А теперь собственно государство

поделиться:
23 августа 2011, №33 (211)
размер текста: aaa

Сегодняшнее разочаровывающе прохладное отношение абхазцев к России не должно особенно удивлять (Подробнее читай: «Как построить государство»). Россия — тяжелый партнер. Она не может предложить внешне равноправный проект наподобие конгломерата «большой Европы», так как сама представляет собой огромный цельный кусок. Со всеми — хоть с партнерами, хоть с соперниками — наша элита предпочитает вести себя жестко. Просто потому, что это жесткие люди, сумевшие получить и удержать власть по итогам более чем десятилетия кровавой борьбы за посты в Москве, за экономические ресурсы по всей стране и за Северный Кавказ. Они легко могут качнуть в Абхазию несколько миллиардов рублей. Но играть в равноправие умеют плохо и не очень-то хотят учиться. Отсюда обиды.

К тому же в Абхазии прекрасно понимают, что защищаем мы не ее независимость, а свои позиции на Черном море. Контролируемая Россией часть его берегового периметра опасно сократилась после распада СССР.

Развивать абхазскую экономику мы не будем. Рынок субтропических фруктов у нас давно занят дистрибьюторами из дальнего зарубежья. А в области курортного туризма российскому бизнесу самому остро не хватает компетенции — для серьезных проектов мы приглашаем зарубежных операторов.

Столь же скептически можно оценить и перспективы поставки в Абхазию из России столь дефицитного товара, как национальная государственность. Опыт показывает, что это товар неэкспортируемый.

Мировая политическая наука сегодня открыто признает, что ей неизвестно, как создавать эффективную государственность. Современная теория считает единственно допустимым намерением при создании новых государств стремление их элиты к «консолидированной демократии». Но на практике сейчас уже, кажется, все понимают, что стремиться нужно хотя бы просто к консолидации, пусть она произойдет и в результате появления во главе государства не слишком страшного диктатора. Было бы само государство — остальное приложится. Ну, а диктатору, в свою очередь, требуется хорошо учить исторические уроки. Тем более что наглядные материалы к этим урокам история прямо-таки штампует у нас на глазах.

При всей неопределенности механизма консолидации одно соображение высказать можно. Политическое единство страны недостижимо без справедливого решения вопросов собственности. Очевидно, что в Абхазии эти вопросы решены неудовлетворительно. Когда законы и суды вынуждают людей массово сутяжничать из-за квартир, нельзя говорить, что они уже сделали эту страну своей. Другая грань проблемы открывается, когда мы узнаем, что на территории Абхазии собственность не может принадлежать иностранному юридическому или физическому лицу.

В совокупности это означает, скорее всего, следующее. Влиятельные кланы независимой республики не договорились о том, как они делят землю и здания, то есть основные здешние объекты собственности. Поэтому по негласному консенсусу они поддерживают режим минимальной защиты юридических прав на такие объекты. Одновременно они категорически не могут допустить, чтобы ими владели иностранцы, так как в условиях слабой правовой защиты национальная собственность очень быстро окажется в руках более сильного, чем местные кланы, иностранного игрока. Отбирать ее придется тем способом, которым тут действительно владеют хорошо: путем временного объединения и военных действий в форме силового захвата объектов. Никому, конечно, такое развитие событий не нужно. Поэтому саму его возможность здесь стараются превентивно исключить.

Все логично. Только без политической консолидации у страны никогда не появится проект развития, а без решения проблемы собственности — необходимые ей инвесторы. Те ведь вложат деньги не вообще в «развитие респуб­лики», а в конкретную недвижимость: отели и километры пляжей.

Будущее Абхазии, как и некоторых других стран с более или менее недавней государственностью, зависит от того, удастся ли народу присвоить себе юридически ту землю и прочую собственность, которая принадлежит ему политически. Что касается конкретно Абхазии, то если такое присвоение благополучно произойдет, концепция будущего страны, скорее всего, такова: военно-политическое покровительство со стороны России и передача экономического развития на частичный аутсорсинг бизнесу какой-либо из стран, умеющих строить хорошие морские курорты. В качестве примеров можно назвать сотрудничество отельеров Германии с Турцией, а Италии — с Хорватией, превратившейся в популярную страну семейного пляжного отдыха.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение