Реквием

Михаил Рогожников поделиться:
14 сентября 2011, №36 (214)
размер текста: aaa

Для чего «сильние и младии умирают», как сказано в христианском покаянном каноне? Ни верующая, ни неверующая душа не смирится с тем, что это может произойти «просто так». Эта жертва молодых и прекрасных людей, наших соотечественников и из других стран, игравших в хоккей на русской земле, не должна быть воспринята как напрасная, случайная и вообще как «не жертва» (Подробнее читай: «Город без команды». Чем стала для Ярославля гибель хоккейного «Локомотива»).

Иногда мы — и власть над нами предержащие — должны слышать больше, чем позволяет нам услышать официальная рациональность XXI века. Мы должны суметь услышать — и в погребальном звоне ярославских колоколов, и в локомотивном гудке над спортивной ареной — предупреждающий сигнал. Тут надо вспомнить всех погибших в авиакатастрофах, на дорогах, на ГЭС, в терактах, в войнах и сказать: «Нет, ребята, все не так. Все не так, ребята».

Все это — напоминание нам о том, что Россия, за которую было пролито столько крови и столько пота, требует деятельной любви, а такие катастрофы, как ярославская, — не совещаний и соболезнований, а крика боли. Тут нельзя ничего сделать бюрократически, чиновничьи. Здесь можно, конечно, очень долго «пилить», страна-то большая, но отпилишь только тот сук, на котором сидишь, а провалишься не в тюрьму даже, а прямо в ад.

Как мы смеем относиться к России как к третьесортной, третьеразрядной стране с якобы слишком вялым, слишком терпеливым и тупым народом, который ничего не может? Или непонятно, что это то самое окопное терпение, которое позволяет выигрывать войны, а сейчас — перетерпеть мирное внешне лихолетье?

Грозная символика есть в том, что самолет не смог взлететь, подняться, взмыть в воздух одновременно с Мировым политическим форумом в Ярославле. Страдания России — это мировая проблема. Успех России будет мировым успехом. Успех России, извините, это будет не эгоистический успех Америки. Как только Россия что-то накопила после войны, она тут же стала делиться со всем миром. Оттого, часто говорят, и рухнула. Но если ее ждет успех, она будет делиться снова — возможно, умнее. От нас в мире этого ждут. Наша надежда — это надежда всего мира. Если честно, кроме России миру надеяться абсолютно не на что и не на кого. Как и 22 июня 1941 года.

На форуме, кстати, это почувствовали многие. Катастрофа потрясла, тянулись к скорбному участку стены люди, шли с цветами и свои, и китайцы. Но при этом по поводу случившегося — немота. Никто не знает, что сказать. Потому что в нашем языке, как и в «мировом политическом», уже не осталось слов, чтобы говорить на такие темы.

А нужно сказать то, что нужно сказать. Что слишком много, критически много людей и «наверху», и «внизу» не любят, просто не любят или недостаточно любят страну. Это те, кто позволяет себе и другим швырнуть на ее просторы эти кошмарные дороги, на которых бьются насмерть люди, подбросить в воздух над ней самолеты, которые летят лишь Божьей помощью, а не человечьим радением, но и Богу подчас впору впасть в отчаяние от того, что здесь творится.

У России много свойств, и среди них одно, важное. Она, способная простить многое, не прощает равнодушия к себе. Она не прощает безнравственности. Она готова питать соборную силу народа, но ей нужна готовность народа напитаться этой соборной силой. А если народ, или его власть, или оба не готовы, она от них отвернется.

Вопрос, что такое Россия, люди задают себе в последнее время часто. Как на него ни отвечай, ясно одно: Россия — это тысячелетняя духовная и культурная сила, действующая здесь и сейчас через свой народ. И эта сила способна как-то — непонятно, как именно, но способна — отвернуться от тех, кто не хочет ее в себя принять, разделить, согнуться под ее тяжестью и распрямиться ее могучей энергией. Но если она отвернется, это будет хуже революции. Это будет уже что-то ближе к концу света.

Россия требует очень большого к себе внимания, а мы оставили ее на произвол судьбы. А за это, между прочим, будет полагаться возмездие, как в Ветхом завете. Не хотим жить по закону любви — в данном случае к собственной стране, — думаете, будем жить сытой европейской рациональностью? Почему же тогда в стране не принимается ни одного рационального решения, а? Нет, у нас не так. Не хотим жить по закону любви к своей стране, к ее народу, людей этого народа другу к другу, по закону подставленного плеча, справедливости, сострадания, а не только выгоды, корысти и алчности, губящих, в частности, нашу авиацию — будем жить по ветхозаветному закону мести. И плохо тогда будет всем. А сегодня в Ярославле очень, очень и очень плохо.

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение