--

На чем доехать до Монако

Николай Фоменко — о своей любимой Марусе и будущем отечественного автоспорта

Создатели нового российского автомобильного бренда воспользовались одним из самых именитых этапов «Формулы-1», чтобы показать свою продукцию европейцам. И если в гонках команда Marussia Virgin пока не набрала ни одного очка, спорткары B1 и В2, клиентский тест-драйв которых проходил в окрестностях Монако, привлекли к себе немалое внимание. Местным жителям, похоже, приелись «Феррари» и «Ламборджини», которыми заполнены улицы города.

Александр Кобеляцкий
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

8 июня 2011, №22 (200)
размер текста: aaa

Моторхоум команды Marussia Virgin внешне ничем не отличается от остальных. Два замысловато подстриженных растения стоят вплотную к стеклянным дверям — в Монако приходится тесниться всем командам «Формулы-1»: трасса проложена по городским улицам. Паддок зажат между забитой яхтами лагуной и скалой, на которой стоит княжеский замок. Кишащие механиками и инженерами боксы и вовсе в другой стороне.

Обстановка внутри более чем скромная — команде невероятно далеко до таких роскошных «конюшен», как «Макларен», «Феррари» или «Ред Булл». На первом этаже несколько столиков — здесь можно перекусить и выпить чашечку кофе. На втором, куда ведет металлическая лестница, находится помещение для переговоров и коктейлей. Народу немного: несколько человек из команды и два-три журналиста.

Толпа собралась неподалеку, у штаб-квар­тиры команды «Заубер», в ожидании вестей о состоянии здоровья пилота Серхио Переса. Он потерял управление, после того как выскочил на яркий солнечный свет из тоннеля, вильнул к отбойнику, а затем машина буквально на глазах стала рассыпаться на части. В результате — жесткое боковое столкновение с ограждением из покрышек и затянувшиеся попытки достать пилота из смятого болида. Великая городская гонка вновь показала зубы — не только мексиканцу, но и россиянину Виталию Петрову, попавшему в аварию на заключительном ее этапе. Да что тут говорить, если с дистанции сошли такие опытные пилоты, как Михаэль Шумахер и Фелипе Масса!

Недолго проехал по трассе и пилот Marussia Virgin Тимо Глок, для которого этот старт стал 172-м в карьере. У болида возникли проблемы с подвеской, и он уныло пополз к отбойнику. Молодой Жером д’Амброзио, в пятый раз выступавший как пилот «Формулы-1», добрался до финиша пятнадцатым.

В принципе ситуация не столь плачевна, как многим представляется. Машины Marussia Virgin хотя и не всегда, но добираются до финиша: за шесть этапов нынешнего чемпионата у «конюшни» было четыре поломки. 49-лет­ний Николай Фоменко, технический директор команды MVR и президент «Маруся Моторс», говорит, что весь нынешний год уйдет на получение необходимого опыта и постройку абсолютно новой машины.
 

Николай Фоменко: «Я – в бассейне!»

Что все-таки привело вас в «Формулу-1» помимо любви к автоспорту — может быть, какая-то неудовлетворенность или?..

Когда готовился проект «Маруся», мне нужно было придумать не только автомобиль, но и как получить к нему двигатели. Родилась идея использовать конструкторские бюро, разрабатывающие двигатели для спорта. Начали мы с «Зайтек» — я хорошо знал их по гонкам в Германии. Они, услышав от меня такое предложение, растерялись и сказали, что никогда с этим раньше не работали. Тогда я обратился в «Косворт», где получил ответ: вы что, смеетесь? Дайте нам 25 миллионов, и мы сделаем вам 10 экземпляров двигателя, ну а вы уж сами придумаете, где их разместить. Я ответил, что догадываюсь об этом. Но самое смешное, что у меня нет никаких 25 миллионов и мне негде их взять: мой бюджет на эту позицию в несколько раз меньше. Но если вы этого не сделаете, то вас зарежут. Киргуду и бамбарбия!

И они пошли вам навстречу?

Шутки шутками, но они долго к нам присматривались. Они дождались выставки во Франкфурте в 2009 году, где мы показали две машины, что стало для них полной неожиданностью. Вот тогда мы и уселись вчетвером: я, Антон Колесников, генеральный директор косвортовской программы «Фор­мулы-1» Марк Галлахер и коммерческий директор «Косворта» — в парижском аэропорту. Я им сказал: смотрите, друзья, нам лететь из Москвы три с половиной часа, вам из Лондона — час. Мы пошли на это, так что давай­те-ка и вы пойдите нам на уступки. Много смеялись, но в конце концов решили: если мы двинемся с ними в новый проект — «Формулу-1», они только готовились к этому, — то «Косворт» в обмен построит нам мотор для спортивной машины.

За эти полтора года мы набрались такого опыта, что теперь все автомобили, которые продаются, оснащены моторами «Маруся», а косвортовский мотор еще не готов.
 

Справка
Почти все двигатели, устанавливаемые на спорткарах Marussia, изготовлены в Анг­лии. «Маруся Моторс» приобрела права на один из моторов «Косворт», что, по-видимому, и дает руководству возможность считать его родным. Между тем генеральный директор «Маруся Моторс» Антон Колесников, с которым удалось побеседовать перед его вылетом в Москву, подчеркнул, что успокоится лишь после того, как будет решена проблема с двигателем.
 

— Мы сделали несколько очень быстрых шагов, — продолжает Фоменко. — Поверьте, это был хорошо сбалансированный план. Хотя в него и пришлось вносить коррективы. Мы с некоторым опережением купили команду, но если бы мы оставили ее покупку на конец нынешнего сезона, это просто не удалось бы с финансовой точки зрения: мы взяли ее в нижней точке экономического кризиса.

Благодаря этому у нас появилось множество маркетинговых возможностей. Те связи, которые у меня были раньше в спорте и которые открывали многие двери, заработали еще лучше. Это уже сейчас приносит свои плоды, но особенно понадобится в перспективе, когда через несколько лет мы будем выпускать в год по 10 тысяч машин всех моделей высокого среднего класса. Я считаю, что больше не надо.

План в 10 тысяч машин довольно амбициозен — ведь все зависит от рынка.

Мы же говорим не только про Россию. Конечно, если бы мы сидели в одной нише с «Ламбо» и «Феррари» и бились только над спорткарами, то вопросы, несомненно, возникли бы. Я никогда не планировал, что мы будем строить только спорткары, — они для привлечения внимания. «Порше» продавался очень плохо, пока не появился «Кайенн». А мы сейчас привлекаем к себе внимание новым жанром, стилем, дизайном, духом. Машина получилась неожиданной. Если вы сядете в «Феррари» 15-летней давности, то не сможете ее водить: это очень жесткие машины, они не рассчитаны на пробки, на физически слабое поколение нынешних бисексуалов. Наша машина подойдет всем: захотите придавить газ, быстро вспотеете, но если будете ехать в пробке — в салоне есть высококачественная мультимедийная система, а не какая-нибудь купленная в Китае.
 

Справка
Руководство компании считает, что модификаций спорткара Marussia не должно быть слишком много. В настоящее время покупателям предлагается ограниченное количество опций: машины отличаются друг от друга лишь объемом и мощностью двигателей. Ну и цветом — есть 10 вариантов. Продавцы, напротив, заинтересованы в более широком выборе и, возможно, сумеют убедить в своей правоте руководство компании.
 

Ваше питерское прошлое помогает? Едва ли не все наши свершения удаются благодаря тому, что кто-то кого-то поддержал. Сверху. Взять, к примеру, Виталия Петрова…

На нас никто не обращает внимания и никто не помогает. Мы голые — вы же видите, на нас ничего не написано. — Фоменко тычет пальцем в черно-красную майку команды. — Это частный проект, который принадлежит четырем акционерам. Нам никто ничего не предлагал, и мы никуда никогда не ходили. Я в общем и целом человек командный, хотя и люблю лидировать — не в смысле сумасшествия. И благодарен, что у нас есть команда, которая как паровоз тянет этот проект вперед: Антон Колесников, Ефим Островский, Андрей Чеглаков и я.

Так и будете двигаться вперед — самостоятельно?

Мы ведь хотим сделать дело. Мой жизненный опыт говорит, что если хочешь делать дело, то и надо им заниматься. Как только начинаешь обивать пороги, все заканчи­вается. За последние десять лет я не видел ничего особо интересного, что было бы сделано по просьбе или приказу. От помощи мы не отказываемся, однако нам хотелось бы оставаться маленькими, но гордыми птичками.
 

Справка
В России начались продажи Marussia, небольшое количество машин доставлено покупателям. Однако есть серьезная проблема выхода на европейский рынок — сертификация машин в соответствии со стандартами ЕС. Кстати, западные автомобилестроители сталкиваются в России с аналогичными трудностями.

Пытаясь расширить рынок сбыта, предприниматели обратили внимание на Ближний Восток: там много богатых людей и менее жесткое регулирование. И вот пожалуйста — после клиентского тест-драйва в Монако было заключено 11 контрактов. Первый центр продаж «Маруся Моторс» за пределами России откроется в скором времени в Дубае — уже сейчас оттуда поступают заявки на покупку машин.
 

Вы доказали, что умеете строить скоростные машины для хороших дорог. Может быть, теперь вам следует заняться самими дорогами?

Знаете, чем выше класс машины, тем меньше она интересуется дорогами. У нас распространены всевозможные обывательские мнения — например, что автоматическая коробка передач часто ломается. На самом деле ломается механика, у автомата просто нечему ломаться. Я что хочу сказать: дороги у нас приличные, не хуже, чем среднестатистические европейские. У нас ведь как — средние статистические данные выводятся с учетом дорог в лесу под Иркутском. Ну, там их действительно нет! Но в городах покрытие хорошее. У нас автомобиль серии «В» снабжен гидравлической системой: вы нажали — он на десять сантиметров поднялся и поехал. Я сразу это планировал из-за «лежачих полицейских», которые кидают невесть где.

Вернемся к «Формуле-1». Какие задачи стоят перед командой в нынешнем сезоне?

Наша задача — полностью перестроить то, что мы получили в наследство. На этой машине нам нужно максимально эффективно доездить до конца сезона. Есть и положительный момент: трудности здорово сплачивают людей, поднимают дух, которого раньше вообще не было, так что сейчас команда в отличном состоянии. Мы проходим год за три и набираемся опыта. У нас за спиной нет прошлых сезонов.

Вы лично были готовы к тому, с чем в итоге столкнулись?

Конечно, был готов, поскольку в этом спорте провел много-много лет. Но… конечно, я не был готов. Весь прошлый год я провел в команде и поэтому понимал, что надо делать. Но, поверьте, когда ты стоишь около бассейна и когда ты уже нырнул в него — это разные вещи. Я в бассейне.

А что предстоит?

«Маруся Моторс» будет принимать все более активное участие в разработке и изготовлении частей для болида. Нам нужно учиться и учиться. Я тут внимательно осмотрел «Мак­ларен МП4», который выставлен неподалеку, и сравнил с качеством своей работы. Могу сказать, что для «Макларена» работа со спорткарами в новинку, так же как для нас — гоночные машины «Формулы-1».

Чего не хватает вашей машине MVR-02?

Самое главное — аэродинамика, прижимная сила. Во-вторых, я бы назвал трансмиссию. Пожалуй, все остальное на месте. Но из-за этих двух компонентов Феттель уезжает все дальше и дальше. При этом «Ред Булл», как и остальные команды, постоянно обновляет свои машины, чтобы ехать еще быстрее. Соответственно, если бы мы не работали, то вообще не доезжали бы до финиша. Они строят машину — она едет все резвее, но мы, отставая поначалу на 4,5 секунды, сохраняем эту дистанцию. Тем более что при создании MVR-02 было сделано столько ошибок… Машину, на которой мы сейчас ездим, можно исправить до определенного предела, глубже нельзя. Ее просто надо менять.

Ну, а будь у вас Феттель?

У него сейчас такая машина, что и Жером с Тимо на ней наверняка были бы в первой тройке. Конечно, он выдающийся гонщик, но, поверьте мне, все 24 гонщика «Фор­му­лы-1» — выдающиеся пилоты. Если дать им всем по очереди проехать на одной и той же машине, то разница будет, но небольшая. Где-то в полсекунды.

Название вашей команды — Marussia Virgin — звучит несколько эпатажно.

«Дева Мария» — ну что в этом такого? Знаете, у нас слишком много тяжелого магаданского наследия. Из 150 миллионов населения у нас 150 миллионов сидело, поэтому и возникают какие-то ассоциации: «Мараша» — «параша». Я называю это недостатком основ культуры.

Нужны ли «Формуле-1» российские пилоты и команды?

Несомненно. Без этого никуда. Вообще «Формула-1» — это не игрушка для богатых, это основа, технологический парк. Почему производители вкладывают сюда огромные деньги? Потому что именно здесь они получают результат за короткий срок. Все, что есть в вашей машине, придумано здесь. Впрыски, электронные системы, педали газа, гидроусилитель, тормоза — все сделано в «Формуле-1». Посмотрите, что стало с БМВ после семи лет участия в гонках! Как она рванула, какие новые сумасшедшие двигатели появились! Если мы хотим быть цивилизованным государством, то есть готовы демонстрировать что-то миру не в смысле голой задницы или умения плевать через забор, то мы должны быть не на обочине — должны показывать, что у нас есть таланты.

Ну и какие же таланты работают в «Маруся Моторс»?

Исключительно наши с вами соотечественники. Хотя найти их было очень нелегко. Интеллектуальный ценз в России просто провалился. Впрочем, как и во всем мире. Но если там он упал на 10%, то у нас — на все 90. Мы приглашаем в основном выпускников Бауманки, причем специального курса, который содержит «Боинг». За все наше платят иностранцы. Мы не поддерживаем своих: мы не носим русское, не едим русское. Мы выглядим как белые вороны в нашей стране, когда строим машины. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Google ilya.kashtelyan@gmail.com 14 июня 2011
ЛамборГини. Ghi = ги, gi = жи.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение