парковку, премьер Норвегии ездит на велосипеде, все на светофоре стоят в очереди.

— А у нас какая проблема с менталитетом?

— Мозги у нас так устроены с царских времен, когда купцы катеньку — сторублевую бумажку — набивали табаком и закуривали. У нас человеку нужно показать, чего он достиг, и он начинает заниматься понтами. Мигалки — это русские понты!

— А вы бы сами хотели ездить с мигалкой? — спрашиваю я Лысакова, когда он совсем расслабляется в своем пафосном монологе.

— Да нет… Я бы не хотел, наверное… — грустно говорит Вячеслав, и я буквально подскакиваю в кресле.

— Как?! Вы говорите: «Не хотел бы, наверное…»?! Вместо того чтобы с негодованием воскликнуть: «С мигалкой?! Да как вы смеете мне такое предлагать?!»

— Ну, я, наверное… как все, — тихо говорит пойманный на слове Вячеслав. — Любого человека спроси — хотел бы ты с понтами поездить? «Конечно!» — ответит он.
 

Проблеск в конце тоннеля

На самом деле слухи о русском понтолюбии существенно преувеличены. Наряду со стремлением выпендриться в России всегда была мощнейшая тяга к равенству. «Не думай, что ты что-либо значишь! Не думай, что ты умнее нас! Не считай свои проблемы важнее наших!» — это не принципы совка, это «законы Янте», неписаный кодекс скандинавской морали, основа процветания стран, на которые мы так любим кивать в дискуссиях об общественных идеалах. Чем это отличается от русского «Не вые…ся! Живи как все люди! Ты че, самый умный, что ли?» В сущности, ничем.

Эти две противоречащие друг другу социальные установки в России сменяли друг друга в зависимости от исторических обстоятельств. И, судя по всему, сегодня мы в очередной раз наелись понтов до тошноты и созрели для нового равенства.

И нельзя сказать, что эта тенденция идет снизу. Скорее, из середины. Даже в высших эшелонах власти достаточно людей, которые не пользуются привилегиями, хотя формально имеют на них право. «Не могу я ехать и чувствовать, как мне плюют в спину» — эту фразу, сказанную бывшим вип-шофером, в приватных беседах повторили нам несколько высокопоставленных чиновников и депутатов. «Я бы вообще на метро ездил или даже на велосипеде, но, боюсь, коллеги неправильно поймут, подумают, что политической деятельностью занялся», — добавил один из них.

По мнению наших собеседников, количество таких людей — с менталитетом шведского короля и норвежского премьера — в нашей стране растет медленно. Но верно. Однако пока их масса не станет критической, пока без всяких законов и указов ездить с понтами не будет так же неприлично, как разгуливать в малиновом пиджаке, мы так и не избавимся от позорной традиции, которая шокирует не только европейцев, но уже и представителей стран третьего мира. 
 

Мигалки на дорогах

Самые громкие происшествия с участием машин со спецсигналами

7 августа 2005 года в результате ДТП на трассе Бийск — Барнаул погибли губернатор Алтайского края Михаил Евдокимов, его водитель и охранник. В нарушении ПДД обвинили Олега Щербинского — губернаторский «мерседес» попытался обогнать его «тойоту», но вылетел в кювет. Первоначально суд приговорил авто­любителя к четырем годам заключения. Но во многих городах России начались выступления и акции в поддержку Щербинского, и 23 марта 2006 года Алтайский краевой суд его полностью оправдал.

10 сентября 2007 года на Калужском шоссе машина сопровождения из кортежа председателя Верховного суда России Вячеслава Лебедева столкнулась с «жигулями». Водитель «жигулей» умер в боль­нице. По официальной версии, именно он не справился с управлением, и его автомобиль выехал на встречную полосу, где столкнулся с патрульным «мерседесом». Однако несколько очевидцев утверждали, что кортеж Лебедева сам ехал по встречке и протаранил «жигули».

31 октября 2007 года в Москве на перекрестке улицы Лобачевского с Мичуринским проспектом «ауди» главы Минэкономразвития Эльвиры Набиуллиной столкнулся с «жигулями». Погиб водитель «жигулей» Сергей Седлецкий. В материалах дела фигурировали две разные схемы ДТП, которые противоречили друг другу. Позже была проведена дополнительная экспертиза, но виновного в аварии так и не определили.

14 октября 2008 года в Москве на Кутузовском проспекте «фольксваген» с мигалкой сбил 35-летнего пешехода: удар был такой силы, что ему оторвало голову. Судя по тормозному следу, машина мчалась со скоростью не менее 150 км/час. Впоследствии выяснилось, что пассажиром иномарки был заместитель начальника управления контрразведки ФСБ Николай Зайцев. Об итогах расследования прессе не сообщалось.

4 ноября 2008 года во Владимирской области попал в аварию кортеж представителя президента в ЦФО Георгия Полтавченко. Следствие признало виновным погибшего на месте водителя «жигулей»: он не справился с управлением и врезался в машину сопровождения ГИБДД.

12 февраля 2008 года в Москве на улице Солянка служебный автомобиль руково-дителя ГИБДД Виктора Кирьянова сбил молодую женщину. Пострадавшую госпитализировали с черепно-мозговой травмой. Очевидцы утверждали, что «мерседес», в котором находился главный российский автоинспектор, ехал на большой скорости по полосе, предназначенной для движения общественного транспорта. Согласно материалам расследования, женщина перебегала дорогу в неположенном месте.

11 ноября 2009 года в Санкт-Петер­бурге «мерседес» Федеральной службы охраны (ФСО) из кортежа спикера Совета Федерации Сергея Миронова столкнулся с «тойотой» Евгении Зандер, где кроме нее находился ее полуторагодовалый ребенок. Сергей Миронов, узнавший о случившемся из интернета, публично извинился перед пострадавшей и пообещал отказаться от услуг ФСО.

25 февраля 2010 года в Москве на Ленинском проспекте при лобовом столкновении «ситроена» и «мерседеса» погибли врачи Научного центра акушерства и гинекологии Ольга Александрина и Вера Сидельникова. В «мерседесе» находились вице-президент «Лукойла» Анатолий Барков, его водитель и охранник, которые получили незначительные травмы. Ряд свидетелей утверждал, что «мерседес» выехал на встречную полосу. Беспрецедентный общественный резонанс за­ставил милицию провести тщательное расследование и даже выложить часть уголовного дела в интернет. Но виновной все равно признали водителя «ситроена» Ольгу Александрину. Общественное мнение посчитало итоги расследования необъективными.

19 января 2011 года БМВ полпреда президента в Госдуме Гарри Минха попал в ДТП в Московской области, столкнувшись с «опелем». Шофер чиновника Владимир Шугаев погиб, а находившаяся в «опеле» Елена Ярош была госпитализирована. Сам Минх серьезно не пострадал. Пресс-служба Управления делами президента РФ распространила информацию, что «опель» выехал на встречную полосу. Однако очевидцы аварии утверждают, что на встречку выехал автомобиль Минха. Расследование продолжается. 
 

Конкуренты «скорой»

966 - число машин со спецсигналами

1050 - число машин «скорой помощи» в Москве

Чтобы понять, много или мало машин со спецсигналами ездит по нашим улицам, мы решили сравнить их с числом машин «скорой помощи», которые тоже пользуются привилегиями на дорогах. В этом сравнении врачи выиграли у чиновников лишь на первый взгляд. Если посчитать лучше, чиновничьих мигалок наверняка окажется больше.

Максимальное число машин со спецсигналами установил Владимир Путин своим указом от 22 сентября 2006 года. Но в документе есть уточнение: «…за исключением транспортных средств, обслуживающих лиц, подлежащих государственной охране». То есть к тысяче мигалок надо прибавить еще спецсигналы, закрепленные за ФСО. Плюс незаконно установленные мигалки (по разным подсчетам в Москве их около 500). И получится, что машин, заботящихся о комфорте чиновников, намного больше, чем машин, заботящихся о нашем здоровье.
 

См. также:

Новая аристократия. От редакции

Ранее в "РР":

Проблесковые маньячки. Колонка Дмитрия Соколова-Митрича

Постой, членовоз! Почему полная отмена спецсигналов на частных автомобилях все-таки неизбежна

7 вопросов Алексею Смирнову. О беспределе на дорогах

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Булицын Станислав 11 августа 2011
Перед Богом все равны. Синие ведерки - поддерживаю.
Симонян Юлия 23 февраля 2011
опубликовала в своем блоге рецензию на Вашу статью, полностью солидарна с ее авторами

получила комментарий, который, увы, отражает сущность и настроения части населения.. дух фомы неверующего летает над нами. Есть люди, которые ничему не верят, участвовать не будут, пройдут мимо, не оглянутся, потому что скептицизм по жизни - их поводырь.

"нет такого- тут равны перед законом (речь о лицах, имеющих "ресурс" - соб.прим.), а во всех остальных случаях нет... а равны будут только при одном условии- смена строя".

А главное, самое главное в сути: придите и сделайте, а мы посмотрим. Непобедимый принцип невмешательства.

Гусев Сергей 19 февраля 2011
Анатолия Баркова, вице-президента «Лукойла"
Так почему он ездил с мигалкой, и если бы небыло маячка то по резервной полосе он не ехал,и аварии небылобы.
Тимошенко Михаил 19 февраля 2011
Синие ведерки молодцы, пока там верхи думают, они действуют!!!!!
Скрипак Юлиана 18 февраля 2011
Никогда,ни в одной аварии с участием "мигалки" не признавали безоговорочно вину транспорта со спецсигналом.Это показывает,насколько прогнившая в РФ судебная система!
Google v.v.peregudov@gmail.com 17 февраля 2011
На самом деле, мигалки на не раскрашенных авто порождают также проблему еще и самовольной установки спецсигналов. Дело в том, что их просто никто и не останавливает для проверки разрешений на спецсигналы. Большое количество неправомерных установок спецсигналов подтверждается результатами разовых рейдов ДОБДД по данному направлению. Отмена вообще права установки на не раскрашенную машину спецсигналов очистит дороги от гораздо большего количества мигалок, чем это кажется тем, кто никак не примет такого назревшего решения.
Yandex inikolash 17 февраля 2011
Пустое. Ничего не изменится, но синеведерники по крайней мере привлекают внимание, молодцы, поддерживаю
Пахомов Илья 12 марта 2011
Действительно актуальная тема...для Вас в Москве и Петербурге.
Если честно мне тут из далекой Тюмени приходится рассматривать тему с определенного удаления, и в основном благодаря РР.
Мне кажется, что тема эта, на самом деле не уступает многому другому (здравоохранение, образование, коррупция во всем вышеперечисленном и не только) и это тем более беспокоит.
Если власти в таком вопросе не могут договориться с народом, учитывая общественный резонанс, то, что тогда говорить о чиновночьем беспределе в целом.
Если эти товарищи и слушать то особо не хотят, то наверное...нам до тоталитарного режима немного осталось.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение