--

Последние дни Джамахирии

Как повстанцам удалось свалить Каддафи

  Длившаяся полгода гражданская война в Ливии закончилась взятием повстанцами Триполи. Оно было молниеносным, относительно бескровным и оттого неожиданным — после долгих месяцев позиционной войны при довольно стабильной линии фронта. Почему долго сопротивляв­шийся режим Каддафи в одночасье рухнул?

Павел Бурмистров
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

22 августа 2011, №33 (211)
размер текста: aaa

Священный для мусульман месяц Рамадан, на который прогнозировалось затишье в войне, не дал изможденным силам Каддафи долгожданной передышки. 

Наоборот, повстанцы пошли на штурм Триполи 20 августа — на двадцатый день священного месяца, когда мусульмане отмечают взятие Мекки армией пророка Мухаммеда. Впрочем, видя, с какой частотой исламисты в Ираке и Пакистане организуют теракты в мечетях, вряд ли сторонники Каддафи сильно рассчитывали на помощь небес.

Вопреки расхожему мнению помощь неба не дала решительного перевеса и повстанцам. Ведь никакого скачка в активности авиации союзников не было. На протяжении по крайней мере двух последних месяцев среднее число вылетов натовских самолетов колебалось в районе 120–140, из которых 35–45 были боевыми. Хотя это не означает, что повстанцы всего добились самостоятельно.

Военные эксперты предполагают, что активизировалась их наземная поддержка западными союзниками. Причем речь идет не только о военных инструкторах, которые находились в Бенгази едва ли не с начала войны.

— Думаю, со временем все-таки вылезет информация, что в Ливии на стороне повстанцев были и наземные части коалиции, вероятно английские и французские, — полагает директор Центра анализа стратегий и технологий Руслан Пухов. — То есть профессионалы из стран коалиции помогали повстанцам не только обучением, но и реально в решающих операциях.

— На стороне повстанцев могли начать воевать частные военные компании, — выдвигает свою версию заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа Александр Храмчихин. — Это сегодня в некотором роде военный мейнстрим, гигантская индустрия. Они сейчас во многих случаях воюют больше, чем регулярные армии. Пишут, что там якобы есть белые на стороне повстанцев. Вероятно, это они и есть. Я это вполне допускаю. У Запада другого выхода и не было — складывалась почти запредельная ситуация: полгода они не могли победить почти отсутствующего противника.

А член-корреспондент Академии военных наук, профессор и руководитель Центра военного прогнозирования Анатолий Цыганок добавляет, что шла «еще и финансовая война: наверняка очень многих подкупили, как это было уже в Ираке. Тогда из семи корпусов, воевавших за Саддама Хусейна против американцев, реально воевали только три, а остальные были подкуплены».

С наемниками или без, подготовка к штурму столицы Ливии началась в середине августа с блокирования последних остававшихся каналов снабжения Триполи и сосредоточенных там войск Каддафи. 13 августа одновременно начались наступление повстанцев на западном побережье Ливии и битва за город Гарьян к югу от Триполи. Первое вылилось во взятие целого ряда городов на побережье, тем самым была блокирована дорога, связывающая Триполи с тунисской границей, — это был главный канал снабжения. А взятие Гарьяна окончательно разорвало связь режима Кад­дафи с внешним миром — за­крыло дорогу на юг, в Сахару, в столицу провинции Феццан город Сабха, откуда был выход на государства континентальной Африки.

На востоке повстанцы и так были сильны, но еще ближе придвинулись к столице, взяв город Злитен. И Каддафи оказался в полностью замкнутом кольце окружения: с севера его давно блокировал натовский флот, а с неба — натовская авиация. В городе моментально начались перебои с продуктами, водой и электричеством. Армия лишилась поступлений топлива и боеприпасов. В этих условиях многие сторонники Каддафи сочли игру оконченной, и далеко не все они приняли участие в последнем сражении за сто­лицу. Противники же Каддафи в Триполи, напротив, воспряли духом и, получив оружие от окруживших город повстанцев, накануне штурма подняли
восстание.

Моральный дух сторонников Каддафи был подточен постоянными потерями из-за атак с воздуха, проблемами с поставками продовольствия, топлива и боеприпасов, постепенным пере­теканием соратников на сто­рону повстанцев, постоянным ростом оснащения и выучки последних.

— В конце концов силы Каддафи неизбежно должны были иссякнуть, — говорит Александр Храмчихин. — Они находились в полной изоляции, ниоткуда не получали никакого пополнения, была полная экономическая блокада. И логистика у них нарушилась, и отток офицеров и бойцов шел — все это комплекс факторов, которые складываются в воюющей стране, находящейся в полной изоляции.

В результате впервые с сере­дины марта практически вся страна оказалась в руках одной из сторон конфликта. 17 марта тоже казалось, что война близка к завершению. Уличные протесты, начавшиеся в Ливии в феврале, быстро переросли в бунт в Бенгази — столице исторической области Киренаика на востоке страны, где все сорок с лишним лет правления Каддафи было, как нигде, сильно подспудное неприятие режима местными элитами и населением.

Начавшись 20 февраля, бунт за четыре дня перерос в восстание по всей Киренаике, а уже через неделю начался марш мятежников на Триполи. Однако правительственные войска сумели перегруппироваться, в считанные дни остановили их наступление, а уже 17 марта стояли у ворот Бенгази, готовясь подавить восстание. Именно в этот момент вмешательство авиации и флота НАТО спасло повстанцев от разгрома и вер­нуло им контроль над востоком страны.

Четыре следующих месяца прошли в вязком противостоянии сторон, ни одна из которых не могла добиться решительного перевеса. Но все эти месяцы время работало против Каддафи — он терял технику, солдат, офицеров, дипломатов, генералов и министров, лишился нескольких членов семьи, уничтоженных ударами с воздуха. В конце июля подготовленная перешедшими на сторону повстанцев кадровыми ливийскими военными и натовскими военными советниками армия повстанцев начала развивать успех на вос­токе, а в августе — и на западе страны, замыкая и сжимая кольцо вокруг Триполи.

И все же, как и 17 марта, говорить о скором мире было бы преждевременно. Еще до начала полноценной гражданской войны в Ливии эксперты-арабисты, в том числе и в интервью «РР», отмечали, что Ливия — одна из наиболее взрывоопасных стран региона и главный кандидат на превращение в магрибский аналог Йемена или Сомали. Исторически представляя собой конгломерат веками живших независимо друг от друга областей — Триполитании, Киренаики и Феццана, имея значительные неарабские кочевые меньшинства берберов и во многом сохранив кланово-племенную структуру общества, эта страна, погрузившись в хаос войны, едва ли сможет быстро из него выбраться.

Памятуя о чистках, организованных против киренайской элиты в первые годы правления Каддафи, нынешние победители могут ответить нынешним чиновникам всех уровней тем же. Хуже того, множество противоречий уже сейчас заметно внутри стана самих победителей. Например, защитники западной Мисраты говорят, что не собираются подчиняться бенгазийскому переходному правительству, сформированному на востоке страны. А оружия в Ливии хватит еще надолго. 
 

Ранее в «РР»

Россия платит за арабскую свободу. Сколько стоили нашей стране революции на Ближнем Востоке

Устойчивый прогресс насилия. Гражданская война в Ливии принимает все более жестокие формы

Ни дня без гнева. Где и как падет очередной режим на Арабском Востоке

Бунт сытых. Почему Ливия восстала против нефтяного благополучия

«Люди готовы умереть за Каддафи». Украинская медсестра, работающая в Ливии, – о том, как коалиция помогает мирным жителям

Чудеса в решете. Ливийцы очнулись от забытья, в котором находились на протяжении 40 лет правления Каддафи

Буря против заклинателя пустыни. Как и почему Россия согласилась на ликвидацию Каддафи

«Бомбят без разбора, даже в больницу попали». Правительство Каддафи заботится о сотрудниках, брошенных топ-менеджерами европейских компаний

«России так нельзя вести себя». По какому сценарию будут развиваться события в Ливии

Предчувствие мировой войны. Решится ли НАТО на «гуманитарную операцию» в Ливии

Куда ведет арабская улица. Российские востоковеды о революционных волнениях в арабском мире

Алеет Восток. К чему приведет восстание арабов

Заклинатель пустыни. Чем Муаммар Каддафи отличается от других арабских вождей

Грустные кадры из Ливии. Тысячи беженцев, в основном граждан Бангладеш и других беднейших стран, приехавших в Ливию на заработки, вынуждены сейчас бежать от боев и грабежей через тунисскую границу

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google aspotashev@gmail.com 22 августа 2011
- опечатка: "На протяжение"

- отсутствует пробел перед тире: "... Александр Храмчихин.- Это сегодня ..."; вместо тире стоят дефисы

- запятая не нужна: "говорить о скором окончании войны, преждевременно."

- "Бенгази" или "Бенгазия"?

- на таком можно мозг сломать: "... Анатолий Цыганок добавляет, что «еще и финансовая война: ..." Я бы исправил так: "... Анатолий Цыганок добавляет, что имела место «еще и финансовая война: ..."


- опечатка в диалоге "авторизации": "OpedID"
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение