--

Эти эмоциональные русские

Наше национальное единодушие в вопросе признания независимости Абхазии и Южной Осетии изумило американцев

Мировому обывателю, не слишком знакомому с историей вопроса, действительно может показаться, что Россия превысила «допустимый предел самообороны», вмешавшись конфликт, который, хотя и происходил возле ее границ, ее непосредственно не затрагивал. Однако желание «разрубить гордиев узел» возникло не просто так: в какой-то мере Россия, как наследница Российской империи и СССР, несла ответственность за происходящее. В 19 веке благодаря политике царских властей было массово выселено в Турцию население Абхазии, в результате чего началась мощная миграция грузин на опустевшие плодородные земли. Благодаря распоряжениям Сталина Абхазия и Южная Осетия были волевым образом включены в состав Грузинской ССР (видимо, в знак признания результата жестоких захватнических войн, которые в 1918-1920 гг. вело против этих советских республик меньшевистское правительство Грузии. Сталин, подобно грузинским националистам, тоже ратовал за «Великую Грузию» времен Давида Строителя и царицы Тамар.) И даже само признание ООН Грузии в пределах бывшей Грузинской ССР, благодаря которому и негодует в адрес России международное сообщество, тоже является результатом действий (а точнее, бездействия) СССР-России: в ООН долго ожидали официального письма от министра иностранных дел А.В. Козырева о нахождении Южной Осетии и Абхазии в правовом поле СССР, но так ничего и не дождались (наверное, не до того было). Видимо, долг «исторической совести» заставил президента Медведева принять решение, которое, по опросам, более 70% россиян сочли справедливым.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

2 марта 2011
размер текста: aaa

Перевод

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО ЧАСТЬ 01 ИЗ 03 МОСКВА 002590 SIPDIS E.O 12958: ГРИФ СЕКРЕТНОСТИ СНЯТЬ 27/08/2018 ТЭГИ: PREL, PGOV, MARR, RS GG ТЕМА: РУССКИЕ РЕАГИРУЮТ НА ПРИЗНАНИЕ: КРИТИКИЕ В МЕНЬШИНСТВЕ, НО НЕ МОЛЧАТ Засекречено: посол Джон Р. Байерли: основания 1.4 (b, d).

1. (С) КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ: Общественное мнение в России и мнение элит в отношении решения о признании независимости Южной Осетии и Абхазии разделилось на два неравных лагеря. Подавляющее большинство населения (87%) считает признание (независимости) неизбежным с учетом грузинской «агрессии» и реакции международного сообщества. Многие представители этой группы усматривают в действиях Медведева ответ на многочисленные и явные признаки неуважения, продемонстрированные США после распада Советского Союза, и недооценивают издержки, которые Москва в конечном итоге понесет вследствие своих действий. На другом конце политического спектра более «либеральные» интеллектуалы и политические деятели считают военную акцию незаконной и близорукой. Эти критики указывают на то, что признание независимости отбросит назад отношения между США и Россией, станет катализатором проблем на Северном Кавказе и причиной международной изоляции. На сегодняшний день эти голоса несогласных не могут конкурировать с патриотическим сплочением вокруг русской зарубежной политики, однако, когда последствия действий России станут более очевидными, динамика может претерпеть изменения. КОНЕЦ КРАТКОГО СОДЕРЖАНИЯ.

ОБЩЕСТВЕННОСТЬ ПОДДЕРЖИВАЕТ ПРИЗНАНИЕ НЕЗАВИСИМОСТИ

2. (U) Решение Медведева о признании независимости сепаратистских регионов нашло широкую поддержку общественности, что продемонстрировали первые опросы. В отчете ВЦИОМ о результатах опроса, проведенного в период 16-17 августа, говорится, что 71% опрошенных россиян выразили свою поддержку решению о признании Россией независимости Южной Осетии и Абхазии. Однако, в поддержку присоединения этих двух регионов к Российской Федерации высказались только 63% опрошенных. Большинство населения согласно с аргументами правительства, приводимые в обоснование своих действий. Опрос, проведенный Левада Центром 27-го августа, показал, что 87% опрошенных считают, что Россия действовала правильно. И в самом деле, отчеты показывают, что население принимает логику правительства, обосновывающую последовавшие акции. На вопрос о причинах военного вмешательства в Южной Осетии опрашиваемые повторяли доводы правительства в защиту военной интервенции. Ответы респондентов на вопрос о причинах военных действий разделились следующим образом: - установление мира (44%); - защита населения Осетии (43%); - защита русских миротворцев (33%). Только небольшое число опрошенных дали более циничный ответ, сказав, что военное вмешательство является предупреждением для НАТО (27%).

3. (SBU) Опросы общественного мнения демонстрируют, что большинство населения относится в той или иной степени амбивалентно к возможным издержкам войны. Опрос Левада Центра показал, что 94% респондентов считают отношения с Грузией «прохладными» или плохими, при этом 84% аналогичным образом оценили и отношения Россия – США. Более того, 48% респондентов считают, что отношения относительно быстро нормализуются, но 35% полагают, что конфликт является новым поворотом к Холодной войне.

КРЕМЛЕВСКИЕ ПОБЕДИТЕЛИ

4. (U) Практически незамедлительно после заявления Медведева подпевалы Кремля начали расхваливать медведевский декрет о признании независимости. Путинская партия «Единая Россия» предсказуемо начала превозносить решение Медведева как новую страницу в истории России. Заместитель председателя Совета Федерации Светлана Орлова одобрила действия Медведева, сказав, что это был «мужественный шаг» и «демонстрация истинной демократии» по защите «мирного населения». Председатель думского комитета по иностранным делам Константин Косачев поддержал широко распространенное мнение о том, что Россия «была вынуждена признать отколовшиеся республики». Он придерживается мнения о том, что отношения с НАТО и ЕС важны только в том случае, если они несут благо России, но не нужны, если они не служат российским интересам и не способствуют решению российских проблем. Косачев усматривает смысл в этих отношениях только в том случае, если Запад прекратит защищать действия Тбилиси.

5. (U) Так называемые «оппозиционные партии», имеющие связи с Кремлем, также сплотились вокруг флага. Геннадий Зюганов из Коммунистической партии нашел действия Медведева давно назревшими. По его мнению, единственно возможное решение, которое принимало бы во внимание волю народов Абхазии и Южной Осетии, послужило признаком возвращения России на международную арену. Аграрная партия России охарактеризовала решение Медведева, как «обоснованное», а Александр Рявкин из партии Гражданская сила назвал решение Медведева «единственно возможным в сложившихся обстоятельствах», а действия по защите населения Абхазии и Южной Осетии «глубоко нравственным поступком».

6. (U) Вслед за политическими партиями решение о признании независимости поддержали националистические организации, сторонники линии Кремля и даже представители Русской Православной Церкви (МОСКВА 00002590 002 ИЗ 003). Российские молодежные движения «Наши», «Местные», «Молодая гвардия» и «Молодая Россия» все разместили на своих веб-сайтах комментарии в поддержку решения Медведева о признании Абхазии и Южной Осетии. Указанные группы не проводили дополнительных акций протеста анти-американской или анти-грузинской направленности. Заместитель главы Отдела внешних сношений Московского Патриархата протиерей Всеволод Чаплин заявил агентству Интерфакс 27 августа, что «любому беспристрастному человеку» совершенно очевидна вина Грузии в конфликте.

7. (SBU) Некоторые комментаторы прибегли к поджигательской риторике. Реакционный генерал-майор (в отставке) Леонид Ивашов сравнил сегодняшнюю ситуацию с карибским кризисом 1962 года, обвинил «западные силы» в организации конфликта и призвал Россию к поиску новых союзников на Юге и на Востоке. Александр Лугин (так в оригинале – прим. переводчика) из Международного Евразийского Движения нашел, что мир встал у порога ядерной войны. Он сказал, что Россия сломала шаблон, согласно которому страны сначала «дерзят своим отцам» (США), но в конце концов подчиняются. Теперь, сказал он, на сцене два отца, которым надо разграничить свои сферы влияния. Россия только что бросила вызов США с целью посмотреть, кто сильнее. Однако Лугин отметил, что Россия выиграла только бой, но не войну.

УМЕРЕННЫЕ СДВИГАЮТСЯ ВПРАВО

8. (С) Даже традиционно «умеренные» аналитики высказались в поддержку решений правительства. Например, Виталий Наумкин, обычно проявляющий себя как вдумчивый критик, заявил, что решение Медведева стало результатом длительной череды американских политических ошибок. В числе последних он отметил очевидную недостаточную поддержку России со стороны США в 90-х годах; программу ПРО, которая, по его заявлению, очевидно направлена против России (доказательством этому является время подписания соглашения между Польшей и США); неспособность США обуздать стремление Грузии в НАТО в условиях высокой напряженности; игнорирование США авторитарных и антидемократических черт президента Саакашвили. Теперь Россия восстановила старый баланс в международных отношениях, утверждает Наумкин. Он также заявил 27 августа, что Россия может легко прожить без отношений с НАТО или членства в ВТО. По его мнению, Россия сможет уверить встревоженную Европу в своих добрых намерениях, поспособствовав мирному и справедливому разрешению конфликтов в Приднестровье и Нагорном Карабахе. Наумкин не видит каких-либо негативных последствий для ситуации на Северном Кавказе – на самом деле, заявил он, регионы на юге России будут счастливы иметь буферные государства между собой и Грузией. Евгений Сатановский, президент Института Ближнего Востока, предупредил о том, что попытки Запада наказать Россию за признание независимости Абхазии и Южной Осетии приведут только к укреплению «национального консенсуса» в поддержке Кремля и усилению анти-американских настроений. Это лишь подстегнет правительство России отстаивать российские интересы любой ценой. Сатановский сказал: русские считают, что американские амбиции стали «слишком большими» и они сыты по горло американским стремлением играть заглавную роль в любой точке земного шара, причем даже там, где совершенно непонятно, в чем такие интересы заключаются. Это стало причиной того, что США не услышали русских предупреждений о том, что они собираются добиваться своих интересов в Грузии. Сатановский надеется на то, что США не будут неправильно истолковывать намерения Кремля сделать то же самое на Украине.

ПОЯВЛЕНИЕ КРИТИЧЕСКИХ ГОЛОСОВ

9. (С) В атмосфере «партийной» атмосферы патриотического энтузиазма в отношении Кремля и его политики прозвучало несколько голосов, которые выступили против решения руководства страны признать независимость двух сепаратистских регионов и предупредили о приближающемся «похмелье» в экономической, политической и дипломатических сферах. Как и ожидалось, большинство ориентированных на запад либеральных партий выступили против как самой войны, так и решения о признании независимости двух сепаратистских регионов. Лидер Народного Демократического Союза Михаил Касьянов и Союз Правых Сил (СПС) считают решение Медведева ошибочным, ведущим Россию к международной изоляции. Кроме того, более независимо мыслящие головы и эксперты по международным отношениям, которые имеют удовольствие получать финансирование не из кремлевских сундуков, выразили озабоченность тем, что война и последующее признание независимости двух регионов ускорят развитие негативных тенденций в российском обществе.

10. Редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов посетовал РИА Новости на то, что российское признание независимости Абхазии и Южной Осетии не поможет «прорвать» их текущую международную изоляцию, и оба региона может ждать судьба Северного Кипра (МОСКВА 00002590 003 из 003), независимость которого Турция признала уже 34 года назад. Он сказал, что ситуация вряд ли будет развиваться по косовской модели, когда США удалось убедить влиятельные страны признать независимость сербской провинции. Текущая международная изоляция России лишает ее подобного влияния. Лукьянов заключил, что вместо того, чтобы предпринимать непростые дипломатические усилия для решения грузинского кризиса в пользу отколовшихся регионов, Кремль предпочел апеллировать к отечественной аудитории и демонстрировать безразличие к дальнейшей изоляции или ущербу имиджа России. Аналогичным образом Андрей Кортунов из фонда «Евразия» в беседе с нами предположил, что решение Медведева обусловлено «эмоциями, а не холодным подсчетом политических потерь и приобретений». Кортунов выразил сожаление в связи с решением о признании независимости, указав на то, что даже лояльные Кремлю советники и аналитики подвергают сомнению поспешность, с которой решение было принято. Несмотря на то, что будет сложно открыто оппонировать, заметил Кортунов, многие представители «политически продвинутого класса» озабочены возможными последствиями, включая экономические издержки.

ВЛИЯНИЕ НА РАЗВИТИЕ РОССИИ

11. (С) Критики решения о признании независимости двух сепаратистских регионов также беспокоятся о долгосрочных последствиях для развития России. Глава отдела европейской безопасности в РАН Дмитрий Данилов сказал, что решение о признании независимости Абхазии и Южной Осетии продемонстрировало желание Кремля усилить изоляцию России. Он предупредил, что загнанная в угол Россия может быть опасной. Данилов в основном озабочен внутренними последствиями, поясняя, что резкая, даже грубая риторика Кремля в ходе Грузинского кризиса сыграла на руку реваншистским тенденциям в России, которые, в случае дальнейшего разжигания, могут перечеркнуть даже те достижения, которые Россия сделала на пути к демократии.

12. (С) Политический комментатор Дмитрий Орешкин также встревожен продолжающимся сползанием к «советскому образу мышления» и склонности к мобилизационному экономическому плану, а также увеличивающимся разрывом между реальностью и конституцией – противоречие, которое привело к коллапсу Советского Союза. Энгельгардт признал, что возврат к либеральному пути станет для президента Медведева невозможным, и добавил, что Медведев «проиграл путинской толпе». Энгельгардт считает, что напряженность на Северном Кавказе усиливается, и предсказывает, что в течение нескольких следующих нескольких месяцев Северная Осетия и Ингушетия могут предпринять попытку пересмотра своих границ.

КОММЕНТАРИЙ 

13. (С) Грузинский конфликт раздул тлеющие угли русского патриотизма и вызвал волну самоуверенного негодования у населения. Общество, которому непрерывно напоминают о жертвах, которые были принесены, чтобы остановить «бесноватого» Гитлера во Второй Мировой войне, воспринимает посылы об «иррациональном поведении» Саакашвили и непрерывный показ плачущих женщин и детей, пострадавших от грузинской агрессии, резонируя и сплачиваясь на чисто эмоциональном уровне. Признание независимости в глазах российского общества является единственно возможным выходом. Это наказание Грузии (и ее очевидного патрона США) за насилие в отношении невинных. Более трезвомыслящие представители образованной элиты предсказывают, что когда-нибудь правда выйдет наружу, после чего будут сделаны более рациональные оценки причин, хода и последствий войны. Однако до этого еще далеко. БАЙЕРЛИ

Оригинал

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 03 MOSCOW 002590 SIPDIS E.O. 12958: DECL: 08/27/2018 TAGS: PREL, PGOV, MARR, RS, GG SUBJECT: RUSSIANS REACT TO RECOGNITION: CRITICS OUTNUMBERED, BUT NOT SILENT Classified By: Ambassador John R. Beyrle: Reasons 1.4 (b, d).

1. (C) Summary: Public and elite opinion in Russia is split into two, unequal camps over the decision to recognize the independence of South Ossetia and Abkhazia. The overwhelming majority of the population considers recognition unavoidable (87 percent), given the Georgian "aggression" and the reaction of the international community. Within this group, many see Medvedev's action as an answer to a long list of perceived U.S. slights since the breakup of the Soviet Union and discount the costs Russia will ultimately pay for its actions. On the other end of the spectrum, more "liberal" intellectuals and political activists see the action as illegitimate and short-sighted. These critics argue that recognition was a setback to U.S.-Russia relations, a catalyst for problems in the North Caucasus, and a cause for international isolation. To date, these voices of dissent cannot compete with the patriotic rallying around Russian foreign policy, but as the consequences of Russian actions become clearer this dynamic could change. End Summary. Public supports Recognition

2. (U) Medvedev's decision to recognize the two separatist regions met broad public support, according to initial polling surveys. In a poll published on August 27 by VTsIOM, data collected from August 16-17 indicated that 71 percent of Russians surveyed expressed support for Russia's recognition of South Ossetia and Abkhazia as independent nations. However, only 63 percent supported the incorporation of the two regions into the Russian Federation. Most of the population appears to accept the administration's justifications for its actions; an August 27 Levada Center poll showed that 87 percent believed Russia acted correctly in its response to the conflict. Indeed, polling shows that the population has accepted the administration's logic for taking action. When asked about the reasons for Russian military engagement in South Ossetia, those surveyed echoed the administration's own case for military intervention. Respondents listed the following reasons for action -- establishment of peace (44 percent), defense of the Ossetian population (43 percent), and defense of Russian peacekeeping force (33 percent). Only a small number, 27 percent, gave a more "cynical" assessment that the combat provided a warning to NATO.

3. (SBU) Polling also suggests that the broad population is more or less ambivalent about the possible costs of war. In an August 15-18 Levada Center poll, 94 percent of respondents considered relations with Georgia to be "cool" or worse, and 84 percent responded similarly when asked about Russia-U.S. relations. Moreover, 48 percent of respondents believed relations will normalize relatively soon, versus 35 percent who saw the conflict as a new turn in the "Cold War." Kremlin Bandwagon

4. (U) Almost immediately after Medvedev's announcement, supporters of the Kremlin hastened to commend Medvedev's recognition decree. Putin's party "United Russia" predictably lauded Medvedev's decision as opening a new page in the history of Russia. Deputy Chairman of the Federation Council Svetlana Orlova praised Medvedev's action as "a courageous step," showing "true democracy" in protecting a "peaceful population." Konstantin Kosachev, chairman of the Duma Committee for International Affairs, echoed the pervasive stance that Russia "had been forced to recognize the breakaway republics." He maintained that relations with NATO and the EU were important only if they were beneficial to Russia, but were unnecessary if they did not serve Russian national interests and help solve Russia's problems. Kosachev saw value in these relations, if the West stopped defending Tbilisi's actions.

5. (U) Ostensibly "opposition parties" with ties to the Kremlin also rallied around the flag. Gennadiy Zyuganov of the Communist Party considered Medvedev's decision overdue, the only possible solution that took the South Ossetian and Abkhaz peoples' will into account, and a sign of Russia's return to the international arena. The Agrarian Party of Russia described Medvedev's decision as "reasonable," while Aleksandr Ryavkin of the Civil Force Party explained Medvedev's action as the only possible solution under the circumstances, and a "profoundly moral act" in defense of the Abkhaz and South Ossetian peoples.

6. (U) Beyond the political parties, nationalist organizations, Kremlin-supporters, and even representatives MOSCOW 00002590 002 OF 003 from the Russian Orthodox Church rallied behind the recognition decision. Russian-based youth groups Nashi, Mestnii, Molodaya Gvardia, and Young Russia all posted website comments supporting Medvedev's recognition of South Ossetia and Abkhazia. The groups did not promote additional protests or anti-American or anti-Georgian activity. Deputy head of the Moscow Patriarchate Department for External Church Relations Archpriest Vsevolod Chaplin told Interfax on August 27 that "any unprejudiced person" clearly understood Georgia to be at fault in the conflict.

7. (SBU) Some commentators resorted to inflammatory language. Reactionary General-Major (ret.) Leonid Ivashov compared the situation today to the CUBAn missile crisis of 1962, accused "Western forces" of organizing the conflict, and called on Russia to seek new allies in the South and East. Aleksandr Lugin of the International Eurasian Movement saw the world bordering on a sustained nuclear war. He said Russia had broken the pattern where countries were "impertinent to their fathers" (the U.S.), but always subordinated themselves in the end. Now, he said, there were two fathers, who had to delineate their spheres of influence -- Russia had just challenged the U.S. to see who is stronger. However, Lugin noted that Russia had only won a battle, not the war. Moderates Shift to the Right

8. (C) Even traditionally "moderate" analysts have added their voices in support of the administration's decisions. For example, Vitaliy Naumkin, ordinarily a thoughtful critic, asserted that Medvedev's decision was the result of a long history of U.S. policy blunders. He listed the perceived lack of U.S. support for Russia during the 1990's; the missile defense (MD) program, which he stated was obviously aimed at Russia (the timing of the U.S.-Poland agreement on MD was proof, he said); the U.S. failure to freeze Georgia's NATO aspirations while tensions were high; and U.S. disregard of Georgian President Saakashvili's authoritarian and anti-democratic sides. Now Russia had restored the old balance in international relations, Naumkin contended. Naumkin told us August 27 that Russia could easily live without NATO relations, or WTO membership. He said Russia could assure a worried Europe of its good intentions by now pushing for a peaceful and equitable resolution of the Transnistria and Nagorno-Karabach conflicts. He could not foresee any negative consequences for the situation in the North Caucuses -- in fact, he postulated that the regions in southern Russia would be happy to have buffer states between them and Georgia.

8. (C) Yevgeniy Satanovskiy, President of the Institute for Middle East Studies, warned that Western attempts to punish Russia for recognizing Abkhazian and South Ossetian independence would only strengthen the "national consensus" in support of the Kremlin and increase anti-American sentiment. This would further propel the GOR along the course of pursuing Russian interests at any cost. Satanovskiy said that Russians believed American ambitions had become "too big" and were fed up with the U.S. desire to have a role in every part of the world, even those where it was unclear what the U.S. interest really was. This appeared to blind the U.S. to recognizing Russian warnings that it would pursue its interests in Georgia; Satanovskiy hoped the U.S. would not misread the Kremlin's determination to do so in Ukraine. Critical Voices Emerge

9. (C) Amidst the "party" atmosphere of patriotic enthusiasm for the Kremlin and its policies, there are those who opposed the administration's decision to recognize the two separatist regions and warned of the coming "hangover" of economic, political, and diplomatic consequences. As expected, the more Western-oriented liberal parties opposed both the war and the decision to recognize the two separatist regions. People's Democratic Union leader Mikhail Kasyanov and the Union of Right Forces (SPS) consider Medvedev's decision to be erroneous, leading Russia into international isolation. Moreover, the more "independent" think-tankers and foreign relations experts, who enjoy funding or support from beyond Kremlin coffers, expressed concern that the war and then recognition of the two regions would accelerate negative trends in Russian society.

10. (C) Fyodor Lukyanov, editor of Russia in Global Affairs, lamented to RIA Novosti that Russian recognition of Abkhazia and South Ossetia would not help either to "break out" of their current international isolation and both could end up MOSCOW 00002590 003 OF 003 like Northern Cyprus, which only Turkey has recognized for 34 years. He observed that the situation was unlikely to follow the Kosovo model, in which the U.S. was able to persuade influential countries to recognize the Serbian province's independence; Russia's current international isolation denied it similar influence. Lukyanov concluded that rather than pursue the difficult diplomatic efforts necessary to settle the Georgian crisis in a manner that could actually benefit the breakaway regions, the Kremlin opted to appeal to a domestic audience and demonstrate that Russia was unconcerned by further isolation or damage to its image. Similarly, Eurasia Foundation's Andrey Kortunov speculated to us that Medvedev's decision was "guided by emotions, not by cold-blooded calculations of political gains and losses." Kortunov expressed regret at the decision, noting that even policymakers and analysts loyal to the Kremlin questioned the rush to decide. While it would be difficult to oppose openly, Kortunov noted, many of the "politically enlightened class" remained concerned about its implications, including the economic costs. Impact on Russia's Development

11. (C) Critics of the decision to recognize the two separatist regions also worry about the longer term impact on Russia's development. Dmitry Danilov, Head of the Department of European Security Studies at the Russian Academy of Sciences, said that the decision to recognize Abkhazia and South Ossetia demonstrated the Kremlin's willingness to increase Russian isolation. He warned that Russia, alone in a corner, could have disastrous effects. Danilov was most concerned with the domestic impact, explaining that the harsh, even crude rhetoric coming from the Kremlin during the Georgian crisis played to Russia's revanchist tendencies, which, if further enflamed, could lead Russia away from whatever progress it had made towards democracy.

12. (C) Political commentator Dmitriy Oreshkin similarly worried about the continued slide into "Soviet-think" and the penchant for a mobilization economic plan and increased discrepancy between reality and the constitution -- a contradiction that contributed to the collapse of the Soviet Union. Engelhardt acknowledged that it would be impossible for President Medvedev to return to a liberal path", and added Medvedev "has lost to Putin's crowd." Engelhardt sees the tensions in the North Caucasus becoming worse, and predicted that over the next couple months North Ossetia and Ingushetia may attempt to redefine their borders. Comment

13. (C) The Georgian conflict stokes all the national fires of Russian patriotism, stirring a self-righteous indignation among the population. For a society relentlessly reminded of the sacrifices made to stop the "madman" Hitler in the Second World War, the administration's message of Saakashvili's "irrational behavior" and the relentless coverage of crying women and children because of Georgian aggression resonates and rallies in a purely emotional way. Recognition, to most of Russian society, is the only possible outcome - a punishment to Georgia (and its ostensible patron, the U.S.) for violence against the innocents. The more sober-minded members of the educated elite predict that the truth will out and a more rational assessment of the causes, conduct, and consequences of the war are sure to follow. But we are not there yet. BEYRLE

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение