--

Банк в обмен на эмиграцию

Как окружение Юрия Лужкова лишается всего нажитого непосильным трудом

Глава Банка Москвы Андрей Бородин уехал в Великобританию, где заявил о продаже своей доли в банке. Это очеред­ной пример того, как люди, близкие к бывшему мэру Москвы, практически за бесценок лишаются своего бизнеса. Однако даже это не спасает их от преследования — так, сразу после продажи акций Следственный комитет при МВД РФ объявил Бородина в розыск.

Андрей Веселов, Виктор Дятликович
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

12 апреля 2011, №14 (192)
размер текста: aaa

Продать 20,3% акций банка Андрея Бородина уламывали несколько месяцев. Без этой доли ВТБ, уже выкупивший 46% акций у правительства Мос­квы, не мог установить полный контроль над одним из крупнейших российских кредитных учреждений.

Наступление на Бородина шло по всем фронтам: в незаконной выдаче кредитов его обвиняли то глава ВТБ Андрей Костин, то Счетная палата, и наконец, Следственный комитет при МВД, возбудивший уголовное дело по факту выдачи кредита ЗАО «Премьер-Эстейт». В итоге Бородин сдался и продал акции с дисконтом — как минимум на треть дешевле их рыночной стоимости.
 

Слухи с кривотолками

Можно с уверенностью сказать, что Банк Москвы, сохранив название, тем не менее прекратит свое существование в том виде, в котором он функционировал почти полтора десятка лет. Надо признать, что это был не совсем обычный банк. В чем именно заключалась эта необычность, кратко и популярно объяснил сам Андрей Бородин в интервью программе «Неделя с Марианной Максимовской».

Он сказал, что история с кредитом в 12,7 млрд рублей, который был выдан банком компании «Премьер-Эстейт» (фирме с уставным капиталом в 10 тыс. рублей, созданной за несколько дней до этого) и затем оказался на счетах Елены Батуриной, «не выходит за рамки тех этических норм, в которых живет сегодня наше государство. В Лондоне это, возможно, вызвало бы больше кривотолков, но в Москве это нормальное явление».

Что это означает в переводе на русский? Андрей Бородин признал, что в России нормой счи­тается существование кредитных учреждений, одна из функций которых (когда второстепенная, а когда и самая важная) — поддержка бизнеса ближайшего окружения государственных чиновников. Это такие «семейные банки», которые зарабатывают огромные деньги на обслуживании государственных финансовых потоков, с тем чтобы потом раздавать заработанное в виде льготных кредитов членам «семьи», поддерживать их бизнес в трудную минуту.

На языке Счетной палаты эта деятельность описывается так: за последние годы тот же Банк Москвы кредитовал непрофильные организации на условиях, весьма далеких от рыночных, едва ли не под нулевой процент. Такие кредиты в банке получили сорок организаций на сумму почти 13 млрд рублей.

Или еще случай. В 2009 году Банк Москвы, судя по всему, помог фирме «Интеко» Елены Батуриной досрочно вернуть кредиторам 27 млрд рублей. Деньги на выплату долгов компания получила, продав 58 гектаров земли на юго-западе Москвы. Покупателем стала компания «Кузнецкий Мост девелопмент» (КМД), тесно связанная с Банком Москвы. КМД купила землю в кризис по докризисной цене. В Лондоне это, без­условно, стало бы поводом к «кривотолкам», в Москве до поры до времени — нет.
 

Дружба семьями

Создаются такие банки, может, и на пустом месте, но зато во главе с проверенными людьми. Тот же Андрей Бородин всегда был человеком достаточно близким к семье Лужкова. Его отец, Фридрих Федорович, будучи начальником научно-исследова­тельского отделения ЦКБ «Алмаз», дружил с будущим мэром еще в 1980-е годы. Можно сказать, это была дружба семьями.

В 1994 году Бородин занял пост советника правительства и мэра Москвы по экономическим и финансовым вопросам. Газеты тогда писали, что назначение состоялось благодаря протекции кого-то из знакомых его отца. На этой должности он очень удачно провел оценку стоимости контрольного пакета мэрии в совместном предприятии «Москва-McDonald's». В 1996 году мэрия продала свой пакет, выручив $30 млн, что, по утверждению Бородина, в 10 раз превосходило первоначально ожидаемую прибыль.

В 1995 году Лужков, недовольный тем, как выстраивались кредитные отношения мэрии с Мост-банком и банком «МЕНАТЕП», решил создать «свой» банк. Всю учредительную документацию подготовил Андрей Бородин, и именно он естественным образом возглавил новую структуру. Так на свет появился Банк Мос­квы — по признанию самого Бородина, изначально в нем работали шесть человек в полуподвальном помещении. Но бюджетные потоки делают чудеса: с 1998 года банк стал единолично обслуживать счета мэрии и сейчас входит в пятерку крупнейших банков страны по активам, капиталу и числу вкладчиков.
 

Большая распродажа

Правда, у статуса «своего» банка есть и серьезный минус. Он нормально функционирует лишь до тех пор, пока сильные позиции имеет его покровитель. Но стоит тому попасть в опалу, сомнительными кредитами и сделками начинают интере­соваться следователи. По делу о покупке КДМ участка земли у «Интеко» в квартире у Андрея Бородина проводили обыск, но тогда никаких обвинений ему не предъявили. А по делу о кредите «Премьер-Эстейт» уже предъявили.

Понятно, что под угрозой ареста Бородин оказался сговорчивее. Правда, он продал акции не напрямую ВТБ, а структурам Виталия Юсуфова, сына экс-министра энергетики Игоря Юсуфова. Но это не суть важно, потому что сам Бородин уверен: контроль над банком «находится у ВТБ и структур, у которых с ВТБ есть договоренности о совместном управлении банком».

Продажа своего бизнеса в России с большим дисконтом, похоже, сейчас удел многих людей из окружения Юрия Лужкова. Та же Елена Батурина в конце прошлого года продала структурам владельца ММК Виктора Рашникова 50% компании «Сити Палас», которая строит башню «Эволюция» в «Москва-Сити». «Ведомости» оценили сделку в $37 млн, притом что схожие участки оцениваются в $100–150 млн. Сейчас Елена Батурина ведет переговоры о продаже двух цементных заводов в Краснодарском крае. Возможной ценой сделки называют $200 млн, притом что в один только Верхнебаканский завод компания в свое время инвестировала $395 млн.

Андрей Бородин признается, что у него остаются бизнес-активы в России (из известных — Столичная страховая группа, холдинги «Инвестлеспром» и «Алкоголь», агрохолдинг «Терра-Инвест») и ему «посту­пают предложения о продаже этих активов на тех же условиях — с большим дисконтом». По его словам, переговоры должны закончиться в ближайшие недели. Эта информация, судя по всему, и объясняет, почему даже после продажи акций Банка Москвы Бородин был объявлен в розыск. Мы-то думали, что от банкира Лужкова хотят только банк, а оказалось — весь бизнес. А практика показывает, что объявленный в розыск человек обычно более сговорчив.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение