--

Есть ли жизнь после звонка Путину

Доктор Хренов: восемь месяцев спустя

Этот человек, сам того не ожидая, несколько испортил планы ивановских (и не только) чиновников на беззаботные предновогодние недели. Его просто задело то, что Владимиру Путину показали ивановское здравоохранение в свете (а скорее – полумраке), отличающемся от реального дневного освещения обычных врачебных будней. И он позвонил ему. Как признается Иван Хренов, в одно мгновение ставший в глазах многих героем, он «просто хотел задать вопрос и узнать мнение премьера на этот счет». Бурная реакция со стороны чиновников, местных властей, простых жителей Иванова и блогеров ЖЖ – во что трансформировалась она сейчас, по прошествии чуть более полугода с того «предновогоднего обращения» простого ивановского врача-кардиолога Ивана Хренова?

Ксения Машкоева
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

23 августа 2011
размер текста: aaa

Встретившись на автовокзале города Иваново, мы не успели с Иваном пройти несколько метров до автобусной остановки, как навстречу нам рванулся молодой человек, чем-то, видимо, раздраженный и разгоряченный.

- Можно пожать вашу руку?

Иван, кажется, даже не особо удивленный, протягивает ему руку, а тот продолжает:

- Хоть вы слышите, а то другие вообще не хотят, – и уходит.

- И часто к вам так подходят?

- Нет, нечасто. Но вот на рынок мне лучше не заходить – узнают. И просят полечить, посмотреть. И смотрю – я же врач.

В маршрутном такси какая-то женщина присоединяется к нашей беседе:

- Мы вас все поддерживаем, знайте. На сайте подписи за вас оставляли. Все ведь правда, что вы говорили…

А правда ли, действительно? Этот вопрос был камнем преткновения.

 

«У нас пикнуть дорогого стоит»

- Думаю, Владимир Владимирович все, о чем я ему сказал, знал и хотел просто огласить информацию. Они всегда ищут людей, которые не согласны, они заинтересованы в том, чтобы, как сказал премьер, включать ручное управление и налаживать ситуацию.

- И он обещал еще одну проверку…

- Да, была из Министерства здравоохранения, но о результатах ее я знал заранее – ничего не найдут.

- То есть повторный приезд ничего не показал?

- А как вы думаете? Если к медсестре подходит член этой проверочной комиссии и главный врач и спрашивает: «А вы что-нибудь знали? Что-нибудь можете сказать?»

- Но вы все же сказали...

- Это мы с вами так мыслим, молодежь. А сейчас большинство работающих врачей – пенсионеры (молодежь как-то не особо идет в государственную врачебную систему). К тому же у нас, у русских, нет такой общности сплоченной. Это раз. А два – у меня вот брат на трех работах, у него кредит на пять лет, сын маленький, жена не работает. Не дай бог, его уволят – что тогда? Кто кредит платить будет? То есть, у нас пикнуть дорогого стоит.

Иван Хренов «пикнул» - сходил и в прокуратуру два раза, и в следственный комитет. Давать объяснение своим словам из письма Путину.

- Слава богу, не засудили. Я давал объяснение по каждому предложению: что хотел этим сказать, на чем основывался, что имел в виду… Такая занудная беседа: элементарные вещи приходилось объяснять, все это – документировать.

- А на каком основании вас попросили объясниться? Мало ли кто кому пишет. Премьеру писать, вроде, не запрещено.

- (Смеется) А вы попробуйте. Я так понял, что крупное заявление – поэтому и объяснить нужно. А потом от онкодиспансера пришла официальная повестка в суд, а от областной больницы исковое заявление. Подавали с целью защиты чести и достоинства. По обвинению в клевете. Я осквернил, опозорил честь и достоинство сотрудников больницы своим заявлением… А потом я позвонил пресс-атташе Владимира Владимировича: мол, так и так, на руках повестка в суд, исковое заявление готовится. Ответили, что будут звонить губернатору. В результате я 19 января сходил в суд по иску от онкодиспансера – там даже истца не было. А второй суд вообще не состоялся.

- Все вот так замяли?

- Пресекли на корню. Вышла рекомендация губернатора, чтобы отменили все суды и претензии.

- И в больнице вашей никаких претензий?

- К главврачу вызывали неоднократно. Главным образом, чтобы поставить меня на место в моральном плане: что неправ, что извиниться надо. Меня бы не уволили, могли бы подставить, но главврач у нас хорошая – она меня защищала, несмотря на то что, конечно, я ее подвел, получается.

- То есть, вы думаете, что главврач разделяла ваше мнение? А говорила из некоего инстинкта самосохранения?

- Скорее, только второе. Ну неужели главный врач поддержит мою позицию? Это надо быть сумасшедшим, бешеным патриотом, чтобы пойти против системы. Это было бы вообще уникально…

 

«Путина можно так легко обмануть?»

- Изменилось ли что-то в поликлиниках, больницах после всех слов и действий?

- Сейчас всё подзатихло, а вот в первые-то дни – да! Прямо реальные были изменения. Та проверка министерская проверяла только в областной больнице ситуацию. Ничего она, конечно, не нашла, но… Истина где-то рядом. Это была, на мой взгляд, политическая комиссия: если бы нашли, получается, Путина можно так легко обмануть? Это был бы очень сильный подрыв центральной власти, их авторитета и репутации. Вот как с Рошалем получилось. А изменения какие были: была создана межведомственная комиссия, которая проверяла уже не только областную больницу, но и поликлиники, районные больницы. И выявилось очень много недостатков, которые я озвучил в письме Путину. И несколько главных врачей районных больниц были уволены. Много было выговоров по поликлиникам, по больницам. Даже у нас в 1-й городской больнице главный врач ушёл по собственному желанию. Хотя до этого всё было спокойно, никто ничего не проверял. То есть, эффект какой-никакой был. Ну а сейчас всё, конечно, утихает. Никто ничего не говорит, все как работали, так и работают.

- Всё возвращается на круги своя? Поднялись на какую-то ступень…

- Сделали вылазку.

- Вылезли и спрятались? Или вылезли - и началось какое-то шевеление?

- Шевеление не началось, наш народ очень сложно поднять на какую-то борьбу, на открытые выступления, заявления. Но я думаю, это всё только до поры до времени. Скоро врачам эта ситуация надоест.

Тут Иван будто набирает воздуха в грудь и выдает:

- А вообще у меня такое ощущение, что вся медицина скоро развалится просто и всё.

- В смысле развалится? Как развалится?

- Ну как… Я не знаю, что с ней будет, если у нас сейчас районные больницы сокращаются, закрываются. Будет население потихоньку вымирать, вот и всё. Это вопрос финансирования. Пытаются, я так понял, централизовать медицину, чтобы была больница - и вкладывать в одну больницу, чтобы она работала на 100%, выполнялся чётко план, выполнялись все стандарты. Раньше была медицина по экстенсивному пути – то есть много, но плохо, а сейчас сделать хотят мало, но хорошо. Очень хорошо. Но получается, что больному человеку приходится ехать за 100 километров. Это неправильно. И это проблема очень многих регионов России, когда есть одна централизованная больница и со всех близлежащих городов приходится туда ехать людям или вызывать скорую помощь, которая едет два часа… Вы представляете, какая-нибудь бабуля сядет и поедет сама? Так вот вопрос – поедет ли она. Скорее дома помрёт. От методов самолечения.

И вот так сидишь перед ним, перед его сыплющимися риторическими вопросами, безапелляционными заявлениями и размышляешь над вечными вопросами: кто виноват и что делать? Решаю начать с последнего. Знает ли он на него ответ?

 

«Меня прежде всего интересует моя профессия»

- Вы обратились в «ЖЖ» с призывом сообщать о происшествиях, как-то поднимать медицину. Многие ли откликнулись?

- Парадоксальная ситуация: к сожалению, откликнулись единицы. Так, чтобы действительно поддержать открыто, написать какое-то письмо… В «Одноклассниках» все кричат, а как до дела доходит – так все молчат. Я собираюсь создать сайт (вот сейчас как раз ищу программиста, который в благотворительных целях поможет в этом вопросе), посвященный общению врачей, налаживанию контактов. Может быть, это будет началом работы сплоченной врачебной ассоциации. Если представится случай, я еще где-нибудь выступлю.

Мне действительно интересно, почему этот человек искренне удивляется тому, что все молчат. Как-то это уже вошло в привычку для многих – воспринимать наше общество безыдейным и безынициативным.

- Вы говорили, что Путин хотел, чтобы эту идею озвучил кто-то, а народ не хочет говорить. То есть, само общество не готово противоречить, а не власть не готова воспринимать?

- Ну… да (смеётся). Смотря, сколько будет общество выступать. И захочет ли власть услышать. Владимир Владимирович захотел услышать и поднять этот вопрос. Поэтому всё и получилось. А у нас, на местном уровне, не хотят этого слышать. И потом у нас же никто не выступает, все говорят на кухне. В интернете многие поддерживают, но тут явного лидерства нет. Нужен человек, который всё это организует, за которым бы пошли. Да и таких молодых людей, как я - социально свободных, у которых нет кредита, у которых нет детей – их очень мало. Один-два, по пальцам можно сосчитать. И даже их надо организовать. Тут ещё какие-то, я так понял, гарантии нужны, поскольку сунулся туда, сунулся сюда, а толку никакого нет. Максимум – это всё спустится в прокуратуру и из прокуратуры – в лечебное учреждение, в котором ты работаешь, а в лечебном учреждении тебя вызовут на ковёр и отчитают. Вот и всё.

Спрашиваю, слышал ли он об Алексее Навальном. Не слышал. Немного рассказываю о нем.

- Видите ли себя таким общественным деятелем?

- Мне такие организации не грозят точно, потому что я хочу в медицине остаться – практикующим врачом. Меня прежде всего интересует моя профессия, а уже вторично – какая-то общественная деятельность, если получится. Но все равно необходимо как можно больше людей, которые с этим борются. Если ты одни, то ты один, а если таких много, если хоть какое-то будет движение, последует реакция. И мне нужны теперь факты. Я не прошу от человека выступить со своей фамилией. Меня интересует ситуация вообще, в целом. С конкретикой. И я сейчас ищу таких людей, пациентов, чтобы создать круг тех, кого я знаю, кому могу доверять, чтобы у меня хотя бы информация была. А куда ее передать – я передам.

- А куда?

- У меня такой человек есть – в проекте «Единой России» «Качество жизни (Здоровье)» Максим Мищенко. Он заинтересовался. И надо искать людей таких, которым это действительно интересно, а для того, чтобы искать, нужно еще собрать что-то, чтобы предоставить гарантии, совершать обмен информацией.

- Кстати, ходили слухи, что вы сами вступили в «Единую Россию».

- Я даже заявление не писал, так только, на разведку сходил. Да, были такие мысли, сейчас уже нет. Все взвесил – нет, не мое это, не пойду в партию, потому что понял: первое, с чем я распрощаюсь, если вступлю – это практическая медицина. Меня займут общественной деятельностью и, скорее всего, ненужной: съездить на Селигер, провести там лекцию о наркомании, алкоголизме, а как это поможет в развитии здравоохранения? Тем более, сейчас предвыборная кампания идет, а я представляю интерес для некоторых - для поднятия репутации.

Чем больше слушаешь Ивана Хренова, тем больше понимаешь: обычный человек, которого разрывают и желание работать врачом, работать хорошо и на совесть (он страстно возмущается, что врачи считают нормальным лечить за деньги лучше. «Ну не умею я лечить лучше за деньги»), и понимание к своим коллегам («Потому что врач должен либо брать деньги, либо вообще не работать. Потому что у него семья, дети»). Он не принимает позицию «сидеть и ничего не делать». Считает, что нужно как минимум говорить:

- После того, как я позвонил, ко мне на следующий день пришла профессор, которая помогла мне устроиться в кардиодиспансер. Первое, что сказала: «Вы действительно верите, что что-то можно изменить?» Чистой воды пессимизм. Я говорю: «А вы пробовали? Нет, не пробовали. Ну и всё, о чём тогда разговор?» Я считаю, что нужно попробовать. А если сидеть на диване и спрашивать, можно ли что-то изменить, ничего не получится, так и будешь жить, значит.

С другой стороны, он признает нечто будто бы неизбежное, что из его уст звучит особенно страшно:

- Если бы у меня были дети, кредит тот же самый, я как мужчина нёс бы ответственность не только за себя, а уж за семью в большем смысле слова, - я думал бы, как кредит выплачивать каждый месяц, и мне лишние проблемы были бы не нужны. Врачам – вот ещё один фактор –некогда что-то заявлять. У меня брат работает на трёх работах, не только в медицине. И многие так же живут. Нет ни сил, ни времени, чтобы что-то писать, куда-то ходить. Может, на это и рассчитана политика государства, чтобы народ был занят настолько, чтобы некогда было.

 - Но вам же хочется куда-то писать, что-то делать?..

- Да. Я действительно рассчитываю на то, что капля камень точит, сколько она его будет подтачивать – время покажет. Россия большая, народ у нас тяжёлый на подъём. Но тут не революция нужна, а нормальная ассоциация врачей, чем буду заниматься. А жить я буду долго, крови ещё успею попортить (смеётся).

- Обещаете, да? Передадим.

А сейчас Иван уходит в заслуженный отпуск, расквитавшись абсолютно со всеми долгами по работе. Будет ставить забор на огороде, копать картошку… Об этом он говорит с нескрываемым удовольствием – хочется уйти из города. В сентябре поедет в Москву на повышение квалификации. До Нового года. И, кто знает, не обернется ли эта поездка очередным предновогодним заявлением.

Материал подготовлен в рамках проекта «Бюро гражданских расследований»

 

См. также:

Потёмкинская медицина. Кардиолог из Иваново, рассказавший Путину о «показухе» в местной больнице, опасается увольнения

Медицина Хренова. Нужен ли России герой в белом халате

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Iva/Nova Mari 24 августа 2011
Меня всегда удивляют и поражают такие люди, как этот молодой врач. Фактически, он доказывает, что один в поле - воин. Только в жизни все получается не как в сказках и голливудских фильмах, а со скрипом, треском, с болью, с сомнениями, с препонами, с соблазнами бросить, со взлетами и падениями, медленно, медленно-медленно, иногда безнадежно, но получается. Это очень светлый человек, удачи ему, терпения и справедливости. Во всем.
Google serikov.andrey@gmail.com 23 августа 2011
Подскажите контакты Ивана, пожалуйста, поможем с сайтом.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение