Обратно за «железный занавес»

После войны 2008 года в Абхазии США предрекали России судьбу Северной Кореи

«Принуждение Грузии к миру» вызвало вполне понятное раздражение США. Как видно из приведенной депеши, американцы искренне надеялись, что в ответ на дерзкие действия со стороны России международное сообщество окружит ее молчаливой стеной презрения. Но российское правительство сделало ставку на независимое мнение Европы и не прогадало. Международной изоляции не получилось.

поделиться:
4 марта 2011
размер текста: aaa

Перевод:

КОНФИДЕНЦИАЛЬНО ЧАСТЬ 01 ИЗ 03 МОСКВА 002843 SIPDIS E.O. 12958: РАССЕКРЕТИТЬ 16/09/2018 ТЭГИ: PREL, PGOV, NATO, GG, UP, XH, RS ТЕМА: РОССИЯ СОПРОТИВЛЯЕТСЯ ИЗОЛЯЦИИ КАС: А. МОСКВА 2787 В. МОСКВА 2789 С. МОСКВА 2814 D. МОСКВА1904 Е МОСКВА 2804 Засекречено: послом Джоном Р. Байерли на основании 1.4 (b ; d)

(С) КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ. В то время как реакция на речь госсекретаря была достаточно сдержанной (за исключением традиционного ворчания МИДа), руководство России всеми силами пытается показать, что Россия не находится в изоляции после событий в Грузии. Москва пытается отразить нападки классическим способом вбивания клиньев, обращаясь к Европе с аргументами о необходимости «нового мирового баланса». Настойчивые утверждения правительства России о его желании сотрудничать с США по ключевым проблемам адресованы Европе, причем многие эксперты усматривают в них подтекст «не трогайте Украину, которая находится в сфере российских интересов». В то время как события в Грузии померкли на фоне российского финансового кризиса, Москва продолжает продвигать концепцию Медведева о новой архитектуре европейской безопасности в качестве противодействия американской «монополярности», имея целью в том числе и восстановить доверие инвесторов. Нам следует проявлять постоянное внимание к отношениям с нашими союзниками, чтобы быть уверенными, что между нами не возникает недопонимания. КОНЕЦ КРАТКОГО ОБЗОРА

СДЕРЖАННАЯ РЕАКЦИЯ

(SBU) Первоначальная реакция прессы на речь госсекретаря от 18 сентября была достаточно сдержанной (возможно в связи с концентрацией внимания на финансовом кризисе), лишь некоторые источники упомянули высказывания, в которых России предсказывалась последующая усиливающаяся изоляция и непонимание, в то время как другие отметили, что США признали вину Грузии в нанесении первого удара и убийстве российских миротворцев. На встрече с представителями общественных организаций, прошедшей 19 сентября, Медведев заявил, что, несмотря на события в Грузии, российские приоритеты не изменились, и Россия не позволит, чтобы внешнее давление привело к изменению ее курса. Он повторил свой призыв к «пан-европейскому договору о безопасности» и обвинил НАТО в провоцировании конфликта в Грузии. Он решительно открестился от тех, кто, по его словам, толкают Россию к «автономному развитию за ... железным занавесом», сказав, что Россия не заинтересована в возврате к прошлому. Говоря о финансовом кризисе, он заметил, что мир «открыт и глобален и политически, и экономически». Он поставил под сомнение американскую поддержку российским судьям, сказав, что если США имеют в виду совместные программы, такие программы «обычно реализуются в странах, которые стоят на общих позициях видения основных процессов в мире». В заключение но отметил, что Россия хочет, чтобы другие прислушались бы к ее аргументам и осознали, какой трудный выбор ей пришлось сделать, и что он продолжит работать над этим, «невзирая на различные глупые утверждения, звучащие с разных сторон».

(SBU) МИД, как обычно, выступил с резким ответом, заявив, что это не первый раз, когда события в Грузии «грубо искажаются» официальными лицами США, а сама речь «совершенно не удивительна в свете стремления Вашингтона поддерживать несостоятельный режим Тбилиси». Российско-американские отношения, прокомментировал МИД, находятся в поворотной точке, но Россия не допустит вовлечения в конфронтацию, а будет только «добиваться позитивной, объединяющей повестки дня...»

ДИПЛОМАТИЧЕСКОЕ НАСТУПЛЕНИЕ РОССИИ

(С) В истекшие несколько недель лидеры России приняли участие в целом каскаде дипломатических и публичных мероприятий, целью которых была демонстрация того, что, несмотря на утверждения США, Россия не находится в изоляции, а отношения с международным сообществом «возвращаются в нормальное русло». В ходе визитов Лаврова в Польшу (ссылка А) и Ирландию, заместителя премьер-министра Сечина на Кубу, в Никарагуа и Венесуэлу (ссылка В), заместителей министра иностранных дел Салтанова и Титова на Ближний Восток и в Центральную Европу соответственно, а также визиты президентов Азербайджана и Вьетнама в Россию призваны были показать, что Россия продолжает свою дипломатическую работу в обычном порядке. Они стремились объяснить свои действия в Грузии, одновременно рекламируя экономические и энергетические проекты в попытке восстановить доверие инвесторов. Тональность во всех случаях была очень позитивной и дружелюбной (взгляните на неожиданно живое и примирительное выступление Лаврова в Варшаве, ссылка А).

(С) Аналогичным образом, хотя и в более резкой тональности, руководство выступило на страницах европейской прессы – интервью Путина французской газете Фигаро, данное 13 сентября, и письмо Лаврова в немецкую газету Франкфуртер Альгемайне Цайтунг, опубликованное 15 сентября. Эти усилия (МОСКВА 00002843 002 ИЗ 003) имели целью убедить европейскую общественность в том, что действия России были оправданы, и, хотя Россия ищет дальнейшего сотрудничества с США, вина за «испорченные отношения» лежит на США (как заявил Путин в своем интервью).

РОССИЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ НЕНУЖНОЙ

(SBU) Российское руководство также продолжает настаивать на своем доводе, что события в Грузии выявили необходимость в «многополярном мире». Практически во всех своих публичных выступлениях, включая ответ на речь госсекретаря и обращение к валдайскому клубу в первых числах сентября, Медведев заявлял, что существующие структуры безопасности «мертвы», и повторял свой призыв к созданию новой структуры европейской безопасности. Лавров в своей статье «Мир в поисках нового баланса» от 15-го сентября заявил о возможности создания «позитивной повестки дня» в отношениях с США, однако, Америка должна «признать реалии пост-американского мира и начать вести себя в соответствии с ними». Он сказал, что Россия будет вести дела с «любой Америкой» и продолжит разговор с Вашингтоном в условиях, «когда будет иметься хотя бы малейшая надежда понять друг друга и достичь соглашения», но исключительно на принципе «строгой взаимности и честности». Россия не позволит втянуть себя в какую-либо конфронтацию, но – предупредил Лавров – Россия будет действовать независимо, если возникнет необходимость защитить свои национальные интересы.

ЦЕЛЬ - ЕВРОПА

Эксперты сходятся во мнении, что целью руководства России является Европа. Главный редактор радиостанции «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов сказал нам, что Путин и Медведев искренне убеждены в том, что США стояли за решением Грузии атаковать Цхинвали, а также находятся под мощным впечатлением от «красных папок», подготовленных спецслужбами, в которых США обвиняются во всем – от боев с российскими войсками до оснащения Грузии наступательными видами вооружений. По впечатлению Венедиктова от встречи с заместителем министра иностранных дел Рябковым, Москва интерпретировала снятие соглашения 123 с повестки дня законодателей как «санкции», а сам Рябков сказал ему, что Россия в ответ на это будет препятствовать США в деле введения дополнительных санкций против Ирана. В свете акцента на создание новой структуры европейской безопасности Россия с надеждой смотрит на председательство Казахстана в ОБСЕ, как на возможность продвинуть «Хельсинки - 2». Консервативный ведущий одной из телепрограмм Алексей Пушков, утверждая, что «в этом акте ненависти не было страсти» по отношению к США, подчеркнул, что целью Москвы была битва за Европу, причем руководство России недооценило Саакашвили, который развязал конфликт, не оставив России другого выбора, кроме как нанести ответный удар. Пушков подчеркнул, что в ходе валдайских дискуссий руководство страны практически не критиковало Европу.

...НО ДЕРЖИТЕСЬ В СТОРОНЕ ОТ УКРАИНЫ»

(С) Основным сигналом, как говорят наши контакты, служит решимость России действовать, когда возникает угроза ее коренным интересам, центром которых является Украина. Лавров 20-го сентября опять подверг Украину критике, сказав, что членство Украины в НАТО «станет причиной тяжелого кризиса и окажет самое негативное влияние на европейскую безопасность». Александр Белкин из Совета по зарубежной и оборонной политике, ссылаясь на речь Путина в 2007 году в Мюнхене, сказал нам: «Мюнхен был поворотной точкой», когда Россия сказала «довольно, вы должны прислушиваться к нам». Маша Липман из московского Центра Карнеги согласна с этим, добавляя, что в Мюнхене было сказано слово, а в Грузии от слов перешли к делу. Пушков предположил, что Грузия заимствовала концепцию внешней политики, принятую самим Медведевым в начале его правления, от которой он впоследствии отказался, потому что она придавала слишком большое значение консенсусным отношениям в зарубежной делах. Вместо этого «будут написаны правила, отражающие готовность России воевать», когда ее коренные интересы подвергаются угрозе. Экспансия НАТО к границам России не может интерпретироваться российским руководством иначе, как «наглая попытка» подорвать российское влияние на соседей – сказал он. Александр Гольц из «Ежедневного Журнала» предупредил, что если Запад продолжит продавливать членство Украины в НАТО, «уровень ярости будет невероятным». Москва, предостерег он, сделает все возможное, чтобы расколоть Украину на 2 или 3 части, а после событий в Грузии международное сообщество обязано воспринимать угрозы Москвы всерьез.

КОММЕНТАРИЙ

(С) Русские считают, что европейцы предсказуемо разделились в вопросе о том, хотят ли они изолировать Москву (МОСКВА 00002843 003 ИЗ 003) или продолжать с ней сотрудничать. Можно ожидать, что Россия продолжит поиск путей для возврата к «обычному» положению дел во взаимоотношениях с ними. Москва считает, что у Запада и США есть в наличии немного средств, которыми они могли бы нанести стране существенный ущерб, тем не менее финансовый кризис (причиной которого, по признанию Медведева, отчасти послужила война в Грузии) поколебал положение руководства страны (ссылка Е) и усилил потребность в поиске путей к восстановлению доверия инвесторов, и не только в российской экономике, но и в политической обстановке в целом. Мы можем ожидать, что Россия продолжит налаживать контакты с международным сообществом, скажем, предлагая концессии (например, возможность покупать азербайджанский газ по западноевропейским ценам или расширенное экономическое и энергетическое сотрудничество со странами Латинской Америки) для предотвращения «изоляции и ненужности». Одновременно с этим Москва продолжит посылать сильные сигналы в отношении членства Украины в НАТО, а также продолжит, насколько это ей это удастся, вбивать клинья между США и нашими союзниками. Мы должны продолжать делать все возможное, чтобы не дать этим планам сбыться. БАЙЕРЛИ

Оригинал:

C O N F I D E N T I A L SECTION 01 OF 03 MOSCOW 002843 SIPDIS E.O. 12958: DECL: 09/16/2018 TAGS: PREL, PGOV, NATO, GG, UP, XH, RS SUBJECT: RUSSIA FIGHTS BACK AGAINST ISOLATION REF: A. MOSCOW 2787 B. MOSCOW 2789 C. MOSCOW 2814 D. MOSCOW 1904 E. MOSCOW 2804 Classified By: Ambassador John R. Beyrle for reasons 1.4(b) and (d)

1. (C) Summary. While reactions to the Secretary's September 18 speech have been fairly muted, with the exception of the customary harangue from the MFA, the Russian leadership is at pains to show that Russia is not isolated following the events in Georgia. Moscow is seeking to push back on claims that its actions risk making it irrelevant by classic wedge-driving, reaching out to Europe and arguing that "a new world balance" is needed. The GOR's insistence that it wants to work with the U.S. on key challenges is targeted at the Europeans, with most experts seeing the underlying message as "don't touch Ukraine, which is in Russia's sphere of interest." While the news focus on Georgia here has been overshadowed by Russia's financial crisis, Moscow continues to argue for Medvedev's proposal for a new European security architecture as a way to counter U.S. "unipolarism," and to restore investment confidence. We should continue to ensure that there is no daylight between us and our allies. End summary. Reaction Muted ------

2. (SBU) Initial media reaction to the Secretary's September 18 speech was fairly muted (possibly due to focus on the financial crisis), with some outlets highlighting the Secretary's comments that Russia would become increasingly isolated and irrelevant, while others noted U.S. acknowledgment of Georgia's initial attacks and the killing of Russian peacekeepers. In a speech to representatives of public organizations September 19, Medvedev said Russia's priorities were unchanged by the events in Georgia and Russia would not allow pressure from outside to affect its course. He reiterated his call for a "pan-European security treaty" and blamed NATO for provoking the conflict in Georgia. He rejected those who, he said, were pushing Russia toward "an autonomous development behind...an iron curtain," saying Russia was not interested in returning to the past. Citing the financial crisis, he noted that the world was "open and global, politically and economically." He questioned American support for Russian judges, saying if the U.S. was referring to joint programs, such programs "were usually carried out with countries that share a similar vision of the main processes underway in the world." He ended, saying Russia wanted others to listen to its arguments and to understand the difficult choice it made, and would continue to work on this "regardless of the various foolish words we hear from different quarters."

3. (SBU) The MFA, typically, posted a sharp response, saying this was not the first time the events in Georgia had been "grossly distorted" by U.S. officials, and the speech was not "surprising in view of Washington's commitment to support the bankrupt regime in Tbilisi." It commented that Russian-American relations were at a turning point, but said Russia would not become involved in a confrontation, but would "lobby for a positive, unifying agenda...." Russian Diplomatic Offensive

4. (C) In the past couple of weeks, Russian leaders have engaged in a flurry of diplomatic and public relations activity aimed at conveying the message that, contrary to the U.S.'s claims, Russia is not isolated, and that things are getting "back to normal" with the international community. In Lavrov's trips to Poland (ref A) and Ireland, DPM Sechin's trip to CUBA, Nicaragua, and Venezuela (ref B), DFMs Saltanov's and Titov's visits to the Middle East and Central Europe respectively, and visits to Russia by the Azerbaijani (ref C) and Vietnamese Presidents, and French Prime Minister, the Russian leadership has sought to show that Russia is going about its diplomatic business as usual. They have endeavored to explain their actions in Georgia, while seeking to play up economic and energy prospects and cooperation, in an effort to restore investor confidence. The tone has mostly been positive and friendly (witness Lavrov's unexpectedly upbeat and conciliatory message in Warsaw, ref A).

5. (C) Similarly, albeit in a harsher voice, the leadership has reached out to the European press with Putin's September 13 interview in France's Le Figaro and Lavrov's September 15 letter to Germany's Frankfurter Allgemeine Zeitung. These MOSCOW 00002843 002 OF 003 efforts have been aimed at persuading a European audience that Russia's actions were justified and that although Russia wanted to continue its cooperation with the U.S., the U.S. is to blame for "spoiling the relationship" (as claimed by Putin in his interview). "Russia is not Irrelevant"

6. (SBU) The Russian leadership is also pressing its argument that Georgia highlighted the need for a "multilateral world." In almost all his public remarks, including in response to the Secretary's speech and to the Valdai Club in early September, Medvedev has said that existing security structures were "defunct" and has reiterated his call for a new European security architecture. In a September 15 article entitled "The World in Search of a New Balance," Lavrov argued it was possible to build a "positive agenda" with the U.S., but America should "recognize the reality of the post-American world and begin adapting to it." He said Russia would conduct business with "any America," and would continue to speak with Washington while there was "the slightest hope to understand each other and reach agreement," but only on the basis of "strict reciprocity and honesty." Russia would not allow itself to become involved in any confrontations, but, Lavrov cautioned, Russia would operate independently if necessary to protect its national interests. "The Target is Europe...

7. (C) Experts agree that the Russian leadership's target is Europe. Ekho Moskvy Editor-in-Chief Aleksey Venediktov (protect) told us Putin and Medvedev truly believed that the U.S. was behind the Georgian decision to attack Tskhinvali and were heavily influenced by the "red folders" prepared by the security services alleging U.S. complicity in everything from fighting Russian forces to re-arming Georgia with offensive weapons. Moscow had interpreted the removal of the 123 agreement from the legislative agenda as a "sanction," according to Venediktov's read-out of his meeting with DFM Ryabkov, and Ryabkov told him Russia would thwart the U.S. on additional sanctions against Iran in response. With a renewed emphasis on creating a new European security architecture, Russia was looking at the Kazakh chairmanship of the OSCE as an opportunity to move towards a "Helsinki 2." While conservative talk show host Aleksey Pushkov maintained that there was "no passion in this hate affair" with the U.S., he stressed that Moscow was focused on a battle for Europe, with the Russian leadership eager to underscore that Saakashvili precipitated the conflict, leaving Russia no choice but to strike back. Pushkov emphasized that there was little criticism of Europe presented by the leadership during the Valdai discussion group. ...but Stay Away from Ukraine"

8. (C) The underlying message, our contacts say, is that Russia will act when its core interests are threatened, and Ukraine is the center. On September 20, Lavrov lashed out again at Ukraine, saying Ukrainian membership in NATO would "produce a great crisis and impact European security "in the most negative way." Referring to Putin's 2007 speech in Munich, Aleksandr Belkin of the Council on Foreign and Defense Policy told us: "Munich was the turning point" where Russia was saying "no more; you must listen to us." Masha Lipman of the Carnegie Moscow Center agreed, adding that Munich was the message, while Georgia put the words into action. Pushkov suggested that Georgia had overtaken the foreign policy concept authored by Medvedev at the outset of his administration, which he dismissed as being too focused on consensual relations in foreign affairs. Instead, "the rules will be written to reflect the fact that Russia is ready for combat" when its core interests are challenged. The expansion of NATO to Russian borders could not be interpreted by the Russian leadership as anything other than a "brazen assault" on Russian influence in its neighborhood, he argued. Aleksandr Golts of the Daily Journal warned that if the West continued to press NATO membership for Ukraine, "the level of rage will be unbelievable." Moscow, he cautioned, would do everything it could to split Ukraine into two or three parts, and after events in Georgia, the international community needed to take Moscow's threats seriously. Comment

9. (C) The Europeans appear to the Russians to be predictably split on the degree to which they are willing to isolate or MOSCOW 00002843 003 OF 003 curtail cooperation with Russia, and Russia can be expected to continue to seek ways to get back to "business as usual" with them. Moscow believes that there are few consequences that the U.S. or West can impose that will seriously hurt the country, although the financial crisis (which Medvedev acknowledged last week was partially due to the war in Georgia) has shaken the leadership (ref E) and increased its need to seek ways to restore investor confidence, not just in Russia's economy but in its political environment as well. We can expect Russia to continue to reach out to the international community, possibly with concessions (such as offers to buy Azeri gas at Western prices, or increased economic and energy cooperation with Latin America) to prevent becoming "isolated and irrelevant." At the same time, Moscow will continue to send a strong message on NATO membership for Ukraine, and to drive wedges as much as possible between the U.S. and our allies. We should continue to do everything possible to frustrate that agenda. BEYRLE

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Киров Петр 8 марта 2011
http://incomewm.ru/
Киров Петр 8 марта 2011
Заработок в интернете
Баба Глаша 8 марта 2011
Ну и чё? Вы нам Америку открыли что-ли? Информационная война идет, была , есть и будет. Никто не отменял.
живаго виктор 7 марта 2011
Спасибо!
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение