--

Скорее жив, чем мертв

Как чувствует себя сегодня «Живой журнал»

После множественных DDoS-атак на LiveJournal (в марте-апреле, а затем в июле этого года) стало чем-то вроде хорошего тона рассуждать о скорой смерти «ЖЖ» и о необходимости поиска альтернативных площадок для самовыражения. «РР» решил поговорить о состоянии отечественного «Живого журнала» с его руководителем Светланой Иванниковой.

Алеся Лонская
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

14 сентября 2011, №36 (214)
размер текста: aaa

«ЖЖ умирает. Это ясно всем. Неясно, почему», — написал известный литературный критик Виктор Топоров. «В случае если исход интересных авторов из ЖЖ действительно начнется, для Рунета это будет означать потерю важнейшей независимой медиаплощадки. Которой, видимо, в предвыборный год по-настоящему испугались грязные технологи на службе Вертикали», — написал Антон Носик, популярный блогер и бывший менеджер компании SUP, участвовавший в разработке отечественного сервиса LiveJournal.

Свое полено — а то и динамитную шашку — подбросил в топку Евгений Касперский, специалист по антивирусной защите: «Я НЕ верю в то, что кому-то ЖЖ ненавистен настолько, что этот “кто-то” готов тратить значительные средства на разработку и реализацию “развесистой” и невидимой атаки. Ну, не является ЖЖ такой силой (политической, оппозиционной, да какой еще)… Два самых вероятных варианта развития событий: 1) ЖЖ умер по причине внутренних технических проблем… 2) сервера ЖЖ грубо хакнули, проникли внутрь и завалили насмерть».

В довершение всего в конце августа полиция отказалась возбуждать уголовное дело по факту атак «за отсутствием события преступления». Отдел уголовного розыска ОВД московского района Дорогомилово проводил проверку при участии управления «К» главного управления МВД по Москве и установил, что «распределенная атака типа “отказ в обслуживании” на сервера http://livejournal.ru и http://livejournal.com представляла собой ежеминутное отправление более тысячи неправомерных запросов на подключение к ресурсу» и что «атака велась из регионов России, стран Азии, Африки, Европы и Южной Америки». Однако идентифицировать пользователей, отправлявших запросы, полиция не смогла в связи с их «большим объемом». В принципе со стороны полиции это на удивление беспомощный, но и честный ответ.

Светлана, что скажете о реакции полиции? У нас ведь объективно нет следственного органа, способного профессионально разобраться в такого рода преступлении. Понятно, что у полиции соответствующей квалификации нет.

К сожалению, в нашей стране действительно не было прецедентов, когда находили заказчика или исполнителя такого рода акций, поэтому общественность совсем не удивила информация, что в возбуждении уголовного дела отказано. Как найти исполнителей и заказчиков таких атак в России, не имея полномочий компетентных органов, я не представляю. Официального уведомления об отказе в возбуждении уголовного дела мы не получали.

Касперский считает, что проблема «ЖЖ» вообще не в DDoS-атаках…

Версии Евгения Касперского — это его личное мнение. Мы официально заявляем, что DDoS-атаки были. Они были организованы профессионально и производились на сервис в целом, а не только на его кириллическую часть и отдельных блогеров. Нам не нужно заигрывать с аудиторией, и мы не давали повода уличать нас во лжи.

…Офис LiveJournal — огромное пространство с рядами столов и компьютеров. У Иванниковой принципиально нет своего кабинета, как нет его и у всего руководства SUP Media: это фирменная атмосфера «кухни “ЖЖ”». Светлана сидит на диване, за ее спиной граффити с изображением головастика — юзера «ЖЖ» с карандашом. Блондинистая голова блогини легко впи­сывается в лжеюзерский «нимб». На стене у двери красный плакат: «Честным быть выгодно».

Насколько вероятно, что атаки продолжатся перед грядущими выборами?

Это как в старом анекдоте про динозавров, помните? Есть два варианта: можно встретить динозавра, а можно не встретить. У меня нет уверенности в том, что атаки не повторятся. Как и не могу утверждать, что они будут. Мы продолжаем инвестировать в без­опасность.

Сейчас многие заговорили о том, что лучше уйти на другие блогплощадки.

Тем не менее после атак показатели посе­щаемости уже полностью восстановились. Серьезного оттока пользователей мы не наблюдаем.

Значит, несерьезный — есть?

Серьезный отток — это когда существенно сокращается аудитория, при этом новые пользователи не приходят. А в миграции нет ничего странного. Люди могут уходить на другие ресурсы, но при этом приходят новые. Стагнации мы не наблюдаем, а наблюдаем как раз рост. Так что LiveJournal не умирает и не собирается.

Что вы скажете про Google+? Говорят, что он реальная альтернатива «ЖЖ».

Google+, конечно, новый ресурс, «свежая кровь». Туда сразу все побежали, чтобы посмотреть, какие там возможности и инструменты. Все там сразу стали «тысячниками», потому что бросились добавлять друг друга в друзья. Но вот среднее количество комментариев к постам низкое. Да и посты все больше — шаринг информации, перепост ссылок на видео и картинки. Я попадаю под их целевую аудиторию, но интереса не вижу. Мне нравится идея с кругами, когда можно классифицировать своих друзей, присваивать им ту или иную степень доверия. Но Google+ больше конкурент Facebook, чем LiveJournal.

Чем отличается российская субкультура «Живого журнала» от зарубежной?

Ни в одной другой стране сервис не имеет подобного влияния на социум. В Сингапуре, например, «ЖЖ» используют достаточно активно как газету «Из рук в руки»: обмениваются вещами и продают все, что можно продать. А российских блогеров активно приглашают на телевидение, в журналы и на радио, СМИ дают обзоры новостей из блогов. В США же телевидение и LiveJournal практически не взаимодействуют: посты в LiveJournal в Америке не настолько социально значимы — американцы создают журналы больше для себя и друзей, чем с целью изменить ситуацию в обществе и повлиять на что-либо. Стремление высказать свои мысли по поводу социально значимых тем — зарплаты маленькие, законодательная база слабая, налоги, медицина, образование, пробки, политика — это особенность русской ментальности.

То есть блогер — это как бы такой депутат…

Скорее общественная приемная. Большой мегафон, в который можно докричаться до исполнительной власти. Вспомните историю с домом престарелых в Ямме, когда именно блогеры акцентировали внимание на этой проблеме в блоге господина президента. В то же время для LiveLournal нет мелких тем. У кого-то пропала собака, и ее помогают найти. Или просят совета, как приготовить хычины с картофелем и сыром.

Каким вы видите будущее «ЖЖ»?

Будет появляться больше тематических, специализированных блогов и сообществ. При этом количество писателей будет увеличиваться, а длина сообщений сокращаться. Уже сейчас в LiveJournal 21% всех записей твиттерообразны, то есть содержат не более 140 символов, — и это совершенно не мешает им быть востребованными. Активно будут использоваться мобильные приложения. Будет запущен сервис, позволяющий блогерам и владельцам сообществ размещать рек­ламу своих дневников. Запустим большой медийный проект — social media на базе контента из блогов.

Это что такое?

Это будет абсолютно новый LiveJournal.ru, где публикуются материалы, репортажи, интервью блогеров. Формат «блогомедиа» очень востребован в LiveJournal: есть сообщество live_report, где Русская служба BBC собирала репортажи блогеров и затем публиковала у себя на ресурсах; есть сообщество гражданской журналистики ridus_news. И наш новый медийный портал — это полная новостная картина блогосферы плюс собст­венные редакционные проекты и проекты с блогерами.

Вы упомянули будущий сервис рекламы дневников. А что касается коммерческой рекламы в LJ — правильно ли я понимаю, что любая реклама в LJ от имени пользователя незаконна?

Конечно, потому что это ведение рекламной деятельности в обход LiveJournal. Но закрыть доступ для всех, кто уличен в коммерческой деятельности в блоге, мы не можем. Понимаете, если блогер написал о том, что он пошел в автосалон и пришел в дикий восторг от «Лады Калины», что это юридически: заказной пост или искреннее восхищение? Да и не все блогеры готовы публиковать скрытую рекламу: это вызывает негодование аудитории. Помните историю, когда некоторые тысячники в одночасье написали позитивные отзывы о сети «Утконос»? Блоговая общественность не одобрила.

Сколько зарабатывают «нарушители»?

В Сети называют расценки от 3000 рублей до 3000 долларов за пост. Но чтобы ты мог просить за свой пост 3000 долларов, надо работать над блогом: писать регулярно и качественно, выдерживать стиль. Держать марку, чтобы нравиться читателям, непросто, и мало кто может позволить себе разместить отличный фоторепортаж о поездке на внедорожнике известной фирмы, получить за это хорошие деньги и отметить в тэгах к посту слово «реклама».

То есть вам выгодны блоги тех, кто зарабатывает в обход «ЖЖ», потому что они привлекают читателей качественным нерекламным контентом?

Если блогер, публикуя рекламу, не обманывает пользователя — да. Я не вижу ничего плохого в том, чтобы «профессиональный блогер» наподобие Ильи Варламова получал деньги за свой блог.

А к политической заказухе, например на Навального, вы тоже относитесь лояльно?

Заказные посты и на Навального, и на SUP существуют, но у нас нет цензуры, мы не боремся конкретно с кем-то. LiveJournal — открытая площадка. Вот если где-то выложат личные данные Навального, то сам Навальный может пожаловаться в конфликтную комиссию, так как обидчик нарушил правила пользовательского соглашения, и жалоба будет рассмотрена.

Кстати о Навальном: вы увеличили ему лимит френдования — это значит, вы поддерживаете его деятельность?

Для блога Навального был отменен лимит в 2000 френдов для борьбы с ботами, атаковавшими его блог. Самый быстрый способ борьбы с ними — включить опцию «комментарии только от друзей», что мы и сделали в качестве эксперимента. Если кто-то еще захочет увеличить лимит, он может обратиться к нам. При этом у блогера должно быть больше 1961 друга и аккаунт должен быть платным. Но есть нюансы: при большом количестве друзей могут возникнуть проблемы со скоростью загрузки или доступностью ленты друзей.

Как блогосфера повлияла на журналистику?

Сегодня аудитория некоторых блогеров превышает аудиторию средней газеты. Происходит профессионализация блогосферы, появился даже термин «профессиональный блогер» — он публикует репортажи на регулярной основе, его приглашают на мероприятия наравне с журналистами, от него ждут заметок и интервью в блоге. А сами журналисты стали использовать LiveJournal как информационное агентство, ведь «гражданские журналисты» уже все сняли на бытовую камеру первыми. Журналистика в блогах — это еще и следствие того, что настоящие СМИ превратились в рычаги давления политических и экономических структур. Люди хотят читать не только прессу, но и альтернативные источники информации.

А насколько сам «Живой журнал» является рычагом давления политических и экономических структур?

Представьте себе издание со штатом журналистов 5 миллионов и аудиторией более чем 30 миллионов русскоговорящих читателей. Как их контролировать? Пять миллионов — это больше, чем население Норвегии. Тридцать миллионов — это почти Канада. Можно, конечно, бороться с конкретными блогерами, покупать посты и делать вбросы, но реально влиять на ситуацию с помощью манипуляций невозможно.

Как стать тысячником в «Живом жур­нале»?

Тут нет единого рецепта. Одним из важных компонентов успеха является частота публикаций. Если вы написали хороший пост про поездку в Стокгольм, собрали 200 комментариев, а потом пропали на неделю — вероятно, ваши вдохновленные читатели могли уже потерять интерес к вам. Мы стараемся сделать так, чтобы в рейтинги попадали не только топовые блогеры, но и те, кто пишет интересные посты.

То есть рейтинг модерируется?

Нет, все рейтинги автоматические. Но для того чтобы запись попала в рейтинг, она должна вызвать резонанс. Интересные записи блогеров, у которых не более 100 френдов, нечасто попадают в рейтинг в силу того, что их никто не читает. Мы просмат­риваем блоги, вытаскиваем интересные темы на LiveJournal.ru и на LJTimes — так мы поддерживаем не только топовых блогеров.

Для блогеров не секрет, что некоторые «топовые» записи попадают в рейтинг «ЖЖ» искусственно. Как вы боретесь с этим?

Да, мы видим, что иногда рейтинг накручивают. И в начале сентября мы планируем запустить новую механику расчета рейтингов, которая позволит избежать накруток.
 

…В офисе LiveJournal есть настольный хоккей. Синие головы хоккеистов напоминают схематичные изображения юзеров «Живого журнала».

Будет потом заголовок: «Светлана Иванникова манипулирует юзерами», — смеется блогиня, раскручивая хоккеистов.
 

Мнение экспертов

"Если «ЖЖ» будет работать нестабильно, многие его покинут"

Евгений Касперский
специалист по антивирусной защите

Вы предположили, что проблемы «Живого журнала» были связаны не с DDoS-атаками, а с техническими проб­лемами. Что это могли быть за проблемы?

За время своего существования «ЖЖ» подвергался различным атакам. Были среди них и DDoSы. Но в конце июля, когда «ЖЖ» был недоступен, наши системы мониторинга за ботнетами не фиксировали никакой DDoS-активности по отношению к данному сетевому ресурсу. Возможно, они стали жертвой точечной атаки, или же специалисты «ЖЖ» пытались провести upgrade своей внутренней инфраструктуры и у них это не получилось. В результате администрация ресурса предпочла обвинить во всем неких злоумышленников, организовавших DDoS-атаку, которой, скорее всего, не было.

Есть версия, что взлом был осуществлен через латиноамериканские прокси.

Информация о том, что «атаки производились из Южной Америки», была озвучена в официальном заявлении пресс-службы «ЖЖ». Однако эта версия выглядит, мягко говоря, неубедительно, так как настоящая DDoS-атака ведется одновременно из всех уголков мира — ведь интернет не имеет границ. Вообще существуют два основных способа «обрушить» сервис: DDoS-атака или взлом сервера. В DDoS-атаке принимают участие десятки тысяч машин по всему миру, входящих в ботнеты. Чтобы получить представление о том, как происходит атака, достаточно взглянуть на карту мира с точки зрения уровня интернет-про­ник­но­ве­ния. Если «ЖЖ» заяв­ляет, что атака шла исключительно со стороны Южной Америки, значит, речь идет о втором типе атаки. То есть, скорее всего, был хак через латиноамериканские прокси. Я не гарантирую правильность этой версии, поскольку «ЖЖ» передо мной не отчитывается, но со стороны это выглядело именно так.

Почему проблемы у «ЖЖ» появились именно в этом году?

Для нормальной работы любого устройства или сервиса необходимо правильное и своевременное обслуживание. К примеру, автомобилю нужно проходить тех­осмотр и заменять изношенные агрегаты и узлы новыми. В IТ-сфере все немного сложнее: технологии развиваются стремительно, количество пользователей и требования к инфраструктуре постоянно растут. Соответственно, ее требуется постоянно поддерживать в работоспособном состоянии, проводить апгрейд. На это нужны силы, средства и желание руководства. Вполне возможно, что на момент июльского инцидента «ЖЖ» как IТ-единица выработал свой ресурс. Я не исключаю тот вариант, что количество пользователей и популярность ресурса возросли до такой степени, что его внутренняя архитектура просто не справилась с количеством посетителей.

А как же политическая версия атаки на «ЖЖ»?

Я уверен, что всем политическим силам социальные сети, в том числе «ЖЖ», интересны как площадка для продвижения собственных идей, борьбы за умы и сердца аудитории. Однако все прекрасно понимают, что если кто-то вдруг окажется замешанным в нечестной игре с привлечением таких площадок, на его политической карьере можно смело ставить крест.

Насколько вероятно, что оппозиционные площадки будут дидосить в преддверии выборов?

Думаю, что будут. И это вполне естественно, ведь закулисные политические войны перед выборами были, есть и будут всегда, и не только в России. Это естественные условия нашей жизни, перенесенные в виртуальный мир, который, как мы знаем, не слишком отличается от реального.

Вы планируете уйти из «ЖЖ» окончательно?

Вследствие нестабильной работы «ЖЖ» свой личный блог я теперь веду на eugene.kaspersry.ru. При этом «ЖЖ» остается дублирующим ресурсом. Если в ближайший год «ЖЖ» зарекомендует себя как надежная площадка с гарантированным доступом и хорошим сервисом, я готов вернуться: свой личный блог сделать запасным, а на «ЖЖ» — основным. Если же «ЖЖ» будет работать так же нестабильно, то, боюсь, не только я, но и многие другие пользователи оставят этот ресурс
навсегда.

Есть ли, по вашему мнению, какая-то адекватная замена «Живому журналу»?

К сожалению, на сегодняшний день нет. Но это не значит, что это абсолютно безальтернативный ресурс. Со временем могут появиться другие. Однако то, что подобная площадка будет сущест­вовать, у меня лично не вызывает сомнений. Причина очень простая: «ЖЖ» — это виртуальный Гайд-парк, где каждый может высказывать свою точку зрения перед аудиторией. Учитывая то, что русский народ исторически в достаточной степени политизирован, причем не только в последние десятилетия, площадки, подобные «ЖЖ», всегда будут востребованны.
 

"Альтернативы «ЖЖ» нет"

Антон Носик
топовый блогер, бывший сотрудник компании SUP

Я не могу говорить о «Живом журнале» в целом, но по своей статистике я видел серьезное падение посещаемости в период атак. Атаки, особенно длительные, разрушительны для сложившихся привычек потребления «ЖЖ». Они вынуждают пользователей задумываться об альтернативах. И главная беда состоит в том, что это касается наиболее лояльных пользователей, для которых чтение «ЖЖ» является привычкой и необходимостью. Потому что человек, который читает «ЖЖ» раз в неделю, пятидневное отключение может и не заметить. А вот человек, который заходит на «ЖЖ» несколько раз в день, оказывается вынужден искать замену. Именно на эту небольшую группу активных людей приходится огромный процент внимания читающей публики.

Но я думаю, что сами по себе разговоры о том, что кто-либо уходит из «ЖЖ», подкрепляемые статистикой популярности Google+, — это передергивание. Потому что у большинства блогеров из первой сотни есть блоговые платформы помимо «ЖЖ». Просто в мирное время эти платформы являются вторичными по отношению к «ЖЖ» и служат ретранслятором того, что пишется в «уютненькой». Когда доступ в «ЖЖ» отрубается, блогеры вынуждены превращать эту вторичную плат­форму в основную — не по своей воле и не в рамках долгосрочных планов. И после каждого перебоя люди, безусловно, возвращаются обратно в «ЖЖ».

Сколько будет продолжаться это возвращение, я не знаю — зависит от длительности и характера проблем у SUP Media. Пока что альтернатив нет. У «Живого журнала» есть два принципиальных преимущества перед другими площадками: функционал и аудитория. Коллективные платформы типа Google+ не позволяют разместить фото и ссылку одновременно, сверстать текст с двумя картинками, провести опрос и получить доступ к статистике. А автономные плат­формы, которые по функционалу не уступают «ЖЖ» (например, word-press), не имеют сложившейся аудитории. И человек, который переносит свой блог с «ЖЖ» на автономную платформу, поступает как музыкант, который перенес концерт со стадиона «Лужники» в Люб­линские поля фильтрации. Уход из «ЖЖ» — это неизбежная потеря аудитории.

По поводу дальнейших возможных атак могу отметить, что никто из людей, осуществлявших атаки на «ЖЖ», до настоящего времени не только не наказан, но даже не разыскивается полицией.
 

"О конкуренции говорить пока рано"

Борис Хвостиченко
менеджер по продуктам Google в России.

Может ли Google+ составить серьезную конкуренцию другим социальным сетям? Допускаете ли вы, что интерес к нему временный и что, не найдя принципиальных отличий от остальных сетей, пользователи разочаруются?

Еще слишком рано делать выводы относительно того, как будет развиваться интерес к проекту. Не надо забывать, что Google+ сейчас находится в стадии бета-тестирования и пользоваться им можно только по приглашению. Но отличий от других социальных сетей много. В Google+ мы постарались объединить те функции, которые могут быть полезны при общении и обмене информацией: друзья в разных «кругах» — информацию можно открывать для одних и не показывать другим; видеовстречи, в которых могут участвовать до 10 человек одновременно; «темы» — здесь собраны интересные вам статьи и записи из блогов, которыми вы можете обмениваться с друзьями и обсуждать. Все это делает общение в онлайне наиболее приближенным к реальной жизни.

Собираетесь ли вы отменить политику реальных имен и сделать открытую регистрацию для всех?

По нашим правилам любая информация из профилей Google должна быть правдивой — именно она помогает найти реальных людей из реального мира. Мы можем заблокировать аккаунт, если информация неверна. Открытая регистрация будет, но только когда закончится бета-тестирование.

Какова будущая модель блогов и социальных сетей?

На наш взгляд, будущее за мобильным доступом в интернет, и к социальным сетям в том числе. По данным исследования ФОМ за июль-август этого года, мобильным интернетом пользуются около 21 миллиона человек — это 17% россиян от 12 лет.
 

Живые факты

— Если распечатать 150 тысяч ежедневных постов русскоязычного «Живого журнала», выйдет, что каждый день отечественная жэжэшечка вывали­вает в реальность объем смыслов, равный по весу спортивному автомобилю.

— LiveJournal входит в топ-10 наиболее популярных ресурсов Рунета и является блоговой площадкой № 1 в России.

— Русскоязычный сегмент LiveJournal насчитывает более 30 миллионов посетителей в месяц и сейчас в русскоязычном LiveJournal более 5 миллионов
зарегистрированных аккаунтов и более 250 мил­лионов записей.

— Каждый день появляется примерно 150 тысяч постов.

— Пользователи LiveJournal проводят на сайте более 100 миллионов минут в месяц.

— Самые комментируемые русскоязычные блогеры — Артемий tema Лебедев и Рустем drugoi Адагамов. Если говорить про сообщества, это ru_auto и man_woman.

— Данные о прибыльности «Живого журнала» компания не раскрывает. Но, по словам Иванниковой, LiveJournal ежегодно растет на 40–50%.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение