--

20 лет ГКЧП

19–21 августа 1991 года произошла попытка государственного переворота, ставшая последним толчком в ряду потрясений, приведших к развалу СССР. Своими воспоминаниями и впечатлениями делятся блогеры.

×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

23 августа 2011, №33 (211)
размер текста: aaa

onair1.livejournal.com

Первые и единственные в жизни каникулы, после 1-го курса, я у родителей, Казахстан, то есть СССР, Кокчетав. Мама рано будит: типа вставай, сынок, в стране такая фигня. А сынок — жесткая сова. Что было будить, до сих пор не понимаю, поспал бы еще часок в блаженном неведении. Ладно, что делать-то, надо защищать завоевания и все такое. Напихал в сумку все, что могло сойти за оружие: ножи кухонные, фигни метательные, все вплоть до отверток и, буквально бряцая, пошел искать баррикады. <…> Баррикад не наблюдалось. Нет, я, конечно, был морально готов возглавить процесс их строительства, но баррикада — это не просто столбы повалить: надо понимать, откуда пойдет враг и с какой стороны соответст­венно будут защитники свободы. Ни врага, ни защитников свободы тоже не наблюдалось, и предсказать направление главного удара было очевидно невозможно. В полном разочаровании, бряцая, поплелся, неважно уже куда. Главное, что понял: судьба страны решалась исключительно в Москве, даже не в Москве, а в небольшой ее части, несколькими тысячами человек. Весь остальной СССР (минус Прибалтика) был готов принять любой вариант. Нет, потом бы по-разному могло повернуться и повернулось бы наверняка, но тогда в случае победы ГКЧП большинство сказало бы ОК и, вздохнув, вернулось бы к своим делам.
 

theobamas.livejournal.com

<…> 19 августа начальник лагеря закрыл на амбарный замок единственный ризограф (копировальный аппарат), отменил все занятия и мастер-классы и разрешил детским массам практически без ограничений смотреть американские мультики про Чипа и Дейла. <…> Утром 22-го под дверью каждой бочки (стоявшие на сваях корпуса имели полукруглую форму) лежал изданный нелегально и дерзко самиздат. На нескольких страницах объяснялось, что в Москве кровожадные коммунисты хотели убить Ельцина, да не смогли, поскольку заступился народ. А директор смены, как следовало из подтекста, — козел, потому что опечатал ризограф, повинуясь инструкциям ГКЧП.

Когда Ельцин победил, репродукторы захлебнулись Мадонной и Джексоном, и дети радовались, как дети. <…> 23 августа о путче уже никто толком не вспоминал.
 

pteroalex.livejournal.com

<…> У Белого дома многотысячное броуновское движение, но признаки упорядочивания уже заметны. Времени уже около 10.00. Охрана штаба революции гражданского сопротивления озверевшему коммунизму уже организована — не пропускают. Прошу передать Юрию Загайнову: приехал, мол, такой-то. Выписали мне пропуск, прохожу в приемную Б. Н., там народу видимо-невидимо. Хасбулатов, Руцкой, Гаврила Попов и многие другие, кого до сих пор только по телевизору видел. Знакомцы мои меня сами углядели. Передают мне свежеиспеченное «воззвание к народу» — можешь, спраши­вают, максимально широко по городу распространить? В БД не хватало тогда даже простенькой оргтехники. Могу, отвечаю, и отправляюсь на улицу Косыгина в гостиницу «Орленок» — у меня там офис тогда был. Прилетаю, заряжаю копировальный аппарат, делаю первый десяток копий, хватаю их и галопом обегаю десяток дружественных фирм. Короче, через полчаса несколько копировальных машин натискали полный багажник «воззваний». Последующие три часа разъезжаю по городу и, останавливаясь на оживленных перекрестках, ору как оглашенный: «Граждане России! Отечество в опасности!» Ну, и далее предлагаю слегка ошалевшей публике свои листовки — разбирали, надо сказать, как горячие пирожки.

На обратном пути к штабу революции на Кутузовском проспекте встречаю колонну из 10–15 бэтэ­эров, лениво двигающихся в сторону Белого дома. Преграждаю дорогу головному. Выскакивает оттуда здоровенный офицер, по-моему, тогда еще не генерал. Рыкает мне в физиономию — ты чо, идиот? Нет, говорю, у меня с головой все нормально… Познакомились — Александр Иванович Лебедь, командир дивизии ВДВ, получил приказ выдвинуться с подразделением к Белому
дому. Я его строго так, по-рево­лю­цион­ному, спрашиваю: что, расстреливать нас, мирных граждан, будете? Он мне басом, близким к профундо, ответствует: я, мол, тоже не идиот, в некомбатное население при любом раскладе стрелять не буду. И вообще, говорит, пошли они на йух со своими приказами — буду просто общественный порядок поддерживать.<…>
 

vorewig.livejournal.com

ivansim

Страшно было, безусловно. Ждали штурма и отступать не собирались. Настрой был, что в Белый дом войска сумеют проехать только по нашим телам, если у них хватит духу.

Самая страшная ночь была, когда погибли ребята в переходе под Калининским. Что там происходило, никто не знал, было только ясно, что началось. Отчетливо были слышны приближающиеся автоматные очереди, и мы, сцепившись локтями, прекрасно понимали, что «сейчас там всех положат и придет наша очередь держать оборону». Мы с приятелем (он в армии служил, в ВДВ) обменивались адресами, куда сообщить «в случае чего». <…>

А защищали мы свое человеческое достоинство, свое право быть самостоятельными гражданами, а не рабами. Мне было тогда 20 лет, и я наелся по горло совком, я назад в совок не желал, даже если выбор стал — «совок или жизнь».

И мы победили. Вся эта заплесневевшая бронированная гэбэшная машина оказалась бессильна против решимости безоружных, но свободных граждан.

И тогда, и в последующие несколько лет я был абсолютно нищим, зачастую нечего было жрать. Но никогда я не был таким счастливым — потому что мы стали СВОБОДНЫ, а это дороже любой колбасы.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Материалы по теме
Google gunjoubass@gmail.com 27 августа 2011
Свобода как и дерьмократия - понятия для дураков.
Смирнов Антон 31 августа 2011
А я помню август '91. Помню, как было страшно. Как отчаявшиеся люди грудью встали на защиту своих гражданских прав и свобод. И я считаю что называть этих людей дураками как минимум свинство. А кому по...й могут валить в Корею и там грустить по коммунизму!
Перов Егор 25 августа 2011
Мне 24. и на йух не сдалась такая свобода с олигархами, бандитами и двумя войнами в Чечне.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение