--

«Лучший капитан клуба»

Отказаться от мэрского кресла ради научного бизнеса

Виктора Сиднева вот уже более тридцати лет знают как одного из магистров игры «Что? Где? Когда?». За эти годы он успевал не только выигрывать «Хрустальную сову», но и заниматься бизнесом, возглавлял подмосковный наукоград Троицк. А теперь ему поручено развивать один из первых в стране наноцентров.

Дарья Золотухина
×
Если вам понравится этот текст, то вы сможете поблагодарить автора нажав на эту кнопку.

20 сентября 2011, №37 (215)
размер текста: aaa

С Виктором я встречаюсь в кабинете мэра Троицка. И хотя вот уже два дня, как он добровольно сложил с себя обязанности главы города, табличка на двери все еще извещает, что глава администрации — «Виктор Сиднев».

— По плану Троицк войдет в состав Москвы. Проект этот долгосрочный, а у меня срок мэрства заканчивается в декабре. По городскому законодательству на третий срок я переизбираться не могу. Потому решил уйти и заняться развитием наноцентра: этот проект мне сейчас наиболее интересен, — поясняет свое решение Сиднев.

Наша беседа прерывается — пришла делегация из трех человек. Солидные мужчины раскладывают бумаги и чертежи — предлагают проект развития города. Экс-мэр их внимательно выслушивает, дает краткие рекомендации и отправляет к своему бывшему заму, который сейчас «и. о. главы администрации Троицка».

— Я тут уже не работаю. Вещи вот только вывезти осталось. Их за восемь лет порядочно скопилось, — обводит хозяйским взглядом свои прежние владения Виктор.

Ищу глазами хрустальную сову. Сиднев с 1978 года участник телевизионной передачи «Что? Где? Когда?», капитан первой сборной телезнатоков СССР, обладатель «Хрустальной совы» и звания «Лучший капитан клуба». Но совы почему-то нет — может, ее уже успели увезти?

Спрашиваю бывшего мэра, как он попал на знаменитую передачу.

— Все было просто, — с лукавой полуулыбкой вспоминает он. — В семьдесят восьмом году я был студентом физтеха, работал в комитете комсомола. И вдруг звонят нам с телевидения и сообщают, что для передачи им нужны умные девочки.

— Девочки? — Сиднев на «девочек» никак не похож.

— А в физтехе, сами знаете, девочки редкость, одна на пятнадцать мальчиков. Вот мы и собрали команду, в которой было шесть мальчиков и одна девочка. Ну, Ворошилов, конечно, сразу взял девочку, а заодно еще и двух мальчиков. Одним из них был я. С тех пор в этой передаче участвую, вот уже тридцать с лишним лет.

Команда сложилась легендарная — «команда 80-х», как ее сейчас называют: Бялко, Друзь, Шангин, Владимирский, Долгов и капитан Сиднев.

— Когда люди узнают, что ты участвовал или участвуешь в этой передаче, то начинают воспринимать тебя как умного человека, — откровенничает Виктор. — Это помогает по жизни.

— А как вы готовились? Читали энциклопедии?

— Нет, конечно, — посмеивается он. — Думаю, что в этом как раз и отличие нашего поколения игроков от нынешних. Мы никогда специально не готовились к игре, а просто собирались, общались.

В одной из передач команде Сиднева попался такой вопрос: писатель Владимир Солоухин провел исследование с целью выяснить смысл выражения «растекаться мыслью по древу» — что же выяснил писатель? Команда тут же ответила, что изначально выражение звучало как «растекаться мысью по древу». Не мысль, а мысь, что на древнерусском языке значит белка, то есть растекаться, как белка по дереву. Ворошилов удивился: «Слушайте, Солоухин целое исследование провел. А вы-то откуда это знаете?» «А я не знаю, откуда я знаю. Я всегда знал, что никакой не мыслью, а мысью по древу. Для меня это естественное знание, и никаких исследований проводить не надо», — сказал отвечавший знаток.

— И в этом принципиальное отличие нашего поколения от нынешних интеллектуалов, — хитро улыбается Сиднев.
 

Как построить наукоград

С виду Троицк не похож на большинство подмосковных городов: много зелени, мало машин, основной контингент на улицах — мамы с детьми. Из этой провинциальной идиллии выбивается лишь несколько зданий с новенькими золочеными табличками и высокими стальными заборами — научные институты, которые при Сидневе получили особое внимание. Городу даже несколько лет назад было присвоено звание «наукоград».

— Троицк уже давно должен был получить этот статус, но прежняя администрация с научным сообществом была не в ладах. Нам удалось решить вопросы, и от этого только все выиграли, — объясняет Сиднев.

В Троицке еще с советских времен были расквартированы большие научные силы. В основном это физические науки: спектроскопия, физика высоких давлений, земной магнетизм. В постперестроечное время число работающих в науке сократилось в Троицке в четыре раза — с 12 до 3 тысяч человек. При этом люди, которые ушли из институтов, были вынуждены ездить на работу в Москву — в Троицке рабочих мест для них не создано до сих пор.

— Несколько лет назад город посетил Анатолий Чубайс. С ним мы договорились создать рабочие места в области инноваций.

Администрация во главе с Виктором Сидневым подала заявку на участие в конкурсе по созданию так называемого наноцентра. Сейчас у него уже есть официальное название — «Техноспарк» (не путать с просто технопарком). В списке направлений, которыми здесь будут заниматься, — приборостроение, лазеры, новые углеродные материалы и т. д.

— Сколько человек смогут найти работу в Троицке, когда откроется наноцентр? — спрашиваю я.

— На начальном этапе примерно сто пятьдесят. При общем объеме инвестиций около миллиарда рублей. То есть получается, что на первом этапе одно такое рабочее место будет стоить… Давайте посчитаем, — любящий абсолютную точность Сиднев достает смартфон и считает:

— Ух ты, какое интересное число получилось — 666 тысяч рублей. На самом деле — 666 666 рублей и 66 копеек…

— Какие требования предъявило «Роснано», прежде чем дать вам денег на центр? — любопытствую я.

— Требования довольно жесткие, — становится серьезным экс-мэр. — Мы примерно год занимались проработкой так называемого инвестсоглашения. Помимо оборота ключевой вопрос здесь — создание новых инновационных компаний, стартапов. Сейчас мы планируем, что на первом этапе у нас будет пять или шесть таких стартапов, а дальше, я думаю, будут регулярно появляться новые.

— А когда центр начнет работать?

— Мы рассчитываем, что в сентябре завершим формирование самой компании, в конце года начнется закупка оборудования и к середине будущего года уже начнем функционировать.
 

 «Красный коридор» для инноваций

— А вы следите за тем, как в других странах происходит внедрение инноваций?

— Конечно, конечно, — сбрасывая очередной звонок, кивает Сиднев.

— И в чем отличия?

— Дело в том, что мы, как всегда, пытаемся что-то скопировать. Ну, например, сколковский проект называют иногда «русской Силиконовой долиной». Но, как правило, такие аналогии не работают.

Сиднев про Силиконовую долину знает не понаслышке: в конце 80-х он участвовал в проекте по учительскому обмену и год преподавал в Штатах математику в обычной американской школе. Тогда же он раз и навсегда убедился, что их система образования для нас неприемлема, потому что «там натаскивают на тесты, а не прививают реальные знания».

— Любые инновации, любые технологии начинаются с генерации знаний, то есть всегда есть стадия фундаментальных исследований. Во всем мире эта стадия финансируется государством. И поэтому без государственного финансирования науки никакие инновации невозможны. В противном случае надо их заимствовать, как, например, в свое время делали японцы и китайцы.

— Почему у нас внедрение инноваций происходит не так быстро, как хотелось бы?

— Ну смотрите, инновационные компании работают на рынке. Значит, если нет спроса, то они не могут развиваться. А Россия сего­дня — это не самый большой рынок. У нас успешно развиваются в основном сырьевые отрасли.

— И как тогда будут выживать наши инноваторы?

— Парадокс в том, что успешные иннова­ционные российские компании изначально ориентируются не на отечественный, а на глобальный рынок. Он больше по объему, там гораздо меньше административных и коррупционных барьеров. Как ни странно, в честной борьбе нашим фирмам легче победить.

— А не получится, что наши компании будут продавать свои новинки за границу, а мы останемся у разбитого корыта?

— К сожалению, такой риск есть. Дело даже не в том, что они перейдут на западные рынки. Китай сегодня в основном ориентируется на экспорт продукции. А дело в том, что у нас из-за таможенных барьеров очень часто экспортирование оказывается невозможным.

Сиднев приводит конкретный пример: в контракте прописан трехдневный срок ремонта оборудования, а для того чтобы вывезти запчасти через российскую таможню, нужно потратить полтора месяца. То есть фирма не в состоянии выполнить свои сервисные обязательства, а значит, автоматически признается неконкурентоспособной.

— Поэтому наши компании, которые ориентируются на экспорт, начинают с того, что создают склад запчастей за пределами России. Я думаю, что без решения этих проблем нельзя сделать экономику инновационной, — разводит руками Сиднев.

— Либерализации нашей таможни не предвидится?

— На высшем уровне руководители это понимают. Что касается уровня чиновников, то не уверен. Я был свидетелем, когда на совещании у премьера один из инноваторов пожаловался на то, что есть проблемы с таможней, что иногда приходится возить запчасти для приборов в карманах, в сумках, то есть, по сути, нелегально. И когда Владимир Владимирович задал вопрос руководителю таможни, что тот думает по этому поводу, он получил замечательный ответ — что, во-первых, у таможни никаких проблем с инноваторами нет, а во-вторых, если кто-то возит что-то в карманах, так он с этим разберется.


Политика, бизнес и инновации

Сидневу постоянно звонят или шлют на телефон сообщения. Какие-то звонки он сбрасывает, на какие-то, попросив извинения, отвечает. Сидя в черном кожаном кресле под вывеской «Троицк-Телеком», он кажется директором компании сотовой связи. И если вчитаться в его биографию, то он и есть директор, только бывший.

После окончания МФТИ Виктор распределился на работу в троицкий филиал Института имени Курчатова. В начале 90-х он ушел из Курчатника и в 1997 году создал компанию «Троицк-Телеком».

— Сначала интернет существовал как научная сеть, — рассказывает он. — Для большинства населения планеты его возмож­ности были просто неизвестны. И вот я после защиты диссертации начал заниматься цифровой техникой. А компания, которую мы создали, была если не первая, то уж точно одна из первых в стране, занявшихся широкополосным интернетом. Это был 1997 год.

Вплоть до 2007 года «Троицк-Телеком» оставался практически монополистом на рынке Троицка.

— Для многих сейчас нанотехнологии — то же самое, что широкополосный интернет в девяносто седьмом году, — анализирует свое детище Сиднев. — И это дает мне надежду, что и «Техноспарк» будет успешным проектом.

— С каким чувством вы оставляете политику и возвращаетесь в науку?

— Когда мы говорим с вами об инновациях, надо понимать, что это не наука, это во многом бизнес. А вторая вещь: я все-таки не собираюсь совсем бросать политическую карьеру — я буду участвовать в третьем списке партии «Правое дело» на выборах в областную думу. Думаю, что у «Правого дела» есть хороший шанс пройти в этом году, преодолеть семипроцентный барьер.

— А почему не «Единая Россия»?

Я никогда не был членом «Единой России», зато был членом партии «Союз правых сил» и членом политсовета этой партии. Я хочу напомнить, что в идейном смысле все-таки «Правое дело» является последователем «Союза правых сил». Не скажу, правда, преемником. А основатель компании «Роснано» Анатолий Чубайс также и один из основателей «Союза правых сил». Так что, думаю, в этом смысле у меня и политическая, и бизнес-карьера достаточно последовательны и могут помогать друг другу.
 



Справка РР

«Не бояться показаться дураком…»

Биография 1. Из справки с официального сайта «Что? Где? Когда?»

Сиднев Виктор Владимирович родился 2 марта 1955 года. По образованию физик, кандидат физико-математических наук.

В школе учился мало. В основном играл в баскетбол. Был капитаном команды Ярославской области, объехал весь северо-запад России, участвуя в соревнованиях школьников. Но для профессионального баскетбола не вышел ростом.

Образование: Московский физико-технический институт.

О себе: «Неорганизованный, но целе­устремленный. Главное — понять, где та цель, к которой стремлюсь».

Считает, что «игра научила слушать других и не бояться показаться дураком».

Один из самых обаятельных и улыбчивых игроков.

Увлечения: горные лыжи, подводная охота, теннис.

Старается не изменять традиции ходить перед игрой в баню в компании Александра Бялко, Александра Друзя, Никиты Шангина, Леонида Владимирского и Олега Долгова — лучшей шестерки клуба 1987 года. Этой традиции уже 17 лет. К сожалению, Владимирский и Долгов теперь живут за границей и в баню ходят нечасто.

Женат. Отец четырех дочерей.
 

«Создание импульсных рентгеновских источников…»

Биография 2. Из справки с сайта администрации города Троицка

Виктор Владимирович Сиднев родился 2 марта 1955 года в г. Ярославле.

В Троицке живет с 1975 года.

После окончания в 1978 году Московского физико-технического института работал в филиале Института атомной энергии им. И. В. Курчатова в г. Троицке в должности инженера, младшего научного сотрудника, научного сотрудника, старшего научного сотрудника. В 1982 году окончил аспирантуру, в 1986-м защитил кандидатскую диссертацию. В период работы в ТРИНИТИ выдвинул ряд новых идей по использованию импульсных плазменных ускорителей.

С 1989 по 1990 год работал преподавателем математики в г. Сан-Рамон, Калифорния, США. В 1991 году возглавил Институт оценки и развития технологий, который занимается разработкой и внедрением высоких технологий в области телекоммуникаций. В 1997-м создал и возглавил компанию «Троицк-Телеком». Сфера деятельности компании — телефония, широкополосное телевидение, скоростной интернет.

В 2000 году был избран депутатом совета депутатов г. Троицка, где работал в комитетах по научному и социальному развитию города и по нормативно-правовой работе и регламенту.

В 2003 году окончил Открытый университет в Великобритании и получил степень магистра по специальности «деловое администрирование».

В августе 2003 года был избран главой города Троицка. В 2007-м был повторно избран на эту должность.
 

Вопросы герою репортажа вы можете задать на сайте facebook.com/AlmaznyGram
 

Герои наноэпохи. 10 портретов в интерьере технологий

Журнал «Русский репортер» и ОАО «Роснано» продолжают совместный проект «Инноваторы. История успеха». В предыдущих номерах:

Красная нанокнопка. Владимир Румянцев: «Я по убеждениям химик-технолог»

Поймать нановолну. Предприниматель Тимофеев — о нитриде бора, китайцах, олигархах и правилах бизнеса

Посмотреть на атом. Игорь Яминский: «Я видел много мерзавцев по телевизору, но в жизни никогда не встречал»

Сказ о пружине. Или Как на «Ижмаше» новую технологию внедряли

Как продавать точки. Квантовые. Максим Вакштейн: «Самый нановый продукт из всех нанопродуктов»

Маленькие холодильники летят на Марс. Геннадий Громов: «Если ты живешь спокойно, тебя в любой момент могут раскусить»

×
Понравилась публикация? Вы можете поблагодарить автора.

Авторизуйтесь для оставления комментариев


OpedID
Авторизация РР
E-mail
Пароль
помнить меня
напомнить пароль
Если нет — зарегистрируйтесь
Мы считаем, что общение реальных людей эффективней и интересней мнения анонимных пользователей. Поэтому оставлять комментарии к статьям могут посетители, представившиеся нам и нашим читателям.


Зарегистрироваться
Yandex tellroman 21 марта 2012
"— На начальном этапе примерно сто пятьдесят. При общем объеме инвестиций около миллиарда рублей. То есть получается, что на первом этапе одно такое рабочее место будет стоить… Давайте посчитаем, — любящий абсолютную точность Сиднев достает смартфон и считает:

— Ух ты, какое интересное число получилось — 666 тысяч рублей. На самом деле — 666 666 рублей и 66 копеек…"

Что-то ошибочка... 1.000.000.000/150=6.666.666,66
Итого, в десять раз больше, чем у вас в статье указано. Очень надеюсь, что это не Виктора Владимировича ошибка.

А за статью спасибо. Интересная.
Новости, тренды








все репортажи
reporter@expert.ru, (495) 609-66-74

© 2006—2013 «Русский Репортёр»

Дизайн: Игорь Зеленов (ZOLOTOgroup), Надежда Кузина, Михаил Селезнёв

Программирование: Алексей Горбачев ("Эксперт РА"), верстка: Алла Парфирьева

Пользовательское соглашение