Зачем светскому человеку церковь

От редакции

поделиться:
5 апреля 2011, №13 (191)
размер текста: aaa

Второе Крещение Руси в определенном смысле уже состоялось. Процесс возвращения людей в церковь, который бурно начался в середине 80-х, на самом деле — одно из ключевых событий нашей истории, возможно, определяющее. «Ой, держи, а то помру / В остроте момента. / В церкву едут поутру / Все интеллигенты», — пел тогда рок-поэт Александр Башлачев. А верующие люди даже сильнее, чем неверующие, могут высмеивать все ненастоящее, показное, казенное, специфически советское и постсоветское в процессе новейшего воцерковления страны. Но главное не это.

Кто имел счастье встречаться с отцом Геннадием Огрызковым, настоятелем и восстановителем храма «Малое Вознесение» в Москве, понимали, что это, возможно, их самая главная встреча. И дело тут не в каких-то сверхчеловеческих чудесах, а в простом и одновременно сложном «обычном» служении очень хорошего и доброго батюшки. Он восстановил церковь, вел службы, утешал людей, отдавал последнюю копейку нуждающимся, был сам образцом и ума, и нравственности. В общем, был просто православным священником, который любил ближнего своего.

И то, что у нас есть такие люди в истории и культуре, и что хорошие и добрые батюшки служат и сегодня на приходах Русской православной церкви, — это для страны и общества важнее, чем «построение вертикали» и управленческая модернизация в структурах РПЦ (Подробнее см. "Очень маленькая вера").

Почему же тогда мы, светское издание, выступаем со столь жесткой критикой ряда «эффективно-менеджерских» и «светско-пропагандистских» уклонов в управлении церковью?

Первый ответ таков. Это массовый, из разных слоев церковного народа — клириков и мирян — запрос на обсуждение этой темы. Но во внутрицерковной прессе оно в такой жесткой форме вряд ли возможно, прежде всего потому, что может для многих стать соблазном. Между тем многие священники полагают, что патриарх Кирилл просто не видит, что вокруг что-то идет совсем не так.

Второй ответ еще важнее. Это не внутреннее дело РПЦ, а разговор о ситуации в стране и обществе вообще. Когда человек приходит в свой приходской храм, а там ни молитвы, ни добрых пастырей, ни настоящей приходской жизни, зато всем «эффективно управляют» новые назначенные церковные менеджеры — это крушение мира, гораздо более сильное, чем финансовый кризис. Когда студенты в Белгороде начинают в массе своей относиться к православию, а заодно и к неплохим, в общем-то, местным властям как к новому изводу ЦК КПСС — это плоды просто какой-то антигосударственной деятельности.

Дело не в том, что церкви стало «много», что она якобы сливается с государством и вмешивается в светские дела. На самом деле православия в нашей стране в наше время «мало». Как мало вообще веры и доверия в обществе. С точки зрения светской рациональности вера, традиции и нормы-институты — ключевой дефицит в наше циничное и прагматичное время. С точки зрения светского управления все равно, откуда возьмутся общественная плотность и социальный капитал — из этических профессиональных кодексов, из семьи или из искренней религиозности: пригодится все. Теоретически неважно, из какой веры вырастут совестливые бизнесмены, честные чиновники или справедливые судьи. Но практически в России как раз без православия и не обойтись — если не на свои традиции и ценности нам опираться, то на чьи? А если не через традиции, то опять через репрессии, что ли, пойдем к светлому завтра?

Это, конечно, не значит, что всех надо крестить. Просвещенный ислам, искренний атеизм ученого или воспоминания о купеческой чести предпринимателя, как и любые иные настоящие ценности, тоже полезны. От православия же нужна не количественная, формальная экспансия, а собственно оно само.

В обществе, где кто-то может возвысить голос даже против самого грозного царя в защиту жизни и прав людей, как митрополит Филипп; в котором есть такие образцы служения и благотворительности, как Иоанн Кронштадтский; в котором есть те, кто вместе со своим народом переносит все тяготы и дает утешение и надежду, как патриарх Алексий I в блокадном Ленинграде; в котором есть такие «простые» святые и праведные, как Алексей Мечев… не то что лучше жить — в таком обществе жить хочется. Не хочется иначе.

Обществу, даже самому секулярному и современному, нужна православная церковь, но не как жалкая пародия на вертикаль власти и эффективный менеджмент, а как собственно Церковь.

См. также:

Очень маленькая вера. Почему второго Крещения Руси нет и не будет

Путем горчичного зерна. Дьякон Андрей Белоус — о церковном феодализме, менеджменте и миссионерстве

«Не надо придумывать легенды-страшилки». Полемика вокруг статьи Дмитрия Соколова-Митрича «Очень маленькая вера»

Антиклерикальные настроения в обществе: мнения экспертов. Дискуссия на сайте «Татьянин день»

О духовном и административном. Протоиерей Михаил Козлов – о статье Дмитрия Соколова-Митрича

Обсуждение статьи на форуме миссионерского портала диакона Андрея Кураева

Обсуждение статьи в блоге Дмитрия Соколова-Митрича

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Кадышев Данил 11 апреля 2011
sam-valaam, может общество само решит, нужна ли ему Церковь или нет?
Yandex sam-valaam 11 апреля 2011
Церковь обществу не нужна вообще. Это лишнее образование на теле общества в 21 веке. Как оказалось, нравственные ценности развиваются прекрасно и без них. А вот лжи и лицемерия у церкви достаточно. Чем раньше общество избавится от хитроумных уловок современных религиозных адептов, тем лучше и чище окажется окружающая жизнь. Хождение толпами и организациями к богу заканчивается обычно террором. Идея устроить свою управленческую резиденцию в сознании личности нарушая прямой контакт с создателем всегда очаровывала этих изобретателей. При этом, еще и несла немалый доход ненасытному клерикальному эго. У человека есть все для полноценной жизни на земле. Нужно только избавится от тысячелетнего мусора в голове. И такие возможности уже приходят на смену невежеству и обману.
Бартунова Анна 9 апреля 2011
В 1992 году архиепископ Кентерберийский Уильям Кэрри сказал: «Когда какой-либо настоятель начинает с восторгом рассказывать мне о бюджете, о количестве прислуги, которой он руководит, и о величине списка жертвователей, это звучит для меня тревожным сигналом. Если организация в целом перестает быть моральной силой, она утрачивает свое значение». Разделяя эту озабоченность, нужно заметить, что роль грамотного управления, в конечном счете, заключается в том, чтобы помогать организации достичь поставленные перед собой цели. Важно помнить, что менеджмент – это всего лишь инструмент. Без менеджмента будет бардак, но не надо делать из него культа. Грамотные и вдумчивые управленцы в РПЦ еще просто не выросли. Думаю, со временем, все будет в меру и на пользу делу 
Николаенко Сергей 9 апреля 2011
В этой статье православие выделяется как еще одна система управления( типа коммунизма). Но термин православный это лишь приставка к слову христианин, а не наоборот.
Я верю в то, что обществу нужны христианские ценности. И появиться эти ценности могут только через возрожденных свыше христиан, которые являясь "светом этому миру и солью земли", смогут что-то изменить в нашем обществе.
А православие уже давно пропитано язычеством, заражено закваской фарисейской и заигрывает с идеологической политикой...
Поэтому не стройте иллюзий! Православию нужна радикальная реформация в соответствии со Словом Божьим (Библией)! Иначе нам удачи не видать...
Людоговский Федор 8 апреля 2011
Замечательно сказано! Именно так.
Yandex kostrovart 7 апреля 2011
Подписываюсь под каждым словом!
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение