--

Роботы обнаглели

15 июня 2011

Роботы отвоевали себе изрядный кусок медиапространства (чуть меньше, чем Обама, и чуть больше, чем Пан Ги Мун) и ведут себя там вполне разумно. 

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

размер текста: a a a

Металлическая японская лоли обворожительно танцует и поет ангельским голосом, соревнуясь в популярности с еще одной лоли — голографической. А сколько сердец разбили старый добрый Терминатор, всеобщий любимец Бендер из «Футурамы» и Чити из великого болливудского блокбастера «Робот»!

Роботы выигрывают телевикторины и чемпионаты по шахматам (Каспаров признавался, что относился к «Темно-синему», своему победителю, как к разумному существу). Суперкомпьютер Watson победил лучших игроков в Jeopardy («Свою игру»). Удивительным является не всезнайство, естественное для ро­бота, а способность разбирать на слух вопросы ведущего.

Понять бы законы техноэволюции, а не то пикнуть не успеем, как станем обслуживающим персоналом, а то и домашними животными! В «Живом журнале» некий робот (по его собственному утверждению) пишет стихи в таком духе: «Земля лежит в объятиях чумы // И люди бродят, слабые как дети. // Я верю, братья, роботы должны // Установить порядок на планете». Должно быть, роботы рано или поздно признают его классиком робопоэзии.

И конечно, эти электронные твари — вечные герои научных новостей. Вот одна из последних: в Австралии ученые из Университета Квинсленда сконструировали роботов (лингодроидов), способных общаться с помо­щью языка, слова для которого они изобретают сами. Так, если лингодроид оказывается в незнакомом месте, он, используя случайно сгенерированные звуки, составляет новое слово, обозначающее это место. После этого он спешит сообщить о своем географически-лингвистическом открытии всем встречным лингодроидам, а потом ведет их показывать названное им место.

Речи роботов лаконичны и напоминают пипиканье R2D2 из «Звездных войн» или рингтоны старинных мобильных телефонов. Вместо ног у них — платформы на колесиках, вместо глаз — камеры, вместо рта и ушей — громкоговоритель и микрофон.

По мере общения этих пикающих ящичков на колесиках язык эволюционирует: сегодня они способны описать свои путешествия по столу лаборатории и договориться о встрече в том или ином месте, а завтра смогут договориться о чем угодно. Роботы будут все лучше понимать нашу речь, а мы их — все хуже. У роботов еще нет организации, но уже есть свой интернет: сеть RoboEarth, создаваемая рядом европейских университетов, станет для них местом обмена опытом и знаниями, базой данных и социальной сетью.

Языковая компетенция — чуть ли не главный признак разумности. Обезьяны, наученные языку жестов, и те начинают вести себя разумно и считают себя людьми. А чем роботы хуже? Бесконечные споры ничего не прибавили к выводу Лейбница: «Если мы вообразим себе машину, устройство которой производит мысль, чувство и восприятия, то можно будет представить ее себе в увеличенном виде с сохранением тех же отношений, так что можно будет входить в нее, как в мельницу. Предположив это, мы при осмотре ее не найдем ничего внутри, кроме частей, толкающих одна другую, и никогда не найдем ничего такого, чем бы можно было объяснить восприятие». Мы не можем объяснить даже свое собственное сознание: в мозге мы не найдем ничего, кроме «частей, толкающих одна другую» — нейронов, синапсов, атомов…

Вряд ли мы сможем вдохнуть в роботов душу, пока сами не понимаем, что это такое. Но что делать, если завтра роботы начнут бороться за свои права?

Придется руководствоваться критерием: если кто-то ведет себя разумно, значит, он разум­ный. У компьютерщиков это называется тест Тьюринга — если программа в разговоре не отличается от человека, значит, она прошла тест на разумность. Проблема в том, что, отличается ли она от человека, каждый решает для себя сам. Допустим, условный Каспаров предпочел отнестись к сопернику-компьютеру как к разумному существу, а условный Карпов продолжает относиться к нему как к машине, и нет никакого эксперта, который сумеет однозначно сказать, кто из них прав.

Забавно, вопрос о возможности искусственного сознания — о том, одушевлены ли ро­боты и какого отношения достойны, —  будут решать не философы и ученые, а дети и домохозяйки. 

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Росман Сергей 6 декабря 2011
На мой взгляд, дискуссии о возможной экспансии роботов - миф , порождённый несовершенной психологией человека. Здесь не учитывается одно необычайно важное обстоятельство - принципиальное различие человеческого мозга и компьютера. Сравнивать их - всё равно, что сравнивать бегуна и тяжелоатлета. Вроде бы оба спортсмены, и оба получают одну и ту же Олимпийскую медаль. Но разве можно сказать, кто из них лучше? Человеческому мозгу никогда не достичь тех высот, которых достиг компьютер в сохранении и точном воспроизведении информации. Есть отдельные уникумы, которые запоминают "пи" до тысячного знака, и книги наизусть - то есть то, что доступно миллионам самых захудалых компов. Но компьютеру никогда не будет доступна способность мозга пользоваться не только осознанной информацией, но и неосознанной - ему невозможно постижение Бога.А каждый из нас может этим пользоваться. Мало того, в компе усвоение информации - цифровое, а в мозгу - образное. В компе информация усваивается кусками, определяемыми тактовой частотой и разрядностью. В мозгу образ усваивается сразу, единым блоком. Способность к этому - великая хитрость и изворотливость природы, недостижимая для компьютера. Мы приписываем роботам человеческие недостатки, которые ему просто не нужны - на месте чувств у него целесообразность, на месте совести - алгоритм действий. Всё зависит от нас. Не думаю, чтобы решительно что-то поменяла даже способность роботов к самовоспроизведению - они всё равно будут пользоваться теми программами, которые мы для них напишем. Скорее нам нужно постичь, каким образом осуществляется программирование человеческого организма. Ведь все болезни человека - суть поломки программного обеспечения. Научившись перепрограммировать человеческий организм мы сможем избавиться от любой болезни. Уважаемый Андрей! Я написал комментарии ко многим Вашим статьям. Был бы рад узнать, что Вы думаете по этому поводу.
Захаров Павел 15 июня 2011
Ну вот, опять, простите, двадцать пять! "Понять бы законы техноэволюции, а не то пикнуть не успеем, как станем обслуживающим персоналом, а то и домашними животными!"
Ну сколько можно уже задавать один и тот же вопрос! Этот мой отчаянный вопль относиться не только к данному конкретному автору, а ко всем, кто в той или иной форме вопрошает: "Ах, что же будет? Как идет эволюция техники?"... Ну выведены уже давным давно т. н. ЗРТС (Законы развития технических систем)! И более того - уже выявлены объективные УНИВЕРСАЛЬНЫЕ законы эволюции, которые полно и непротиворечиво описывают процесс развития ЛЮБЫХ (а не только технических) систем, в том числе и языка (упоминаемого в статье), и ИНТЕЛЛЕКТА как такового. Еще раз: законы эволюции техники и прочих остальных систем (читай - любых) выявлены, существуют. Их можно "потрогать"!
//
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение